Как и другие дети семейства, Сережа рос под присмотром нескольких гувернанток-иностранок, которые общались с ним на французском, английском, немецком языках. Его отец по долгу службы знал 42 языка, так что мальчику было с кого брать пример. И к пяти годам освоил уже пять языков, впоследствии к ним добавилось еще семь.

Семейная идиллия пошатнулась в октябре 1917 года. Какое-то время Вронские еще надеялись на восстановление старых порядков, а потом засобирались за границу. Но опоздали. В один далеко не самый счастливый день 1920 года биологические циклы всего семейства разом прервал отряд красноармейцев под командованием Якова Яворского. Они ворвались в дом, где шли приготовления к отъезду. И хотя глава семейства предъявил разрешение на выезд за подписью самого Ленина, всех, кто находился в доме, тут же расстреляли без суда и следствия. Так погибли отец, мать, братья, сестры Сережи и… пятилетний сын бонны-итальянки. Сам Сергей вместе с бонной в этот момент гулял в саду.

Бонна Амелита Вазарини, видевшая разыгравшуюся трагедию, укрылась вместе с мальчиком у соседей и при первой же возможности выехала за границу. Вместе с собой она увезла по документам погибшего сына маленького Сережу.

В Париже в то время уже жили многие русские аристократы, которые хорошо знали старшего Вронского. Они помогли Амалии и ребенку пережить трудные времена. А через два года Сережу сначала разыскал дед с отцовской стороны, а вскоре из далекой Америки прибыла и бабушка с материнской стороны. Она забрала внука к себе, всячески отблагодарила бонну за ее подвиг и поехала опять-таки в Ригу, которая к тому времени вышла из-под советской опеки.

Бабушка много внимания уделяла воспитанию любимого внука, передала ему многое из того, что знала сама. А познания ее были уникальны. Черногорская княгиня по происхождению, получившая великолепное образование в Германии и Франции, она знала несколько языков и славилась удивительной эрудицией. Более того, поскольку она происходила из старинного рода, в котором были ясновидящие и целители, она и сама владела искусством гипноза, составляла гороскопы, неплохо разбиралась в рецептах и методиках нетрадиционной медицины.

Так что не стоит удивляться тому, что мальчик играючи не только осваивал многочисленные иностранные языки, но и поднаторел в редком тогда уже искусстве астролога. А вот в престижной Миллеровской частной гимназии в Риге учился без особого энтузиазма, предпочитая вместо уроков заниматься борьбой, боксом, теннисом, автогонками. Кроме того, был музыкален, играл на фортепиано и аккордеоне и, говорят, даже недурно пел. И довершение всех талантов прекрасно танцевал, не раз получал призы на балах и конкурсах. А в 17 лет еще и с отличием закончил авиашколу в Инсбруке (Австрия).




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *