Говорят, достоверность полученных результатов достигала поразительных величин – от 60 до 90 %! При этом, как оказалось, на работу экстрасенсов не влияли ни фазы Луны, ни расположение иных небесных светил, ни время или расстояние до объекта исследования. Главными факторами были здоровье ясновидящих, их настрой и совместимость с объектом.

В ходе экспериментов, длившихся с 1987 по 1991 год, Виктор Балашов не только «считывал» информацию, но и описывал ощущения, которые возникали у него при работе. Например, иногда к экстрасенсу приходила информация особого рода, не имеющая отношения к личности того или иного человека. Во время одного из сеансов Балашов увидел схему сложного прибора и сумел точно указать, где в нем неполадка. Людей он воспринимал как целостные образы, описывал не только, как выглядит тот или иной человек, но и состояние его здоровья, его психологический настрой…

А об одном случае он до сих пор вспоминает особо. За несколько дней до XIX партконференции, проходившей, как известно, в Москве, его пригласили в КГБ СССР и показали фотографии двух самодельных взрывных устройств с часовыми механизмами. И то и другое нашли в метро пассажиры. По чистой случайности обе бомбы нашли раньше, чем они взорвались, их удалось обезвредить. Но кто их подложил? Где ждать трагедии завтра?

Ответы на эти вопросы и хотели знать представители спецслужб.

– Прежде всего меня спросили, – вспоминал Виктор Балашов, – могу ли я указать, где были изготовлены бомбы. Я «увидел» как бы сарай из белого кирпича на окраине Москвы. Если ехать по Ярославской дороге, то по правую руку, не доезжая до первой станции. Моих собеседников также интересовал вопрос, кто подбросил бомбы, как выглядели террористы. Их я «увидел» тоже без труда. Особого труда в этом деле, собственно говоря, и нет. «Картинка» либо приходит, либо не приходит. Здесь она пошла, и я смог подробно описать тех, кто подложил бомбы в метро. Оба молодые, но один постарше. Тот, что старше, крепкого, спортивного типа парень в куртке.

Другой, совсем молоденький, поменьше ростом, круглолицый. Когда я давал их словесные портреты, один из моих собеседников воскликнул:

– Так вы же описываете тех, кто принес эти бомбы!

Я возразил:

– Вы просили меня назвать тех, кто бомбы подбросил. О них я и говорю.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *