История поиска старинных монет кладоискателем из Улан-Удэ

История поиска старинных монет кладоискателем из Улан-Удэ

41
0

В наше время поиск кладов представляется занятием, скорее, из области фантастики, нежели реальности. Но азарт у кладоискателей всегда присутствует в настроении.

У многих оно ассоциируется с удивительными приключениями а-ля «Остров сокровищ» или «Пираты Карибского моря» и лишь у некоторых — с терпеливым хождением по горам и долам в охоте за артефактами. А именно этим и занимаются люди, которые живут рядом с нами, но редко раскрывают себя, ведь закон не на их стороне. Корреспондент «МК в Бурятии» случайно узнал о том, что Андрей (имя изменено) — кладоискатель и анонимно расспросил его обо всех нюансах столь сложного дела.

История кладоискательства Бурятии в его современном виде берет свой отсчет с «нулевых» годов, когда у нас стали появляться более продвинутые специализированные приборы. Они не только показывают наличие металла под землей или водой, но и определяют его тип — черный или цветной, а также глубину залегания и примерный размер. «Любительские» модели обходятся примерно в 12 тыс. рублей, более-менее «продвинутые» — в 35, а «профессиональные» — ориентировочно в 50-60. Плюс различные катушки и желательно личный транспорт. Удовольствие недешевое и непередаваемое. Но все зависит от цели.

Те, кто практикуют приборный поиск, делятся на три категории. Первые делают это для души, например, когда отдыхают на природе в свободное время. Вторые — из интереса, с более серьезным подходом и подготовкой, но без особого фанатизма (к ним, по собственному признанию, относится наш герой). Ну а третьи — ради денег: живут в полях весь сезон и выживают благодаря продаже находок — своего «хлеба».

Если каждый охотник желает знать, где сидит фазан, то каждый искатель — где лежит клад. Однако находит его — случайно или намеренно — далеко не всякий, по крайней мере, в каноническом виде. Здоровенные сундуки с золотыми слитками мой собеседник не откапывал ни разу за все время своей практики. А вот иные любопытные вещи «поднимал» не раз. Среди них — монеты номиналом 20 копеек времен царствования Екатерины II 1774 года выпуска, а также 10 копеек времен Николая II 1917 года, когда российский император был расстрелян вместе со своей семьей. Они представляют не столько материальный, сколько коллекционный интерес, покупаясь, продаваясь и вымениваясь нумизматами.

Самой же частой находкой являются монеты регулярного чекана, так называемая «ходячка» разных периодов — от средних веков до «ранних советов», которая выпускалась миллионными тиражами. Интереса для государства «ходячка» не представляет, смысла в сдаче тоже не имеет, — поясняет собеседник. — Реже попадаются раритетные дензнаки, имеющие ограниченный выпуск или какие-либо особенности и, следовательно, большую стоимость. В нашем регионе встречаются и китайские монеты — как правило, с квадратным отверстием посередине и надписями в виде иероглифов. В основном особой ценности они не имеют. Но встречаются и любопытные экземпляры, стоящие несколько тысяч долларов на заграничных аукционах и, как бы парадоксально ни звучало, всего несколько сотен рублей в России.

Для каждого любителя приборного поиска вожделенна «сибирская монета» с изображением соболей, которая чеканилась в Сузунском монетном дворе с 1766-го по 1781 годы, находилась в обращении от города Тары на западе до Камчатки на востоке и не признавалась в европейской части России. Помимо этого Андрею и «коллегам по цеху» доводилось находить медали, нагрудные знаки, гербовые пряжки и пуговицы, элементы украшений. Когда улыбается удача, обнаруживаются предметы и за десятки и сотни тысяч рублей. Их, как правило, приобретают более обеспеченные коллекционеры. Но это большая редкость.

Поскольку старинные монетки и вещицы — ресурс невозобновляемый, наиболее интересные артефакты — у первопроходцев. Как говорится, кто первый встал, того и тапки. Кладов все меньше и меньше, а искателей все больше и больше. Сколько их, работающих поодиночке и группами, на нашу республику — доподлинно неизвестно. Но по паре человек есть чуть ли не в каждом селе тех районов, куда ездят наш герой и его товарищи, совместно обследовавших почти всю «таежную, озерную, степную».

Сложно выделять среди этих территорий самые богатые и самые бедные на находки, да и стоит ли сдавать явки и пароли? Но начинающие кладоискатели традиционно едут в Иволгинскую долину. Трудно поверить, но в 19-м — начале 20 века она была густо заселена. Там находилось множество бурятских улусов и русских деревень, которых уже не существует. Здесь жили люди, оставившие после себя много интересного.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.