А вот позади и выпускной бал в гимназии. Надо было думать, где и в какой поступать университет. Поколебавшись немного, Сергей решил ехать в Европу, в Берлин. Поскольку немецким он владел в совершенстве, проблем с учебой в Германии быть не должно.

Тем более, что бабушкина знакомая дала Сергею рекомендательное письмо к знаменитому профессору Иоханну Коху. Так что в 1933 году Вронский без каких бы то ни было стал студентом медицинского факультета Берлинского университета.

Осмотревшись, он, возможно, и пожалел, что приехал именно в Германию, – в стране набирали силу национал-социалисты. С другой стороны, возможно, Вронский остался в Германии вполне сознательно. Дело в том, что он вступил в партию немецких коммунистов. Причем рекомендации ему дали Рихард Зорге и Вилис Лацис. Вероятно, в это время он начал и карьеру разведчика, работавшего на Страну Советов.

Когда и при каких обстоятельствах советским разведчикам удалось завербовать человека, семья которого была расстреляна красноармейцами, Вронский никогда никому не рассказывал. Но факт остается фактом: он начал сотрудничать с советской разведкой, и, вероятно, именно по заданию своих кураторов принял участие в конкурсе на поступление в уникальное учебное и одновременно исследовательское заведение – Биорадиологический институт. Здесь готовили экстрасенсов-целителей для верхушки Третьего рейха; попавшему туда была обеспечена головокружительная карьера.

Но и конкурс был огромный – из 300 претендентов отобрали лишь десяток. Причем пройти отбор не помогали ни связи, ни деньги. Имели значение только личные способности претендентов и… их гороскопы. Именно по ним преподаватели «учебного заведения № 25» – так для пущей секретности именовался институт в служебной переписке – решали, имеется ли у кандидатов необходимый потенциал.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *