Свое прозвище Распутин, которое впоследствии заменило ему фамилию Новых, он получил еще в молодости за свой беспутный нрав. Впрочем, и фамилия Новых, как полагают некоторые исследователи, тоже не была настоящей. Дело в том, что отец Григория, безземельный крестьянин, потомственный почтовый ямщик Евфимий Вилкин, то ли пропил, то ли по пьяному делу не уследил, как у него украли пристяжную. За «растрату казенного имущества» ему дали год заключения, а когда он вышел из тюрьмы, то его место на почте оказалось занятым.

Не найдя другой работы, Вилкин подался на поселение в Тобольскую губернии (ныне Тюменская область). Крестьяне-переселенцы, не зная его фамилии, часто называли его «Ефимий из новых». И тот, чтобы окончательно порвать с прошлым, не числиться среди арестантов, при первой же регистрации переселенцев записался как Ефимий Новых, получив на новую фамилию соответствующий документ.

Сын его Григорий в детстве ничем не отличался от других детей, разве только своей болезненностью. Тем не менее, несмотря на слабое здоровье, он, как и другие крестьянские дети, пас скот, был извозчиком, ловил рыбу, помогал отцу убирать урожай.

Поскольку в его родном селе школы не было, Григорий долго был неграмотен и читать-писать научился лишь к тридцати годам. А вот дар прорицания открылся, по рассказам односельчан, у него уже в 12 лет, когда он помог крестьянам найти вора. Так Григорий приобрел репутацию местного пророка.

Занимался он и знахарством, излечивая деревенский люд с помощью трав и приговоров.

В девятнадцать лет Григория, по обычаям того времени, женили. Звали его жену Прасковья. У них родилось четверо детей, один из которых вскоре умер.

Казалось бы, Распутина ждала обычная крестьянская жизнь. Однако самого Григория она вовсе не устраивала. Он потом рассказывал, что судьба его переменилась после того, как однажды во время пахоты ему «было видение». И он решил совершить паломничество к святым местам на горе Афон.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *