Zena — королева морей

Zena — королева морей

374
0

По странному капризу истории о Генуе написано гораздо меньше, чем, скажем, о Флоренции или Венеции. А между тем это город, который сами итальянцы именуют не иначе, как «Великолепная» (Genova la Superba). Генуей восхищались Петрарка и Гоголь, Диккенс и Флобер, Рихард Вагнер и Вячеслав Иванов. Это город, подаривший миру Колумба и Паганини, а Италии — великого патриота Джузеппе Мадзини и великого поэта Эудженио Монтале. Город, в котором появился первый в мире банк, и были изобретены джинсы. Наконец, первый из итальянских городов, установивший связи с далекой и загадочной Русью.

Причина, по которой Генуя пользуется сравнительно меньшей популярностью, достаточно проста. Здесь не так много музеев и безусловных шедевров архитектуры, на громкие вывески которых столь падки туристы. В Генуе нет храмов, способных выдержать конкуренцию с собором Святого Петра или Миланским Дуомо, нет галерей, сопоставимых с Уффици или музеями Ватикана. Но человек, единожды бросивший взгляд на великолепный амфитеатр развернутого к заливу города, на полосатые церкви из черного и белого мрамора, заплутавший в лабиринте неимо-

верно тесных улочек, чтобы в итоге наткнуться на фантастические дворцы Palazzi dei Rolli — не сможет забыть Геную никогда. Проще говоря, город сам является великолепным произведением искусства. Музеем под открытым небом.

Zena - королева морей

Впрочем, о достопримечательностях — в последующих выпусках. Для начала попробуем ознакомиться с историей (точнее, предысторией) города. Тут мы сталкиваемся с первой из тайн Генуи — оказывается, ни точная, ни хотя бы приблизительная дата ее основания неизвестна. Это один из немногих городов, история которых уходит в столь седую древность, что даже век назвать трудно. Такое ощущение, что люди жили здесь всегда. Начнем с того, что Генуя — столица исторической области Лигурия, расположенной на северном побережье Лигурийского моря. Именно здесь находится итальянская часть Ривьеры — благодатной полоски земли, прославленной мягким климатом и красотой пейзажей.

Свое название Лигурия получила от племени лигуров — загадочного народа, который современными историками признается древнейшим (еще доиндоевропейским) слоем населения Италии. Подтверждением являются исследования лингвистов, занятых изучением так называемого «лигурийского субстрата» — следа, оставленного исчезнувшим языком в топонимике, корнях и суффиксах пришедших на смену языков кельтов и римлян. Ну и, естественно, данные археологии. Западнее Генуи на побережье располагается коммуна Тойрано, под которой находится комплекс фантастических пещер со следами жизни в эпоху палеолита. На глиняном полу одной из них, Грота делла Базура (Пещеры Колдуньи), сохранились отпечатки босых ног отдаленных пращуров человека.

А в пещере Бальци-Росси были обнаружены захоронения древних людей, украшенные морскими ракушками, инструменты, оружие и вырезанные из камня женские фигурки — так называемые палеолитические Венеры, созданные приблизительно 100000 лет назад. Среди памятников древнейшей лигурийской культуры — рисунки в долине Val Camonica, в пещерах Приморских и Коттиевых Альп. Так, в Монте-Бего (Monte Bego) сохранилось не менее 36 тысяч рисунков, охватывающий временной период от палеолита до железного века.

Как одна из народностей крайнего Запада лигуры упоминались еще Гесиодом. Некогда они были весьма мощным и воинственным племенем. Споры о границах древней Лигурии ведутся по сей день. Считается, что некогда их влияние распространялось от Ла-Манша на севере до Сицилии на юге. Им принадлежала не только значительная часть Апеннинского полуострова, но и Корсика, юго-восточная Галлия, Иберия. Именно они оттеснили иберов за Пиренеи и вынудили во втором тысячелетии до нашей эры воинственных баларов переселиться с Иберийского полуострова на Сардинию. Впоследствии лигуры были оттеснены на побережье волной кельтского переселения.

Большая часть сведений о ли-гурах, сообщаемых античными авторами (Страбон, Плутарх, Дионисий Галикарнасский), носит по преимуществу легендарный характер. Исторические сведения начинаются приблизительно с V века до н.э. Руф Фест Авиен, древнеримский писатель IV века до н.э. в своем пе-рипле «Ora maritima» сообщает о лигурийских поселениях на берегу Атлантического океана. Кроме того, мы знаем, что по всему побережью ценились лигурийское пиво и мед, и что они нередко промышляли морским разбоем.

Известно, что лигуры яростно сражались с поработителями -на протяжении двухсот лет они оказывали сопротивление римской колонизации. Не сумели сойтись лигуры и с заклятым соперником Рима — Карфагеном. В 209 году до н.э. их поселение было разрушено войсками Ганнибала. А вот греческие торговцы, судя по всему, сумели найти общий язык с неуживчивыми горцами. С незапамятных времен на территории современной Генуи существовала крохотная греческая колония. Кроме того, около 600 года до н.э. лигуры позволили грекам основать одну из важнейших колоний на местном побережье — Массалию (современный Марсель). По легенде, история города началась с любви Жиптис, дочери короля лигурийцев Нана, к греку Протису.

Как ни досадно, для Генуи подобной легенды не нашлось — даже когда Катон Старший, известный историк италийских городов, расцветил фантастическими подробностями основание едва ли не каждого из них. Момент, когда поселение лигурийских рыбаков превратилось в оживленный город, остается загадкой. Вероятно, изначально города вообще не было. Существовало укрепление (castelli), предназначенное защитить население в случае вражеского вторжения. Однако уже в V веке н.э. появляются первые упоминания о генуэзских епископах — значит, к тому времени город превратился в довольно крупную административную единицу. После падения Римской Империи Лигурия была захвачена сначала остготами, потом византийцами, далее лангобардами и, наконец, в VIII веке, франками. За это время Генуя успела побывать столицей лангобардского герцогства и франкского графства. Однако подлинная власть над городом сосредотачивалась в руках епископа. В раннесредневековой Италии вообще статус города (citta) получали исключительно епископские центры. Прочие именовались поселением (borgo), замком (castello) или землей (terra).

Падение Рима и последовавшие войны византийцев с варварами пагубно сказались на большинстве итальянских муниципий. Они (особенно на Юге) становились все меньше и малочисленнее, некоторые вовсе пришли в упадок и исчезли. При этом большинство городов Северной Италии сумело пережить период «темных веков» с гораздо меньшими потерями. Там отмечался существенный рост народонаселения и отток людей из сельской местности под защиту городских стен. Впоследствии приведший к стремительному развитию торговли и возникновению того, что может быть поименовано итальянским «экономическим чудом» — возникновению системы городов-государств, в основе которой лежал далеко опередивший свое время «купеческий капитализм».

Попытаемся предложить объяснение этому феномену. Известно, что в мире действует своеобразный закон компенсации. Заключается он в том, что человек, волею природы или несчастного случая чего-либо лишенный, способен уравновешивать свой ущерб путем развития иных навыков. У безногих, как правило, чрезвычайно развиты мышцы плечевого пояса, а слепые обладают поразительным слухом. Нечто подобное срабатывает и в истории государств. Генуя, зажатая со всех сторон отрогами Лигурийского хребта, не располагала достаточными земельными ресурсами, чтобы элементарно прокормить себя. Мужчины поневоле вынуждены были заниматься рыболовством, а позже и мореходством, подразумевающим в те годы все, что угодно: от пиратства до честной торговли. В таком же точно положении обреталась будущая заклятая соперница Генуи — Венеция.

Пройдет не так уж много времени, и две этих торгово-морских республики — два ушка итальянского сапожка — сойдутся в непримиримом противостоянии за господство над Средиземноморьем. А пока недостаток земли компенсировался созданием мощного флота. Итогом скудости ресурсов стал феномен средиземноморской талассократии — государственного устройства, при котором вся экономическая, политическая и культурная жизнь связана с морем. В первую очередь — с контролем морских путей и прибрежных районов. Генуэзцам (как и венецианцам) было с кого брать пример — образцы процветающих талассократий известны еще со времен финикийцев и греков. Любая талассократия связана с непрерывной внешней экспансией — но, как правило, не стремится к контролю над значительными земельными пространствами при удалении от моря. Для нее достаточно выстроить цепочку портовых городов, либо островов, управляемых выходцами из метрополии.

Впрочем, известны и случаи, когда талассократия приводила к созданию гигантских империй. Достаточно вспомнить Англию и Португалию. За несколько столетий до них подобный шанс выпал двум крупнейшим морским державам своего времени — Генуе и Венеции. История не знает сослагательного наклонения, но сумей один из двух великолепных городов его реализовать, человечество обитало бы в совершенно ином мире. Но почему-то этого не случилось.

Напоследок — забавное лингвистическое отступление. Долгое время ученые возводили название Генуи (как, кстати, и ее тезки Женевы) к кельтскому корню genu, означающему «рот», «устье» — на том основании, что город находится в устье реки. Но крупнейший специалист по сравнительному языкознанию Юлиус Покорный, автор фундаментального «Индоевропейского этимологического словаря», выдвинул теорию, согласно которой речь идет об ином протоиндоевропейском корне, обозначающем «колено» или «изгиб» — вероятно, изгиб побережья. А пока лингвисты спорят друг с другом, вспомним, что на современном лигурийском наречии, являющемся родным для приблизительно миллиона человек, название города звучит чуточку по-иному: Zena. Ничего не напоминает?

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.