Почему тюрьмы в норвегии такие комфортные
Перейти к содержимому

Почему тюрьмы в норвегии такие комфортные

  • автор:

Норвежская тюрьма для особо опасных преступников, похожая на рай

Норвегия всегда была известна своей поистине гуманной пенитенциарной системой, поэтому самое желанное место, куда мечтают попасть все заключенные, — это норвежский остров Бастой. Именно там расположена, пожалуй, самая райская твердыня порядка среди всех существующих ныне тюрем.

Расположенный всего в часе езды от Осло остров Бастой представляет собой живописное место, куда можно добраться лишь на водном транспорте. Там есть несколько пляжей, оборудованные теннисные площадки и даже сауна. В тюрьме на этом острове собраны убийцы, насильники, наркодилеры и мошенники. Но среди норвежских заключенных существует очередь, чтобы попасть на Бастой. Здесь их «ресоциализируют» с помощью работы в лесу, на огороде и с домашними животными. Тюрьма в Бастое — еще и первое в мире «органическое заведение».

Министерство юстиции Норвегии в 2009 году окончило 10-летний эксперимент по «вольному содержанию» заключенных в тюрьме на острове Бастой. Опыт был признан удачным, и теперь такие заведения могут появиться и в других частях страны.

Вместо того чтобы находиться за решеткой, 115 заключенных этой удивительной тюрьмы живут в удобных деревянных домиках. Автором этого эксперимента стал норвежский ученый, криминолог Нильс Кристи. Его теория состоит в том, что у каждого преступления есть две жертвы: тот, кто от него пострадал, и тот, кто его совершил. И преступник заслуживает не только наказания, но и перевоспитания — той самой «ресоциализации».

Остров Бастой находится во фьорде Осло. От столицы Норвегии до него — 76 километров, до ближайшего же населенного пункта — курортного городка Хортен — чуть больше двух километров. Сам остров имеет площадь 2,6 квадратных километра. Ранее здесь была одна из самых строгих норвежских тюрем для малолетних преступников, и ей родители пугали своих непослушных детей.

А вот чего никогда не было на острове Бастой, так это колючей проволоки и сердитых надзирателей с автоматами и овчарками. И это несмотря на то, что обитают там самые отъявленные преступники всех мастей: от наркодельцов и мошенников до насильников и убийц. Сегодня Бастой называют «Островом свободы для заключенных». Здесь сидят самые жесточайшие — по норвежским меркам — преступники: убийцы, насильники, педофилы, крупные мошенники и наркодилеры.

Сидел тут и единственный серийный убийца за всю историю Норвегии — Арнфинн Нессет. Он был главврачом дома престарелых и, считается, отравил там ядом 20 стариков («чтобы прекратить их мучения»).

После 15 лет отсидки на материке его прислали досиживать последние 1,5 года на Бастой. После освобождения власти выправили ему паспорт на новое имя и изменили внешность с помощью пластической операции (чтобы избежать его дискриминации обществом).

На начало 2011 года на острове сидели 116 человек. Тюремный персонал — 70 человек, но на ночь остаются дежурить только 5-6 сотрудников. Все тюремщики работают тут без оружия. За 11 лет существования этой тюрьмы с острова бежало всего пять человек, из которых трое явились с повинной, а двое были пойманы и отправлены в тюрьмы на материк.

Что касается режима содержания, то главной обязанностью каждого заключенного является труд. У всех есть работа, на которой они должны находиться с 8.30 до 15.30. Ежедневно арестанты получают жалованье в размере 10 долларов и могут потратить деньги на продукты в местном магазине, таким образом обеспечивая себя завтраком и ужином — по желанию. В тюрьму на острове стоит очередь из норвежских заключенных, и немногих счастливчиков сюда отправляют досиживать небольшие остатки их срока (обычно от 1 года до 3 лет). Чем же она так привлекательна для зэков?

На Бастое зэки содержатся «на воле» — они живут в коттеджах (1 коттедж на 8 заключенных, у каждого своя комната) и могут спокойно передвигаться по острову. В России такое место назвали бы «колония-поселение» и были бы правы. Но — за малым исключением — всем положен отпуск продолжительностью 18 дней в году. Кроме того, есть еще и декретный отпуск в 21 день — когда у жены или сожительницы рождается ребенок от зэка (свидания с родственниками — еженедельные, в течение 12 часов).

Важно еще и то, что с зэками обязательно занимаются психологи, а персонал тюрьмы работает наравне с ними. Работа, кстати, обязательный элемент для зэков, а также средство «ресоциализации» и перевоспитания. Причем вся работа — на природе. Норвежцы (и особенно криминолог Кристи) верят, что сельское и лесное хозяйство лучше всего выбивает из человека дурь. На острове содержат 45 овец, 22 коровы, 10 лошадей, 230 кур и 20 кроликов. Есть еще делянки с картофелем, овощами и малиной. Свои угодья — еще и важный элемент самообеспечения продовольствием. Одним из факторов, по которому эксперимент с островной тюрьмой был признан минюстом Норвегии удачным, стало уменьшение стоимости содержания зэков в 2,5 раза по сравнению с другими норвежскими тюрьмами.

Обед для всех обязателен, его готовит лагерный повар — как для узников, так и для охранников. Также несколько раз в день заключенные обязаны отмечаться. Цель тюрьмы острова Бастой состоит не в том, чтобы оскорбить добропорядочных граждан Норвегии, балуя преступников вместо того, чтобы наказывать, а в том, чтобы изменить их и позволить им вернуться в общество.

Так, каждому зэку государство выделяет здесь 50 крон в день (примерно 250 рублей). На эти деньги он должен покупать продукты для завтрака и ужина (обед — за счет тюрьмы; причем охранники едят то же, что и охраняемые), хозяйственные принадлежности, одежду и так далее. Особо не пошикуешь, тем более учитывая норвежскую дороговизну. Зато то, что выращивается и делается самими зэками, справедливо делится на всех соответственно их участию в создании продукции. В итоге ежемесячно работящий зэк получает здесь еще до 10 тысяч крон (50 тысяч рублей).

Кроме сельского хозяйства, важной отраслью на Бастое является рыболовство — ежедневно вылавливается до 100 килограммов трески и пикши, а также налажено производство мебели из собственного сырья. Рубки ухода (когда вырубаются только старые или больные деревья) дают топливо для обогрева коттеджей.

Заключенные подсчитываются ежедневно утром и вечером. В 2010 году Бастой вообще стал первой в мире «органической тюрьмой». Все отходы (кроме пластика, который здесь запрещен) перерабатываются в компост. Удобрения и средства защиты растений — только органические. Установлены солнечные батареи, из древесных отходов делаются паллеты для отопительных котлов, все машины и трактора переведены на биодизель (производимый из рапсового масла).

Подъем здесь в 7.00. В 8.00 начинается работа, потом двухчасовой обеденный перерыв. Работа заканчивается в 16:30. Вечером зэк может заниматься чем угодно — читать в местной библиотеке (тут собраны около 10 000 книг), сидеть в Интернете (правда, не более двух часов), смотреть телевизор (разрешены 4 телеканала), заниматься спортом (без ограничений), играть в местной рок-группе или театральном кружке. В 22.00 — отбой. На острове запрещены наркотики и алкоголь (еженедельно сдаются анализы мочи на наличие наркотиков), за нарушение — отправка в тюрьму на материк.

Как бы удивительно это ни звучало, но метод этой сказочной тюрьмы работает. По статистике, 20 процентов преступников, побывавших в норвежских тюрьмах, повторно оказываются там спустя несколько лет после освобождения. А из тех, кому выпала возможность провести срок на острове Бастой, повторно осужденными оказываются лишь 16 процентов.

В чем же дело? Ведь в целом норвежская пенитенциарная система очень гуманна (то есть не менее гуманна, чем на острове). Так, тут существует «очередь на отсидку» — примерно 20-25 процентов норвежцев, получивших срок (в основном небольшой — до 5 лет), находятся на воле, пока для них не освободится место в тюрьме. И все это время срок им учитывается (в итоге 5 процентов вообще мотают срок, находясь дома). Люди, отсидевшие более половины срока за тяжкие преступления, а за легкие — и с самого начала отсидки, могут подать ходатайство на выход из стен тюрьмы на волю или учебу в дневное время (в 2/3 случаев такие ходатайства удовлетворяются; ночуют же зэки в тюрьме). Мелкие преступления тут вообще рассматривает не суд, а так называемый «психолог-примиритель». В случае если преступник осознал тяжесть своего деяния, ему дают штраф, условный срок или вообще прощают. В России же, напомним, за мелкое хулиганство, кражу более чем на 1 тысячу рублей, угрозу убийством, халатность и прочие мелкие преступления люди получают реальные сроки в 2-5 лет. Раз в год в Лиллихаммере министр юстиции и его замы, депутаты парламента и делегация зэков от каждой тюрьмы (это 50-70 человек) заседают в горном отеле три дня, где они совместно решают, как улучшить жизнь заключенных и перевоспитать их.

«Главное — создать ситуацию, в которой заключенные смогут открыть себя с новой стороны, начать вновь уважать самих себя», — говорит начальник колонии Арне Квернвик Нильсен.

И все же тюрьма Бастой оказалась эффективнее, чем прочие гуманистические ухищрения норвежских властей. Криминолог Крист уверен, что секрет «ресоциализации» — именно в коллективной работе на земле. Еще в самом начале эксперимента он признавался, что на эту идею его натолкнули записи индейского вождя Сиэтла от 1850 года. Коренной американец тогда проповедовал белым людям, что те «оторвались от природы, хотят ее подчинить, а не жить в гармонии с ней». «Мы даем заключенному чувство гармонии с природой. Это отвращает от насилия», — говорил Кристи.

Заключенный (с бензопилой) работает с охраной в лесу на острове Бастой.

«Но, может быть, еще и дело в самих норвежцах?» — скептически спросит читатель. Ведь в советских лагерях люди исправно работали на природе — на лесоповалах, и в составе коллектива — с урками, опущенными, «мужиками» и прочими «иерархическими» представителями криминального социума. И никого это особенно не «ресоциализировало». Наверное, еще важно и чувство свободы и свободного труда (как бы двояко это ни звучало в применении к труду зэков) — когда его результаты делятся поровну. А зэки, не желающие жить в таком социуме, отправляются на более строгий режим.

Телефонные кабины на острове. Заключенным разрешается делать телефонные звонки два раза в день, утром и вечером.

Наверное, нужно и другое общество, «поставляющее» зэков в такие тюрьмы. В любом случае эксперимент по типу норвежского Бастоя можно провести в любом другом месте планеты, в том числе в России или Казахстане. Благо природы, и даже разумных людей у нас все же хватает.

Узник, обвиненный за жестокое обращение с детьми, работает с лошадью.

Нигерийский гражданин осужден за злоупотребление наркотиками. Он один живет в собственном доме на острове. Все остальные заключенные живут в коммунальных домах.

Секрет успеха норвежской тюремной системы

Граффити во дворе тюрьмы Халден

По состоянию на август 2014 года, в 5-миллионной Норвегии за решеткой содержались менее 4000 заключенных.

На каждые 100 тысяч населения в Норвегии приходится 75 заключенных, тогда как в США — 707.

Кроме того, норвежские преступники, отбывшие срок, не склонны к рецидивизму. Процент повторного ареста в течение пяти лет после выхода из тюрьмы здесь составляет 20%, а в США — 76,6%.

Полагаясь на эти данные, можно с уверенностью предположить, что уровень преступности в Норвегии один из самых низких в мире.

Реабилитация, а не наказание

«Пятизвездочная» тюрьма Бастой

Норвежская система уголовного правосудия явно делает что-то слишком хорошо. В стране мало преступников, еще меньше заключенных и почти отсутствуют рецидивисты. Так как же Норвегия совершила этот подвиг?

Страна фьордов полагается на концепцию «восстановительного правосудия», которая направлена на устранение причин преступлений, а не на наказание людей. Иными словами, система фокусируется на реабилитации заключенных.

«Пятизвездочные» тюрьмы

Норвежские заключенные в столовой

Достаточно взглянуть на тюрьму Халден и увидеть все своими глазами. На 75-акровой территории объекта для заключенных созданы самые «комфортные» насколько это возможно условия. Это, конечно, не означает, что нет решеток на окнах, в столовых имеются ножи, а отношения между охраной и заключенными можно назвать дружелюбными. Но важно понять, что для Норвегии ограничение свободы само по себе является достаточным наказанием.

Тюрьма Халден — это вовсе не аномалия. Управляющий тюрьмы Бастой и по совместительству клинический психолог Арне Уилсон объясняет секрет успеха норвежской тюремной системы следующим образом:

«Если относиться к заключенным как к животным, то, выйдя на свободу, они, скорее всего, и будут вести себя как животные, поскольку не чувствовали в тюрьме никакой ответственности. Наказание — это не страдание или унижение. Наказание — это потеря свободы. И оступившийся человек никогда в Норвегии не будет унижен».

Эта тюрьма — утопия

Тюрьма Халден

Все эти характеристики идут вразрез с американской системой правосудия. Когда вышедший в отставку начальник тюрьмы Нью-Йорка посетил Халден, он не мог поверить своим глазам. «Эта тюрьма — утопия», — говорил он в документальном фильме о своей поездке. — «Я не знаю, что может быть более либеральным, чем давать заключенным ключи от их камер».

Норвегия принимает менее карательный подход, чем те же США, и старается делать так, чтобы заключенные не возвращались на преступную стезю. Доклад 2007 года, опубликованный Министерством юстиции США, содержит выводы о том, что строгое тюремное заключение на самом деле лишь увеличивает процент рецидивных преступлений.

Максимальный срок заключения и реальность

Андерс Брейвик

Максимальный срок тюремного заключения в Норвегии тоже показывает, насколько серьезно страна относится к своему уникальному подходу. За немногими исключениями (в основном за геноцид и военные преступления) судьи могут приговорить преступников только к 21 году. Однако в конце срока заключенному могут добавить еще пять лет. И так — неограниченное количество раз, пока система не определит, что заключенный полностью реабилитирован.

Вот почему Андерс Брейвик, от рук которого погибли 77 человек, был приговорен только к 21 году заключения, что не помешает ему пробыть за решеткой всю свою оставшуюся жизнь. После вынесения «мягкого» вердикта, большая часть возмущений пришла, конечно же, из США.

Каждый заключенный в Норвегии рано или поздно возвращается или по крайней мере имеет шанс вернуться на свободу. Будут они озлобленными или раскаявшимися? Норвегия сделала свой выбор.

Тюрьмы в Норвегии

Рассказы о норвежских тюрьмах никого не оставляют равнодушным. Одни высказывают недоумение и непонимание, другие восторгаются гуманностью законов этой скандинавской страны. Преступники отбывают наказание в комфортных камерах, схожих с номерами в недорогой гостинице. Занятия спортом, прогулки, работа, учёба, творчество – всё это доступно правонарушителям во время заключения. Атмосфера напоминает реабилитационный центр, где людям помогают заново найти своё место в жизни.

Из истории

Правосудие в Норвегии долгое время носило карательный характер. Пенитенциарная система опиралась на общепринятые принципы наказания и принудительного труда. Огромный процент рецидивов говорил о неспособности бывших заключённых покончить с преступным прошлым. Правительство страны пошло на рискованный шаг по реформированию системы исполнения наказания. Результаты оказались настолько впечатляющими, что многие государства готовы следовать примеру Норвегии.

Почему именно так

Идейной основой образцовых тюрем стало уважение человека как личности. Норвежцы считают изоляцию от общества самым серьёзным наказанием. За время, проведённое в неволе, правонарушитель осознаёт это. Специальные программы реабилитации помогают найти выход из сложных жизненных ситуаций. В результате лишь каждый пятый повторно попадает в места лишения свободы. В других странах показатель рецидивов в разы больше. Общее количество заключённых с каждым годом растёт, но эти цифры несравнимо меньше, чем, например, в США. Число заключённых-женщин измеряется сотнями, а не десятками тысяч, как в России.

Сами норвежцы не считают систему наказания в своей стране мягкой. Она всего лишь согласуется с законом и учитывает права человека. Преступникам не выносят смертный приговор и не обрекают на пожизненное заключение. Минимальное пребывание в тюрьме ограничивается парой недель, максимальное – 21 годом.

Как содержат самых опасных преступников Норвегии

Открытие тюрьмы Halden в 2010 году прошло в присутствии короля. Основное здание и домики для тех, кто навещает заключённых, соседствуют с лесом. Только высокий забор по периметру территории наводит на мысли о назначении строений.

Камеры рассчитаны на одного человека. В распоряжении каждого деревянная кровать, стол, стул, предметы первой необходимости. Разрешено смотреть телевизор, у некоторых есть выход в интернет. Заключённые не только посещают местный магазин, но и готовят для себя привычные блюда.

Арестанты одеваются так же, как в обычной жизни. Разрешённые личные вещи помогают сохранять связь с домом и внешним миром. Занимаются спортом в специально оборудованных залах или на уличных площадках. Нередко вместе с ними тренируются сотрудники тюрьмы. Они не проявляют негатива в отношении своих подопечных. Среди персонала много женщин. Норвежцы полагают, что им удаётся предотвращать враждебные выходки и агрессию правонарушителей. Чтобы устроиться сюда на работу, нужно обучиться. На протяжении двух лет претенденты проходят тренинги, слушают курс лекций о правах человека, изучают основы юриспруденции. Охрана не вооружена, а о таком явлении, как коррупция, здесь вовсе не слышали.

Встречи с родными и близкими проходят в максимально комфортной атмосфере. Ребёнка во время посещения родителя окружает почти домашняя обстановка – картины, игрушки, книги. Детей осуждённых женщин размещают в приёмных семьях или у родственников. Для беременных действует отсрочка приговора.

Ещё одно место заключения, которое соперничает с Halden по уровню комфорта, – тюрьма на острове Бастой. В начале прошлого столетия сюда привозили юных беспризорников. Воды залива служили надёжной преградой на пути к свободе, однако плохие условия содержания приводили к бунтам и попыткам бегства. Сегодняшний остров Бастой выполняет прежнюю функцию. Обвинённые в убийствах и других преступлениях работают и отдыхают. Им разрешены прогулки и посещение магазина. Дисциплинарные нарушения могут привести к переводу в другую тюрьму, поэтому заключённые ценят проявленную к ним лояльность и соблюдают местные требования.

В тюрьме предусмотрен реабилитационный центр. Здесь человек проводит шесть месяцев до своего освобождения. Эти полгода уходят на подготовку к жизни вне изоляции. Общение между собой, йога, футбол и обязательная помощь сотрудников в адаптации к новым условиям. Персонал не носит форму, чтобы не создавать дополнительный барьер.

Интересной особенностью норвежских тюрем является привлечение к работе гражданских специалистов. Так, медицинскую помощь оказывают в обычных больницах, а обучение проводят рядовые педагоги.

Для отбывших наказание разработана специальная программа. Люди могут обратиться за помощью, и им подыщут жильё и устроят на работу. Такие меры увеличивают шансы избежать прежних ошибок.

Свобода выбора

Настоящим испытанием для пенитенциарной системы Норвегии стало дело Андерса Брейвика. Убийцу десятков человек содержат в самой охраняемой тюрьме страны, при этом он пользуется всеми благами, положенными ему по закону. Ему выделена просторная камера и предоставлено общение с психологами.

Норвежские власти успешным опытом доказали, что справедливое наказание не должно унижать человека. Закон ограждает заключённых от длительной изоляции и физической расправы. Самая удобная и комфортная тюрьма лишает людей главного – свободы. Возможность вернуться в общество и не повторить ошибок зависит только от самих правонарушителей. Государство предоставляет им для этого все возможности.

Хочу в тюрьму в Норвегии: райский уголок для заключенных

В стенах самых опасных и охраняемых тюрем любой страны мира вилка — смертельное оружие. За стенами тюрьмы Халден (Halden) в Норвегии вилка просто вилка.

Различия касаются не только столовых приборов, а практически каждого аспекта, особенно того, как норвежское правительство относится к правосудию и перевоспитанию криминальных элементов. Например, в США изолируют осужденных, чтобы наказать их и держать подальше от цивилизованного общества. В Норвегии же предпочитают перевоспитывать преступников и возвращать их в мир. К тому же в стране нет пожизненного заключения.

Фотография: Хочу в тюрьму в Норвегии: райский уголок для заключенных №1 - BigPicture.ru

Фотография: Хочу в тюрьму в Норвегии: райский уголок для заключенных №2 - BigPicture.ru

Тюрьма Халден открылась в 2010 году. Несмотря на официальный статус тюрьмы строгого режима, Халден была признана самой гуманной в мире.

Фотография: Хочу в тюрьму в Норвегии: райский уголок для заключенных №3 - BigPicture.ru

Подъезжая к воротам, можно подумать, что перед вами тюрьма с максимальными мерами безопасности и защитой.

Фотография: Хочу в тюрьму в Норвегии: райский уголок для заключенных №4 - BigPicture.ru

Халден была спроектирована архитектурным бюро Эрика Моллера (Erik Møller). Главная идея — окружение природой. Заключенные имеют доступ к окнам, чтобы любоваться зеленью деревьев и травы.

Фотография: Хочу в тюрьму в Норвегии: райский уголок для заключенных №5 - BigPicture.ru

Внутри Халден не похожа на типичную американскую тюрьму. Двери деревянные, с ручками и окнами, которые немного пропускают дневной свет.

Фотография: Хочу в тюрьму в Норвегии: райский уголок для заключенных №6 - BigPicture.ru

Камеры похожи скорее на спальни в хороших студенческих общежитиях.

Фотография: Хочу в тюрьму в Норвегии: райский уголок для заключенных №7 - BigPicture.ru

У тюрьмы Халден такая философия — позволять даже особо опасным преступникам почувствовать себя людьми. Предполагается, что в ответ они будут вести себя более цивилизованно. В отличие от ситуации, когда с ними обращаются как с исчадиями ада.

Фотография: Хочу в тюрьму в Норвегии: райский уголок для заключенных №8 - BigPicture.ru

Такое отношение распространяется и на столовые приборы. Заключенные вместе готовят и едят. Покупают свежие фрукты в тюремном продовольственном магазине и ходят на уроки по гончарному делу.

Фотография: Хочу в тюрьму в Норвегии: райский уголок для заключенных №9 - BigPicture.ru

Комната отдыха располагает к общению. Еще там можно поиграть в видеоигры, посмотреть фильмы. Охранники даже помогают выбирать диски.

Фотография: Хочу в тюрьму в Норвегии: райский уголок для заключенных №10 - BigPicture.ru

Заключенные имеют доступ к спортзалу с несколькими баскетбольными площадками и стеной для скалолазания.

Фотография: Хочу в тюрьму в Норвегии: райский уголок для заключенных №11 - BigPicture.ru

В Халдене заключенные получают работу, где могут использовать инструменты, в том числе опасные. В свободное время можно подтянуть, например, игру на гитаре в звукозаписывающей студии.

Фотография: Хочу в тюрьму в Норвегии: райский уголок для заключенных №12 - BigPicture.ru

Для верующих предусмотрено место для молитв, для проведения богослужения приглашаются духовные лица разных конфессий.

Фотография: Хочу в тюрьму в Норвегии: райский уголок для заключенных №13 - BigPicture.ru

Для сравнения — на фото Google Maps исправительная тюрьма максимально строгого режима исполнения ADX Florence. Там содержатся самые опасные преступники.

Фотография: Хочу в тюрьму в Норвегии: райский уголок для заключенных №14 - BigPicture.ru

Стандартная камера в тюрьме ADX Florence.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *