Тем, что литература заполучила Марка Твена, мы обязаны Миссисипи. Нет, я не собираюсь утверждать, что не будь этой великой реки, он не стал бы великим писателем. Но факт остается фактом: именно Миссисипи подарила своему бывшему лоцману литературный псевдоним. Как вспоминал впоследствии сам писатель, «Mark twain» – (отметь два) – ходовой лоцманский термин, означавший, что глубина достигает в данном месте двух морских саженей (около четырех метров). И, стало быть, пароход может безопасно следовать своим курсом.

Когда Марк Твен отправился в самостоятельное плавание, он тоже старался придерживаться глубокой воды.

Миссисипи же подарила писателю многие сюжеты его произведений. А Самюэль Клеменс, став Марком Твеном, пересказал эти сюжеты нам. Вспомните «Старые времена на Миссисипи», «Приключения Тома Сойера», «Приключения Гекльберри Финна» – во всех этих и некоторых других произведениях наряду с людьми одним из главных персонажей является и Река.

«Вся современная американская литература вышла из одной книги Марка Твена, которая называется “Гекльберри Финн”. Это лучшая наша книга… Ничего подобного до нее не было. Ничего равного не написано до сих пор», – так определил роль бывшего речного лоцмана Эрнест Хемингуэй.

Но прежде чем стать лоцманом американской литературы, Самюэль Клеменс прожил долгую, богатую событиями жизнь.

Прежде всего, конечно, он родился. Произошло это 30 ноября 1835 года в штате Миссури, в деревне Флорида. Деревушка, несмотря на громкое название, была столь крошечной, что Твен позднее шутил: «Родившись, я увеличил население Флориды на целый процент…»

Четыре года спустя Клеменсы переехали в городок Ганнибал на реке Миссисипи. Тот самый городок, который известен всем читателям Твена под именем Сент-Дитерсберга.

В двенадцать лет Сэм Клеменс потерял отца, был вынужден бросить школу и поступил «за одежду и стол» в местную газету мальчиком на побегушках, то есть курьером. Здесь он приучился читать и даже опубликовал свои первые литературные опыты.

Шесть лет спустя, в 1853 году, Клеменс покинул родные места и пошел «в люди». Работая наборщиком в типографиях на отдельных разовых заказах, он за четыре года повидал крупнейшие промышленные и культурные центры своей страны – Нью-Йорк, Филадельфию, Вашингтон…

Еще несколько лет спустя Клеменс стал учеником лоцмана на Миссисипи. Затем он был «рудокопом в копях Невады, – вспоминал сам писатель, – потом газетным репортерам, потом золотоискателем в Калифорнии; потом газетчикам в Сан-Франциско, потом специальным корреспондентом на Сандвичевых островах; потом разъездным корреспондентом в Европе и на Востоке, потом носителем факела просвещения на лекторских подмостках, и, наконец, я стал книжным писакой и непоколебимым столпом среди других столпов Новой Англии».




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *