А вот какую запись сделал Лева в своем дневнике вечером, 21 июня 1941 года:

«…По моим расчетам, если я действительно был прав в своих рассуждениях, то есть если Германия готовится напасть на нас, война должна вспыхнуть в ближайшие числа этого месяца или же в первых числах июля… Откровенно говоря, теперь, в последние дни, просыпаясь по утрам, я спрашиваю себя: а может быть, в этот момент на границе уже грянули первые залпы? Теперь можно ожидать начала войны со дня на день…»

 

Как видите, точность предсказаний такова, что в нее даже трудно поверить. Так что можно понять депутата немецкого бундестага, который в начале 90-х годов XX века заявил, что русские сочинили легенду, «будто некий школьник в своем дневнике еще до войны изложил в подробностях план “Барбаросса” и предрек Гитлеру поражение!»

Однако дневники подлинные. И школьник действительно обладал феноменальным даром аналитика, записав 12 июля 1941 года, что Америка вступит в войну только тогда, когда ее вынудят, поскольку «американцы больше любят делать оружие, тратить время на рассмотрение законов, чем воевать».

А 27 июля 1941 года прекратил что-либо записывать – слишком страшной ему самому показалась правда, которую он напророчил. Он перестал писать и начал действовать.

Больной туберкулезом, с плохим зрением, Федотов добровольцем ушел на фронт и не дожил до предсказанной им Победы. Он погиб в бою под Тулой 25 июля 1943 года. Такой оказалась жизнь «Нострадамуса ХХ века», как его иногда называют.

Но откуда Лева знал то, во что отказывался верить даже сам вождь всех народов, живший неподалеку от него, через Москву-реку, в Кремле?

Толком никто не знает. А у самого Льва Федотова уже не спросишь. Остаются одни догадки.

 

К сказанному остается добавить, что феномену Льва Федотова был посвящен вышедший в 1986 году полнометражный документальный фильм «Соло трубы», ставший сенсацией (режиссер Александр Иванкин). Он основан на тех самых дневниках, которые в свое время передала сценаристу Льву Моисеевичу Рошалю мать Левы Агриппина Николаевна.

Она умерла на следующий год, перед смертью в устной форме завещав передать дневники сына его лучшему другу Михаилу Коршунову – тому самому, с которым он сидел за одной партой. Потом эти дневники были опубликованы в журнале «Дружба народов».

Ими заинтересовались историки, медики, психологи. Возможно, ученые сделают еще не одну попытку объяснить прогностическое чутье Левы Федотова.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *