Затем по протекции самого Н.С. Хрущева Вронский попал в Звездный городок, консультантом. К тому времени он уже разработал систему благоприятных и неблагоприятных периодов на основе биоритмов человека. А по личной просьбе он иногда также составлял гороскопы для обитателей Звездного городка.

Именно тогда он предсказал, что день 27 марта 1968 года в личном гороскопе Юрия Гагарина значится как «трижды неблагоприятный». Все составляющие биоритмов сходились на критической отметке. Но Юрий Алексеевич все же полетел. И не вернулся…

Настаивал астролог и на перенесении даты операции Сергею Павловичу Королеву. Этот день был крайне нежелательным для хирургического вмешательства, но его не послушались. Королев не дожил до конца операции.

Там же, в Звездном городке, Вронский обучал желающих составлению гороскопов. Одной из самых прилежных учениц оказалась его будущая жена, Лиана Жукова.

С приходом к власти Андропова С.А. Вронский смог преподавать в Институте усовершенствования партийных работников. В 1992 году Вронский вновь поселился в родной Риге. Он читал много лекций, которые имели ошеломляющий успех, составлял гороскопы для газеты «Московский комсомолец», написал книгу «Астрология – наука или суеверие?», принесшую ему широкую известность.

В работе «Гороскоп для Евы», вышедшей в начале 90-х годов, Вронский предсказал распад СССР, а также затяжные военные действия на Кавказе.

К нему потянулись журналисты, желавшие получить интервью у человека весьма необычной судьбы. Сергей Алексеевич до последних дней оставался в здравом уме и ясной памяти, помнил многие подробности и был интересным собеседником. Но рассказывал лишь то, что считал нужным, оставляя в своей биографии множество белых пятен. Он говорил, что сможет рассказать всю правду о своем пребывании в Германии только после 1995 года, но так и не рассказал.

А в одном из интервью он вообще заявил, что «посвящен в великую тайну, но должен унести ее с собой». Некоторые исследователи считают, что тайной была его причастность к одной из масонских лож – тайному обществу, мечтавшему установить свой миропорядок. Говорят, что в масонскую ложу Вронского вовлек самый близкий ему в Германии человек – Рудольф Гесс, который сам был членом этого общества.

Насколько верны эти предположения, сказать сложно. Только сам Вронский мог пролить свет на самые таинственные эпизоды своей жизни. Но, как и обещал, Сергей Алексеевич унес великую тайну с собой. Он умер 10 января 1998 года, оставив потомкам увесистую рукопись своей «Классической астрологии» и ощущение, что он еще об очень многом так и не рассказал.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *