Как проходит день кладоискателя, личная история

Как проходит день кладоискателя, личная история

50
0

Преодолели 220 км и оказались в поле на заброшенной дороге к барскому дому в надежде найти сокровища тихвинского купца — начало исторического детектива. А ведь события непредвиденные всегда завораживают.

История

Полдень. Ноги в резиновых сапогах, дождевик застегнут на все пуговицы. Автобус рейсом «Санкт-Петербург — Тихвин» отъезжает от остановки. «Ну что же, обратного пути нет, — думаю я, — чувствую, меня ждут приключения!» Через четыре часа звоню кладоискателю Максиму сообщить, что приехала и уже ожидаю его в Тихвине. За полчаса мы доезжаем до деревни, на месте которой раньше находилась дорога на большой двор барского дома. «Перед тем как отправиться на раскопки, мы тщательно изучаем историю местности, сверяемся с современными картами и таким образом определяем координаты, где искать отголоски прошлого», — поясняет кладоискатель.

«Приехали! Бери инструменты и пошли», — командует Александр, коллега Максима по поиску кладов. В правой руке — металлоискатель, в левой — лопата, из кармана торчат перчатки — это все, что необходимо для раскопок.

Металлоискатель представляет собой устройство, состоящее из катушки, штанги, блока управления, кабеля и подлокотника. Определить, как близко мы от находки, помогают звуковое оповещение и дисплей, на котором отображаются показатель глубины, шкала дискриминации, служащая для определения типа металла, и цифровой идентификатор. Если на экране появляется отрицательное значение, то под нами черный металл (железо и его сплавы), а если положительное — цветной (все остальные).

Принцип работы устройства относительно прост: прибор создает электромагнитное поле, которое проникает в землю. Металлические объекты вызывают изменение этого поля, так как они обладают высокой электропроводностью. Когда устройство обнаруживает воздействие, оно посылает сигнал на блок управления. Многие детекторы способны определить размер, форму и состав металлических объектов, находящихся в слоях почвы под катушкой. Как правило, чем больше размер предмета, тем легче его обнаружить. Важно, что успех поиска зависит и от того, как мы держим металлодетектор. Нужно представить, что прибор — это продолжение нашей руки. Он должен образовывать с конечностью прямую линию, а локоть следует держать немного выше подлокотника. Наклоняться не стоит: поиски занимают несколько часов, поэтому вам должно быть комфортно вести устройство.

Беру детектор согласно инструктажу и следую за моими проводниками. Мы проходим по узкой дорожке, преодолевая густые заросли, раздвигая руками ветви берез. Тропинки расходятся, Александр идет направо, мы налево. Тут цифры на дисплее моего металлоискателя начинают резко увеличиваться. Гробовую тишину природы нарушают сигналы наших устройств. Прерывистый звук «пип-пип-пип» означает, что ничего нет, идем дальше. Но сигнал становится громче и вдвойне неприятнее: «Пииип-пиип-пиип-пип-пип». Что-то есть! Я в предвкушении: «Ура! Сейчас разбогатеем!» Начинаем копать: вырезаем в дерне квадрат 20 на 20 см, переворачиваем его и перебираем землю руками, водим устройством по кучке земли — писк продолжается. Раскопали! Вот оно — первое сокровище — крышка от пивной бутылки. Кладоискатели называют такие предметы «бухарской монетой» и добавляют, что если она будет твоей первой находкой, то это хороший знак, дальше ты точно раскопаешь что-то стоящее.

На местности, которую мы исследуем, действительно возможно найти ценные артефакты, так как на этих землях жили зажиточные крестьяне. В период раскулачивания жители деревень прятали ценности под землю, надеясь, что они вернутся за ними, когда политическое напряжение спадет.

Закопали лунку и идем дальше. Металлоискатель пищит так сильно, что, кажется, линзы моих очков сейчас лопнут. Копаем, на этот раз снова «бухарская монета». За 40 минут тщательных поисков мы собрали шесть пивных крышек и три алюминиевые проволоки. «Ну что ж, здесь искать нечего, разворачиваемся и идем на поле», — говорит Максим.

Мы продолжаем путь. Результат при поиске кладов зависит от внимательности. Важно идти мелкими шагами и медленно проводить катушкой влево, затем вправо, как будто повторяя движение стеклоочистителей на лобовом стекле автомобиля. Расстояние между землей и катушкой должно быть постоянным, чтобы избежать изменения глубины поиска и появления посторонних звуков.

Дошли. Перед нами осеннее вспаханное поле. «Как здесь возможно что-то найти? Наверное, давно уже все обнаружили, когда землю обрабатывали», — думаю я.

Все не так просто: вспаханные поля для кладоискателей — разрешенное место для раскопов по закону. В силу изменений УК РФ в 2013 году искать, а тем более изымать без специального разрешения археологические предметы запрещено, если при этом нарушается культурный слой. Им считается слой в земле или под водой, содержащий следы существования человека, время возникновения которых превышает 100 лет. За нелегальные раскопки, повреждающие культурный слой, копателям грозит штраф в размере до 500 тысяч рублей или лишение свободы на срок до 2 лет. За те же действия, но с применением металлоискателя — штраф в 1 миллион рублей или лишение свободы на 6 лет.

Покрутившись на месте минут десять, мы находим конину — элемент конской упряжи, на вид относящийся ближе к середине XX века. К сожалению, кладоискатели не имеют походных лабораторий, в отличие от археологов: определить возраст находки возможно только по внешнему виду. Если речь идет о монетах, их ценность позже узнают по специализированным каталогам, в которых указана не только стоимость по годам, но и по разновидностям и возможным перечеканкам.

За 40 минут тщательных поисков мы собрали шесть пивных крышек и три алюминиевые проволоки

Находка открывает в нас второе дыхание, и мы продолжаем поиск. Снова расходимся. Иду через мокрую траву, задумываюсь, но тут разрывающий сигнал, а на экране металлодетектора цифры на шкале дискриминации колеблются от 80 до 99. Я кричу: «Нашла-нашла!» Мне не верят. «У меня показатели до 100 доходят!» — говорю я. «Не может быть, отвлеки ее, наверное, золото. Выкапываем и убегаем», — шутят мои проводники. Вот он, триумфальный момент — жестяная банка. Все смеются. Сказать, что я была разочарована, — ничего не сказать. К этому моменту уже начинает смеркаться и продолжать поиски становится бесполезно. Мы бредем к машине. Внутри меня разгорается дикое желание вернуться и обойти все поле, чтобы найти что-то стоящее.

«Вот так и начинаешь интересоваться раскопками», — подмечает Максим. Оказывается, что его увлечение началось случайно. Он встретил на отдыхе опытного кладоискателя. Разговорились, решили попытать удачу и отправились в ближайшие поля. Как говорится, новичкам везет — в тот же день они наткнулись на интересные находки. До этой встречи Максим занимался охотой, рыбалкой, но с того дня забыл о своих увлечениях и загорелся желанием изучить историю России, узнать, что и где спрятано под землей. Он мог пропасть на несколько дней, уехать за тридевять земель ради раскопок. Правда, после нововведений в законодательстве Максиму, как и многим кладоискателем, пришлось если не полностью отказаться от любимого хобби, то как минимум внимательнее относиться к зонам поиска.

Как законопослушный копатель, Максим теперь предпочитает изучать территории заброшенных колхозов, где ищет советские монеты, значки. Все-таки для кладоискателя важен не столько финансовый результат, сколько процесс. Иногда такие походы завершаются удачей, и тогда перед копателем возникает новая задача — разгадать, когда и кому эта вещь принадлежала. Начинается настоящее расследование: кладоискатель расспрашивает жителей местности, читает большой объем литературы, штудирует справочники и архивы.

Оставить меня без исторического сувенира мои новые друзья не могут и дарят медный пятак Екатерины Великой 1778 года из своей коллекции. Сжимая в руке подарок, прощаюсь с Максимом и Александром и забегаю в автобус. Чувствую, что теперь моими настольными книгами станут каталог монет России и карты Ленинградской области.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.