Парад аутентичного музыкально-театрального искусства Москвы

Парад аутентичного музыкально-театрального искусства Москвы

56
0

Аутентизм в искусстве — ныне мировая мода. Москва со всем своим столичным снобизмом стремится стать центром клавесинных и контратеноровых игр, и пытается опровергнуть истину, что незаслуженно забытых произведений не бывает.
Из всех вывесок нынешнего фестиваля сквозило модное ныне у нас подобострастие ко всему невскому. «Действо» было посвящено грядущему 300-летию Санкт-Петербурга, а его тема сформулирована со всем комизмом угодничества — Москва — колыбель петровских реформ.
Фестиваль юн, но уже сейчас отнюдь не лишен вселенских амбиций, и на самом деле он смотрит гораздо западнее Петербурга. В этом году ему удалось прорубить «форточку» в Европу, и наряду с постоянными действующими лицами из Москвы и Петербурга, в его афише появились имена гостей из Норвегии, Франции и Швейцарии.
По традиции, русским старинным опусам, как ни странно, на фестивале отводится очень скромное место. На сей раз из семнадцати концертов лишь два были отданы отечественным композиторам. На открытии было разыграно вертепное действо «Смерть царя Ирода», которое можно было наблюдать и на одном из предыдущих фестивалей, и ставшая лет пять назад популярной комическая опера Соколовского — Аблесимова «Мельник — колдун, обманщик и сват». В остальном, полная европеизация фестивального репертуара. Музыканты оказались на перекрестке итальянской и немецкой музыки, и изо всех сил соревновались в оживлении, как правило, давно канувших в Лету сочинений придворных композиторов всех мастей, чаще всего, писавших не по воле вдохновения, а по случаю коронации или дня рождения своего императора.
Молодые музыканты не умеют играть на капризных, норовящих то и дело потерять чистоту тона старинных инструментах. Да и к тому же, у нас, почему-то, принято исполнять барочную музыку «без души» и вдохновения, будто в стародавние времена люди ничего не чувствовали, и сочинители никогда не зашифровывали в своих опусах любовных посланий. При этом эмоциональном аскетизме и отсутствии технической виртуозности, в большинстве своем, программы выглядели крайне однообразно, хотя, формальные временные границы фестиваля были очень широки, насчитывая шесть столетий — от XV до XX века, желающего найти новые стилизации под старину.
Особенно тоскливо было наблюдать за воплощением опер-пастиччо «Торжество Амура» и «Причуды любви» завсегдатая фестиваля итальянца Пьерто напроситься на комплимент лишь в качестве дачного спектакля.
Стилистическое чутье и искреннюю симпатию к незамысловатым по своей сути старинным экзерсисам на фестивале демонстрировали иностранцы. Сначала швейцарское сопрано Сюзанна Рюден под аккомпанемент ансамбля Musica Fiorita, а потом ее коллега из Норвегии Мона Юлсрюд Торнквист вместе с музыкантами Bergen Barokk с легкостью продемонстрировали незатейливое очарование старинных арий, песенок и серенад. Еще норвежцы дали мастер-класс для российских музыкантов, в результате которого родилась двадцатиминутная постановка зингшпиля Иоганна Николауса Баха «Продавец вина и пива из Йены», без музыкальных изысков, но очень живая и задорная. Также доставили удовольствие немногочисленной фестивальной публике и музыканты французской ассоциации Opera Singulier. Они исполнили «Волшебные басни» современного французского композитора Антуана де Ормессона, тонко посмеявшегося над чопорной стариной…
Экскурсии по Москве лучше всего выбирать на kremlintours.com. Очень выгодные условия.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.