Однако насладиться триумфом Гарри не пришлось. Первая мировая война требовала все бóльшие порции «пушечного мяса». И Штайншнайдера загребли в армию. Не помогли ни симуляция временного душевного расстройства, ни имитация потери памяти.

Но плутовской дар выручает даже в окопах. Поразительное совпадение: рядовому Штайншнайдеру и ефрейтору Шикльгруберу, с которым их свела судьба в одной траншее, вдруг приходит на ум одна и та же мысль!

Не хотелось бы огорчать тебя, Хуго, – однажды заметил теперь уже снова Герман, не Гарри, своему однополчанину, – но боюсь, что с твоим стариком что-то неладно…

И в самом деле, вскоре на передовой появился почтальон, и Хуго получил письмо от сестры, в котором сообщалось, что отец подхватил «испанку» – тяжелейший грипп.

А немного позднее Герман поздравил ротного командира с рождением сына. И снова попал в точку – подтверждение предсказания пришло со следующей почтой.

Ларчик и тут открывался просто. Трюк, к которому на сей раз прибег мошенник, был прост, как мычание. Узнав, что все письма проходят через военную цензуру, он подольстился к фельдфебелю, ведавшему перлюстрацией, и взялся «по дружбе» помогать ему распечатывать, а потом вновь заклеивать конверты. Понятное дело, содержание писем тоже становилось ему известно.

Тем не менее слава о «пророчествах» Штайншнайдера стала распространяться по окопам, дошла и до начальства. А такому человеку, естественно, не место на передовой.

Вскоре он стал своим человеком в штабах. С ним иной раз – все-таки венская знаменитость! – советовались даже генералы. И когда под Перемышлем произошло чудо – австрийские батальоны одержали победу – сам командующий вручил Герману именные часы и командировочное предписание – «направляется в распоряжение главного штаба».

Так телепат снова оказался в Вене. Его имя – а теперь он звался Эрик Ян Ганнусен – у всех на устах. Теперь он говорил, что корни его предков восходят к скандинавским викингам, которые владели искусством древней магии.

Особенно потряс представителей высшего света трюк с иголкой, которую он ухитрился подложить в театральный ридикюль эрцгерцогини фон Габсбург и, конечно, там же и «нашел». Больше всех была поражена сама принцесса, которая тут же взяла «необыкновенного мага» под высочайшее покровительство царствующего дома.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *