Сегодня необычные экскурсии по петербургу очень популярны. Особенно, если они связанны с историческими событиями.
Поздней осенью 1885 г. финноязычная питерская газета «Инкери писала: «Все же сюда из Финляндии, как и из других мест, прибывает новая рабочая сила. Нынешние таможенные правила в торговле между Финляндией и Россией заметным образом содействуют притоку работников. Мужчины и женщины, владеющие специальностью или совсем ее не имеющие, в последнее время толпами хлынули в поисках «работы, хлеба и хорошего места в господских домах» .
В те времена — 1860-1880-е гг.- миграция из Финляндии в Россию достигла своего пика. У этого явления была, тем не менее, своя долгая, растянувшаяся на многие поколения, история. В Россию не всегда стремились попасть добровольно, многие оказывались здесь, уступая жизненным обстоятельствам. Ранние примеры были связаны, как правило, с войнами, которые порождали хаос, и с лишениями, вызванными сменой правителей.
Первая значительная миграция, получившая массовый характер, имела место в ХVII столетии, когда Швеция результате продолжительных военных операций овладела ингерманландскими землями на южном и восточном побережье Финского залива. С Карельского перешейка, из Саво и из других районов Финляндии крестьяне — по собственной инициативе и под давлением властей — стали перебираться в Ингерманландию. Деревни в ходе военных действий были опустошены, и русские силой заставляли жителей покидать родные места. Православное население Ингерманландии бежало в Россию от жесткой религиозной политики, проводившейся Швецией.
Принимая во внимание условия жизни того времени и состояние путей сообщения, миграцию финнов в Ингерманландию следует рассматривать как значительный по своим масштабам исход населения на новые места проживания. Эта миграция происходила столь быстро, что к концу ХУН в. пришельцы из Финляндии составляли уже около 45 000 человек — почти три четверти всех жителей региона.
Подобный процесс имел место и севернее — в районах, находившихся под властью Швеции. В течение ХУН в. из Северной Приграничной и Ладожской Карелии в Россию бежало от военных действий, налогов и религиозного преследования свыше 30000 человек — более половины карельского православного населения. Подавляющая часть беженцев прошла с домашним скарбом и живностью сотни километров в районы Твери и Вологды. Вдоль реки Кемь беженцы уходили также на север — вплоть до беломорского побережья. В результате этого процесса оказалось, что в 1670-х п. по крайней мере, треть жителей западного Беломорья происходила из Саво, Северной Приботнии и западной Финляндии.
С наступлением XVIH в. между Швецией и Россией вновь начались военные столкновения. В самом начале Северной войны Петр 1 распорядился воздвигнуть город в устье завоеванной Невы вблизи от ингерманландских деревень и разрушенного Ниеншанца. Строительство одноименного Петру 1 города на илистых берегах Невы, на островах и комариных болотах представляло собой тяжелейший труд, на который сгонялись работники из других районов России, не говоря уже о близлежащей Ингерманландии. На возведение города отправлялись также тысячи военнопленных и гражданских лиц, захваченных Россией в ходе военных действий в Финляндии. В период русской оккупации, известной как «большое лихолетье», финны юго-восточной Финляндии, проживавшие на территории, простиравшейся вплоть до Саво, вынуждены были нести трудовую повинность по строительству Петербурга. После двадцатилетнего мирного периода Россия вновь оккупировала Финляндию в ходе очередной войны 1741-1743 ГГ., известной как «малое лихолетье», и отправка пленных на работы в Петербург возобновилась.
Наиболее регулярные связи финнов с Петербургом установились после присоединения к России т. н. Старой Финляндии, которая по условиям мирного договора 1721 и 1743 п. охватывала территорию юго-восточных районов страны — от Пюхтя до Суоярви. Торговля и хозяйственная жизнь этого региона начала разворачиваться в сторону российской столицы. Крестьяне Старой Финляндии, не говоря уже о купцах, находились в постоянном контакте с городом на Неве.
Все это привело к тому, что неуклонно возраставшее количество обывателей «русской Финляндии» стало перебираться на постоянное жительство в Петербург и в другие районы России. Отмечалось появление и некоторого числа жителей из шведской Финляндии. Воображения своими масштабами миграция пока не потрясала. И все же два столичных прихода — финский и шведский — насчитывали вначале XIX в. уже около 5000 человек . Ориентация финнов на Санкт-Петербург начиналась с весьма скромного уровня. Российская столица, тем не менее, предоставляла населению Старой Финляндии возможность и стимулы для добровольного переселения, равно как и для регулярного ее посещения. Постепенно Петербург, в котором уже с момента его основания имелись финно- и шведоязычные обитатели, сформировался как важнейший центр финской миграции на территории России.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *