Будучи еще подростком, он начал путешествовать с твердым намерением найти учителей, которые бы могли обучить его таким сверхумениям. Успенский и другие ученики Гурджиева были уверены, что Георгий Иванович в конце концов добился своего, но как и где – оставалось для всех тайной.

Даже в разговоре с Успенским он говорил загадками, упоминая в своих рассказах «тибетские монастыри, Читрал, Монт-Атос – священную гору Афон, школы Суфи в Персии, Бухаре и Восточном Туркестане; он также упоминал дервишей различных орденов, но обо всем этом он говорил очень неопределенно».

Джон Бенне в своей книге «Гурджиев: Великая Загадка» упоминает о том, что Гурджиев, будучи уроженцем Кавказа, пребывал в уверенности, что это место до сих пор является хранилищем древней потаенной мудрости, уходящей своими корнями на 4000 лет назад.

Так или иначе, он пустился в поиски эзотерического знания, продолжавшиеся более 20 лет, в результате которых он якобы обнаружил «практические, действенные методы, с помощью которых человек смог бы контролировать высокую материю», что необходимо для его духовных и физических изменений.

В 1912 году Гурджиев вернулся в Россию и поселился в Москве. Он решил организовать школу восточных танцев, намекая, что обучился этому искусству у дервишей.

В основу своего учения он взял также кое-что из буддизма и христианства. Но на 90 процентов его учение основывалось на его личной философии. «Впечатление от общения с Гуржиевым было очень сильным, – вспоминали очевидцы. – Это был гипноз невероятной силы и власти…»

Странными были и танцы, которые он ставил со своими учениками. Он наряжал их в белые костюмы, заставлял делать движения с жестами, отдаленно напоминающими индийские танцы.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *