Поначалу ему везло: пули, осколки обходили его стороной. Зато под Курской дугой, за пять дней до начала великой битвы, его зацепило основательно – осколок попал в бедро. Группа разведчиков ночью напоролась на ограждение, сработала сигнализация, тут и началось светопреставление… Все пятеро разведчиков были ранены и оказались на нейтральной полосе: с одной стороны к ним подбирались немцы, с другой – спешили наши санитарки. Девчата успели первыми. Они вытащили раненых к своим.

Балашова наскоро прооперировали в полевом госпитале и отправили в тыл для дальнейшего лечения. Санитарный поезд несколько раз попадал под бомбежку, во время которой таким как Виктор, неходячим раненым, оставалось лишь прислушиваться к свисту падающих бомб и гадать: попадет или промажет…

Вот тогда, наверное, в нем и стал просыпаться дар предвидения.

Потом скитания по госпиталям. Сначала попал в Рязань, оттуда в Свердловск, потом еще дальше – в Красноярск… Ранение оказалось весьма серьезным, так что Виктор Балашов закончил войну досрочно, в 1944 году. Кавалер двух орденов Красной Звезды, орденов «Знак Почета» и Отечественной войны стал инвалидом, передвигался лишь с помощью костылей. Правда, врачи обнадежили: организм крепкий, со временем пойдешь и самостоятельно…

 

Он вернулся в Москву и стал искать посильную работу. Знакомые уговорили Виктора попробовать свои силы в студии-мастерской на Всесоюзном радио. Набор уже закончился, но для Балашова, как для инвалида войны, сделали исключение. Так он стал коллегой знаменитого Левитана.

День Победы, как и многие, встретил со слезами на глазах – отец так и не вернулся с фронта. «Но все мы были уверены: раз победили в такой страшной войне, впереди нас ждет жизнь счастливая и удивительная», – вспоминал он.

В 1947 году его позвали на телевидение. Работа показалась скучной: объявил начало кинофильма – и полтора часа жди его окончания…

Тогда Александр Николаевич Степанов, старейший диктор Центрального телевидения и замечательный режиссер, дал Виктору дельный совет: «Ты поезжай в провинцию. Людей там не хватает, так что будешь один за всех – и диктор, и режиссер, и монтажер…»

«Меня пригласили сразу три города: Владивосток, Хабаровск и Магадан. Я выбрал Владивосток, – вспоминал Балашов. – Романтика! Море! Бухта Золотой Рог! Там на телевидении я все делал сам. Записывал репортажи, сам монтировал свои материалы. Короче, учился, учился и еще раз учился мастерству с микрофоном в руках».




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *