Условия содержания в норвежской тюрьме
Перейти к содержимому

Условия содержания в норвежской тюрьме

  • автор:

Условия содержания в норвежской тюрьме

В начале и середине 90-х в Скандинавию из стран Восточной Европы и России в Скандинавию приезжало много «туристов», желающих провести пару лет в централе. Они совершали мелкие преступления, а затем зарабатывали на жизнь, трудясь на тюремных фермах. Выйдя из заключения, бедные восточноевропейцы пытались вновь попасть туда. Они готовы пойти на что угодно, лишь бы пробиться снова в застенки (звучит дико для нашего человека)! Грабежи, погромы, уличные драки — все средства хороши для достижения этой цели. Один прибалт даже преднамеренно стукнул случайно подвернувшегося ему дедушку молотком по голове! В результате в Северной Норвегии всех иностранцев, совершивших мелкие преступления, теперь депортируют на родину. Однако в других частях страны, а также в Дании и Швеции зарубежных гастролеров с удовольствием принимают на содержание в исправительные учреждения, особенно если люди совершили серьезные проступки. Давайте попробуем разобраться, почему наблюдался такой феномен? Что может так тянуть людей в скандинавскую тюрьму?

Один из ответов очевиден — условия содержания в тюрьмах просто таки провоцирует наших сограждан на то, чтобы возвращаться туда снова и снова. Судите сами: воры и мошенники сидят в четырех- или одноместных комнатах — камерами их назвать сложно. Обычно новичков помещают в 4-местные комнаты (но это в Норвегии — в шведских и датских тюрьмах, как правило, все камеры — одноместки).

Четырехместная камера состоит из гостиной, где стоит телевизор, стол и четыре кресла, и четырех маленьких закутков с кроватями и шкафчиками. Закутки отгорожены от гостиной занавесками, есть свой туалет. Камера на одного человека — светлая, чистая комната размером примерно 6 — 7 квадратных метров. В ней — умывальник, цветной телевизор, книжная полка, обычная деревянная кровать (так не похожая на родимые шконки), на полу — коврик. Забота о человеке — прежде всего! Даже в тюрьме ему стремятся предоставить максимально человеческие, приватные и комфортные условия проживания. И, что характерно, сотрудники тюрьмы не имеют морального и юридического права вломиться в камеру без разрешения «жильца», если, конечно, не имеют на то очень веской причины.

В Норвегии до 9 часов вечера разрешен свободный (без сопровождения охраны) выход из камеры в коридор, кухню и комнату отдыха. На стенах коридора висят забавные объявления и написанные в разных стилях картины местных художников. Посредине стоят теннисные и бильярдные столы, около стены большой аквариум. В комнате отдыха есть большой телевизор, мини-библиотека и игровая, где можно сразиться в шахматы, шашки или другие настольные игры. В холле — компьютер, подключенный к Интернету, телефонные автоматы с выходом на междугородную и международную линии, горшки с комнатными растениями. Везде и все как дома, нет — как в студенческом общежитии.

В вечерние часы заключенные могут играть в футбол, заниматься в тренажерном зале или перекидывать мячик на теннисном корте. Все сооружения огорожены сетками, но это скорее для того, чтобы мяч не улетел. Периодически команды заключенных проводят товарищеские встречи с командами жителей близлежащих городов. Все здесь понимают — это необходимо, чтобы люди, которые в свое время оступились, не чувствовали себя изгоями.

Отдельная комната для наркоманов, у которых началась ломка, а также для буйных алкоголиков или душевнобольных в момент кризиса, говорит о заботе государства о всех и каждом гражданине в отдельности. Здесь кровать с ремнями. В дверях камер глазков нет, наблюдение запрещено. На всех кроватях свежее белье. Каждому полагается умывальник. В каждую камеру подведена телевизионная антенна (телевизор приноси с собой), есть холодильник и магнитофон.

Еще вопросы есть?

А в соседнем «бараке» есть спортивный и тренажерный залы, которым, думаю, позавидовали бы многие профессиональные спортсмены, а также сауну, где проводят иногда «свободное» время заключенные. Еще есть небольшой магазинчик с товарами «первой необходимости» — блэндом, туалетными принадлежностями, телефонными картами, жевательной резинкой, сладостями, открытками и книгами и т. д.

На территории с уютными и, как в примерном парке, красиво подстриженными зелеными газонами и клумбами, расцвеченными макушками георгинов, хризантем, астр и прочих характерных для осени цветов, людей почти не встретишь — заключенные на работе.

Заключенные обязаны работать, эта то, что они должны дать обществу взамен заботы о них. Трудовой день тюрьме Нэрбо, расположенной недалеко от четвертого по величине города Норвегии Ставангера, длится с 8 утра до 14.30 дня. Преступники трудятся на самой большой ферме округа: выращивают злаковые культуры, ухаживают за скотом. Их никто не контролирует, все на совести заключенного. Поля не огорожены забором, если не считать небольшую насыпь из камней. Правда, до фермы и обратно каждого заключенного сопровождает охранник. Также на территории тюрьмы может быть, например, оснащенная по последнему слову техники, прачечная — предприятие принимает заказы на стирку белья от воинских частей, больниц, домов престарелых и прочих заведений. Или производство какого-нибудь ширпотреба. Работа не изнурительная, с перекурами через каждый час. Учеба в школе приравнивается к работе в тюремных мастерских — это тоже часть системы перевоспитания. Плюс за это положены привилегии — компьютер в комнату, работа в Интернете. В тюрьме можно получить любое образование: от начального до высшего, или хорошую специальность — повара, шофера и т. д. Если учишься, то работать не надо, к тому же за учебу платят деньги. Да, работать или учиться необязательно! Отказаться можно, но придется лишиться телевизора и других удовольствий.

За работу государство платит деньги: зарплата скандинавского заключенного примерно 5 долларов за 5-6 часов работы. Деньги в основном перечисляются на сберкнижку, чтобы при выходе на свободу человеку было на что жить, но небольшая часть выдается на руки для карманных расходов. Обо всем остальном заботится государство: оно тратит на каждого заключенного 1500 крон в день (150 $). Заработанные деньги идут на оплату проживания и дополнительных услуг. В тюрьме, кроме положенного завтрака, обеда и ужина — все платное. Телевизор и радио стоят 15 крон в неделю, за разговор по телефону тоже надо платить. Философия существования скандинавских тюрем: «Никакой халявы». Логично? Да. Не на курорт же после кражи отправлять, в самом деле!

Теперь о тех, кто по другую сторону дверей, хотя, уместнее было бы сказать: «клумб». Охранники — мужчины и женщины. Никакой дискриминации по половому признаку здесь нет. Женщины могут охранять мужчин, а мужчины женщин. В датских закрытых тюрьмах (люди здесь ждут решения суда, а также отбывают небольшие, до шести месяцев, сроки заключения) и следственных изоляторах, для смягчения нравов заключенных и создания благоприятной атмосферы для отбывания ими наказания, должно быть не менее 45 процентов женского персонала, в открытых — до 30.

Существуют еще и так называемые «электронные кандалы» — датчики, которые прикрепляются к руке осужденного. Они-то и позволяют «надзирателям» следить за передвижениями своего подопечного. Слово «надзиратели» взято в кавычки не случайно — в шведских тюрьмах (например) таких должностей нет — есть воспитатели и психологи.

Арестный дом в Эсбьерге (Дания) — закрытая тюрьма. Это значит, что наказание отбывается при наглухо запертых входных дверях и невозможности выйти погулять в город. А вот если проехать чуть дальше, то попадешь в деревню Скэрбэк. Эта деревня и есть открытая уездная тюрьма «Рэнбек» на 110, сотрудников — в два раза меньше. 15 процентов здесь — за сексуальные преступления, четверть — за насилие, другая — за кражи, а остальные — кто за что. Представляет она собой улицы с коттеджами, магазинчик, мастерские, коровник, футбольное поле, гольф-площадку, автобусную остановку посередине. Кто хочет, тот и приезжает. Жена? Любимая? Да хоть каждый день, если работать не надо! Тут нет никаких заборов и решеток. Единственное ограничение свободы таково: домики — это обычные скандинавские уютные «вагончики» — запираются изнутри в 22 часа и отпираются надзирателем, остающимся ночевать вместе с заключенными, в 7 утра. Не пришел до 22 — значит, побег. Однако ни одна душа не побежит тебя искать. Ушел — значит, когда попадешься, будешь переведен в тюрьму закрытого типа, где век свободы не видать и свидания раз в неделю. И футбола нет. И гольфа…

Преступление и наказание.

Дружно листаем страницы «Руководства по отбытию наказания» (и такое бывает). Нет сомнения, датчане им могут гордится, как, впрочем, и всей датской пенитенциарной системой. Глава «Свободное время». Глава «Лечение зубов». Потом «Письма». И вот перл: «Если вам трудно писать, вы можете сообщить об этом персоналу, который поможет вам с записью вашего письма на магнитофон. » А чего стоит глава «Религия»! «Если вы приверженец религии, согласно которой вам запрещено работать в определенное время, вы будете освобождены от работы на это время. » Или «Свидания»! «Если у вас нет членов семьи или друзей, которые могут вас посетить, вы можете спросить персонал о возможности свидания с членами общества друзей заключенных. Вы можете встречаться с представителями прессы». Чума! Поэтому и ЗК, несмотря на отсутствие заборов, не пытаются двинуть лыжи из тюрьмы. И это не столько из-за того, что скандинавские страны маленькие — беглеца сразу же арестуют. Этот феномен замечательно объяснил в одном из интервью Пер-Оке Палкмвист (руководитель исправительного учреждения в Швеции): «Нет, на моей памяти побегов не было. Это лет 9-10. Даже попыток не предпринималось. Да, собственно, зачем им отсюда бежать? Многие уверяют, что их здесь абсолютно все устраивает. Кстати, каждую неделю предоставляем им свидания с родственниками или друзьями. Два часа в их распоряжении. У нас для этого есть специальные комнаты. » А вот Норвежское правительство предложило парламенту рассмотреть законопроект, который запрещает заключенным убегать из тюрьмы. В настоящее время побег из тюрьмы или невозвращение заключенного из «отпуска» совершенно не являются в Норвегии нарушением закона. В случае, если беглеца поймают, тюремные власти могут лишить его права на будущие свидания или краткосрочные «увольнительные», а могут и вообще не наказывать.

Да, совсем забыл, — за хорошее поведение осужденных в Норвегии отпускают на праздники домой на несколько дней. А звонить родным они могут хоть каждый день, только за это приходиться отдавать кровно заработанные деньги. Большинство заключенных отсиживает две трети своих сроков. Даже в случае «ходки по мокрой статье» (максимальный срок за убийство — 15 лет, смертной казни и пожизненного заключения здесь нет) уже через пару лет можно получить 12 часов «каникул», а в последующие годы можно будет покидать тюрьму на 18 дней ежегодно. В Швеции примерно то же — как правило, заключенный не сидит весь срок полностью. Если, к примеру, человек осужден на 3 года, то ровно через два он может быть выпущен — его переводят в разряд условно осужденных. И он может устроиться на работу или свободно ходить по магазинам и на партийные собрания, время от времени, правда, отчитываясь перед закрепленным за ним инспектором центра надзора. И, заметьте, никто не будет в него тыкать пальцами и кричать, что он не человек, а бывший зек!

Ну хватит. Это уж слишком! Совершенно понятно, почему «наши» тут покладисты, как дети из хорошей семьи, и никто не пытался бежать. Мало того, что снаружи скандинавская тюрьма похожа даже не на каждую российскую школу, а внутри, веселыми сине-голубыми красками, обедами, бильярдами и обхождением, не на каждый отечественный детский садик, — тут, кроме того, человеку демонстрируют главное: что бы ни случилось, ты все равно человек и должен им остаться!

Условия содержания в норвежской тюрьме

«После посещения Норвежских тюрем, для посещения Российских. нужно вдвойне больше душевных сил. Ну мыслимо ли у нас, чтобы арестанты имели ключ от своих камер и свободно могли выбрать — остаться им в своей собственной камере (хотя скорее, это выглядит как номер в гостинице) или пообщаться с другими заключенными? Сногсшибательное доверие к арестантам на каждом шагу».

источник фото: frifagbevegelse.no
О МУЖСКОЙ ТЮРЬМЕ ОСЛО.

Мужская тюрьма расположена прямо в центре Осло, возле мечети.Здание выполнено в форме паноптикума.
*Паноптикум -проект идеальной тюрьмы Иеремии Бентама, когда один стражник может наблюдать за всеми заключёнными одновременно.
Раньше в том здании находилась пивоварня, а с 1930 пивоварня стала принадлежать государству и в ней открыли тюрьму.
В тюрьме Осло находятся как подследственные, так и осужденные. Всего 243 человека. Большинство из них – арестованные (типа нашего СИЗО), их 190.
60% -мигранты, процент мигрантов среди преступников по стране примерно 30%. И такая ситуация характерна для всей Европы.
50% заключенных страдают алкоголизмом или наркоманией. Обычно считается, что у таких арестантов больше проблем, они имеют меньший трудовой стаж, у них ниже образование и хуже здоровье.
Проверяют тюрьму омбудсмен при парламенте и государственная ревизия. Инспекция труда анализирует условия работы; санэпидемстанция – качество пищи, пожарные — безопасность. Также приходят красный крест, армия спасения и организация помощи бывшим заключены, мы о ней уже писали в материале о ресоциализации. Также без уведомлений могут приходить представители посольств и адвокаты. Свидания с родственниками -2 часа в неделю
За порядком в тюрьме Осло следят 225 сотрудников. Это учреждение считается тюрьмой высокого уровня безопасности.
Персонал в норвежских тюрьмах не имеет при себе оружия, а 40 % сотрудников – женщины. Конкурс на работу в тюрьме очень большой, чтобы стать студентом-стажером в академии исправительной системы нужно преодолеть конкурс 13 человек на место. Зарплата начинается от 5 000 евро.
Таким образом, соотношения числа сотрудников на одного осужденного практически один к одному. В России в тюрьмах и СИЗО находятся более 600 000 человек, а сотрудников исполнительной системы – около 300 000. То есть в нашей стране соотношение (в среднем по больнице, конечно) – 1:2.
Плюс так называемые импортные услуги – их оказывают гражданские специалисты. Каждый заключенный имеет право на медицинскую помощь, которую оказывают в обычных гражданских больницах. Тюремным образованием тоже занимается обычная гражданская школа.

Чертеж паноптикума Иеремии Бентама (не тюрьмы Осло)

Комната переговоров. Фото сделано норвежской исправительной системой и предоставлены нашему проекту.
ЗАХОДИМ В ТЮРЬМУ

Группа журналистов, действующих и бывших членов ОНК, правозащитников, подходят к воротам тюрьмы. Делают здесь последние фотографии у надписи «velcommen» — «добро пожаловать». Дальше с фотоаппаратами нельзя. Проходят в небольшую прихожую. Тапочки у входа, объявления, креслица. Оставляем мобильные телефоны и фотоаппараты. Никакого досмотра, «рамок», проверки. Попросили – и гости сдали смартфоны. Все общество Норвегии построено на доверии. Тюрьмы – не исключение.
Около входа – комнаты для свиданий с адвокатами и близкими. Мягкие игрушки. Настольные игры. Обстановка, прямо скажем, домашняя. На полу нарисованы классики.
Кофе-автоматы и автоматы с перекусом типа шоколадок и чипсов. Адвокат в норвежскую тюрьму может прийти в любое время, дополнительных согласований не нужно. Достаточно взять документ. А если его нет – охранники позвонят в суд и уточнят статус. Если у человека адвоката нет, ему выдают его из списка муниципальных защитников и суд одобряет это решение.
Когда поступает заключенный, в течение 24 часов его осматривает медицинский работник.

На фото: 1. вход в тюрьму Осло 2. Участница поездки Наталья Лютая на качелях во дворике тюрьмы 3. Комната для свиданий. Фото 1-2 проекта «Женщина. тюрьма. Общество» (Наталия Донскова), 3- журнал «7*7»

РАБОТА С ПСИХИЧЕСКИМИ БОЛЬНЫМИ

Норвежцы, кажется, верят, что человек в такой благополучной стране, не будет совершать преступление в здравом уме и твердой памяти. К тому же, среди поступивших сюда, есть зависимые. Поэтому в тюрьме работают психиатры.
Марьяна — руководитель поликлинического отделения, она работает с заключенными, у которых есть психиатрический диагноз. Она отмечает, в Норвегии заключенные получают помощь в тех же больницах. В таких же условиях, что и обычные граждане.
Иногда охранник дежурит рядом при оказании медицинской помощи, но это крайне редкий случай. Обычно он стоит за дверью. Чтобы пациент чувствовал себя в безопасности и больше доверял врачу. Психологи на всякий случай носят на себе тревожную кнопку, но за последние несколько лет ею воспользовались только один раз. Психиатры и психологи тюремной администрации не подчиняются, но офицеры обязаны обеспечить безопасность врачей.
Всего в психиатрической поликлинике при тюрьме работают 5 психологов, руководитель службы и 1 психиатр. Психиатрическое отделение было основано 14 лет назад.

фото: frifagbevegelse.no
СПЕЦСРЕДСТВА

Наручники в Норвегии не используют. Для усмирения особо буйных есть специальные средства. Охранники отмечают, их используют для того, чтобы не допустить нанесения травм заключенного самому себе. Последний раз ограничения применялись к мужчине, который разломал мебель в камере и попытался нанести себе травмы. Норвежские офицеры могут использовать телескопическую дубинку и ограничители: это такая мягкая фиксация, которая крепит руки к телу и не дает их опустить, надевается она и на ноги. У охранника в руках шнур при помощи которого охранник может моментально лишить заключенного опоры.
Но всегда перед применением всего вышеперечисленного сначала попытаются договориться. Сотрудники тюрьмы оружие не носят.

Спецсредсва охранников Норвегии. Фото сделаны сотрудниками норвежской исправительной системой и предоставлены нашему проекту.

фото: frifagbevegelse.no
НОРВЕЖСКИЕ ЗАОЧНИЦЫ.

Гости рассказали, в России заключенные очень часто общаются с «заочницами». Как выяснилось, такие женщины есть и в Норвегии. Они находят общение с «сидельцами» интересным занятием. Привозят ли дамы на свидания со своими кавалерами еду, сигареты и чай, гостям не рассказали.

НЕОБЫЧНАЯ ТЮРЬМА

Городская тюрьма Осло то и дело попадает в список самых необычных тюрем мира. Например за то, что наставником по физической культуре здесь работали олимпийские чемпионы, например звезда спортивной гимнастики Эспен Йонсен. Наставники контролируют работу в спортивном зале и преподают заключенным йогу.

фото: 1. тюремный коридор. Источник «7*7» 2. Тюремный магазин. Источник «7*7» 3. Тюремный спортзал. Источник «7*7»

ОТДЕЛЕНИЕ ДЛЯ ЗАВИСИМЫХ. ИСТОРИЯ КЕННАТА, КОТОРЫЙ ОТСИДЕЛ 20 ЛЕТ И РЕШИЛ НОЧАТЬ НОВУЮ ЖИЗНЬ

Заключенные, которые лечатся от зависимостей, живут отдельно от других арестантов. Здесь их готовят к полноценному лечению после выхода на свободу. По «12 параграфу» на реабилитацию имеют право все норвежцы. И, кстати, на прохождение этой программы, которая длится от полугода – очередь. Специалисты работают с мышлением, мотивацией, образом жизни. С зависимыми заключенными работают 6 специалистов и руководитель отдела. У заключенных регулярно берут анализ мочи, чтобы проверить и на употребление запрещенных веществ.
Кеннат – бывший наркоман, стаж «отсидки» — 20 лет. Он свободно присоединился к группе журналистов и правозащитников, когда те поднимались по лестнице в конференц-зал. Да, в Норвегии камеры не запирают. Вот оно, доверие. Чтобы заключенные не чувствовали себя отделенными от сотрудников и для повышения доверия, арестантам разрешают ходить в обычной одежде. А камеры не запирают даже на ночь, закрытыми остаются только этажи. Кеннат твердо решил встать на путь исправления. Он готовится в очередной раз выйти на свободу и начать новую жизнью. Кеннат рассказывает, что твердо решил измениться. Он более 10 лет употреблял наркотики: много раз бросал. Надеется, этот раз станет последней, удачной попыткой. Кеннат планирует вернуться к своей профессии медицинского работника.
Режим дня здесь такой: заключенные встают, моют полы, делают уборку, работают в группах. Чтобы ресоциализация проходила легче и успешнее, заключенных выводят на прогулки, они ходят на лыжах, участвуют в социальных активностях (работа на фестивалях и соревнованиях) или делают полезные дела, например, убирают снег. Заключенные могут сходить в отпуск, по средам они принимают гостей.
Кеннат: «Когда человек выходит из тюрьмы, за плечами нет ничего, в такой момент может начаться паника. Поэтому хорошо, что мы выходим. И хорошо, что мы находимся здесь, потому что в тюрьме мы работаем над своими проблемами. Я освобождался из тюрьмы и шел, куда ветер дует. Надеюсь, в этот раз все будет по другому»
Комнаты тут напоминают общежитие или номер в недорогой гостинице. Вот, например, комната Кенната. Фотографии родных на стене, среди них –снимки дочек, у входа –лыжные ботинки.
Вы можете посмотреть фотографии женской тюрьмы в Равнебергете- мужская тюрьма не менее комфортна.

Комната Кенната на первых двух фото и коридор тюрьмы. На картине — 7 чудес света, есть там и московский кремль. Фото сделаны сотрудниками норвежской исправительной системой и предоставлены нашему проекту.

Преступность в Норвегии

Тюрьма в Норвегии
Журнал Forbes в 2011 году составил рейтинг наиболее комфортабельных тюрем мира, в тюремном быту которых есть и пляжный отдых, и конные поездки, и лесные прогулки, и языковые курсы и тому подобное. В число наиболее комфортабельных попала Halden Fengsel (Халден, Норвегия, закрытая мужская тюрьма, самая большая в Норвегии), где число заключенных 248. Давно известно, что стандарты содержания заключенных в Норвегии одни из самых высоких в мире. Это действительно так: звуковая студия, кулинарные курсы, граффити работы именитого художника Долка Лундгрена на стенах внутреннего двора и отдельный дом для ночевки с родственниками, которые приезжают в гости. Не правда ли, как в доме отдыха? У охраны нет оружия, наручников. Внутренняя отделка комнат похожа на гостиницы. Все нацелено на то, чтобы оформление и быт помещений и территории приближались к специфике жизни за воротами «казенного дома».
Наталья Копсова, фото с сайта www.skazka.no
Журналист Наталья Копсова много лет живет в Норвегии. Ее материалы на сайтах и в ЖЖ неизменно вызывают большой интерес. С разрешения Натальи мы публикуем ее материал о преступности в Норвегии. Как хорошо известно, преступность в демократических обществах – одно из самых больших зол, где уровень ее всегда сильно превышает аналогичный в тоталитарных системах. Там уже само государство берет на себя и успешно справляется с ролью преступника и конкуренцию терпеть просто не желает. Демократическое королевство Норвегия занимает второе место в мире по уровню жизни. Демократические права и свободы здесь очень развиты (гораздо больше, например, чем в США), но уровень преступности значительно ниже, чем в других европейских странах, и даже относительно других развитых европейских стран весьма занижен. Любопытно узнать, не правда ли, как же норвежцам подобное удается? Чтобы во всем разобраться, обратимся к статистике. Согласно ей подавляющее большинство всех правонарушений в Норвегии совершается мужчинами. Социологи объясняют это тем, что девочка и мальчик в силу особенностей своей психологии реагируют по-разному на недостаток внимания, ласки и несправедливое к ним отношение, пережитые ими в детском возрасте. Став взрослыми, женщины начинают презирать, унижать и наказывать самих себя, а мужчины наказывают равнодушное и несправедливое общество. Однако прогресс неуклонно движет нас всех вперед и, хотя всего два года назад норвежским дамам принадлежало всего 11% всех нарушений закона, то сейчас эта цифра достигла уже 16% и продолжает неуклонно расти. Из многочисленных возможных видов нарушений слабый пол предпочитает мошенничество, подделку документов и мелкое воровство. Что же касается статистики пострадавших, то ими чаще всего становятся девушки в возрасте 16-24 лет. Половина всех преступлений совершается на рабочих местах или в учебных заведениях, четвертая часть – в частных домах или квартирах и последняя четверть – в публичных местах и учреждениях типа транспорта, вокзалов, спорткомплексов и т.д. В подавляющем большинстве случаев преступник и жертва являются знакомыми, друзьями или родственниками. Интересно также, что женщины чаще подвержены опасности с людьми знакомыми в собственных квартирах или офисах, в то время как мужчины – в общественных местах и на улицах. В среднем по Норвегии на каждую тысячу жителей приходится 101 преступление. Но в столичном городе Осло эта цифра намного выше – 227 нарушений закона на тысячу жителей. Разницу объясняют тем, что в крупные города стекается наиболее неустроенная и разочарованная в жизни часть общества, с низким уровнем образования и воспитания. В то же время в столицах социальный контроль за каждым гораздо слабее чем, например, в деревнях, изолированность друг от друга выше и одиноких людей много больше. Больше половины всех преступников и правонарушителей не имеют постоянной работы и столько же происходят из неблагополучных семей, 17% не окончили средней школы и 12% имеют лишь начальное образование. Среди нарушителей первое место занимают мужчины-иностранцы неевропейского происхождения в возрасте 17-26 лет: 58 человек на 1000 жителей; их стремительно догоняют бравые парни из Восточной Европы: 51 человек на 1000 жителей; на третьем месте – мужчины-норвежцы этой же возрастной категории: 41 человек на тысячу жителей. А вот мужчины из Западной Европы ведут себя в Норвегии лучше всех остальных: всего 21 человек на тысячу жителей. Социологи такое положение дел объясняют тем, что иностранцы из стран третьего мира обычно имеют в Норвегии более низкий уровень жизни и образования, большое количество социально-адаптационных проблем, им труднее найти работу и они ощущают на себе тщательно замаскированные в обществе дискриминацию и расизм. Восточноевропейские мужчины в Скандинавии просто представляют собой солдат с изломанной психикой, прибывших из боевых точек мира. Преступления по своему типу можно условно разделить на преступления бедных и преступления богатых. Бедным свойственны ограбления и бандитизм, изнасилования и инцесты, нанесения телесных повреждений, воровство и мелкая торговля наркотиками. Богатые любят заниматься подделкой денег и документов, банковскими махинациями и надувательствами, юридическими мошенничествами, торговлей экономическими секретами фирм и крупными партиями наркотиков. Я думаю, что читателю небезынтересны статистические данные о повторении преступлений лицами, подобное уже совершавшими ранее. Так вот, после всех полицейских, общественных и юридических мер воздействия продолжают воровать 33% воров; 36% наркоманов возвращаются обратно к распространению наркотиков; 12% грабителей – к грабежам; 18% насильников – к изнасилованиям и лишь 3% граждан совершают подобные прежним дорожно-транспортные нарушения и наезды. Подробный статистический анализ в норвежском государстве легко доступен не только через Интернет, но и лежит в виде толстых справочников на самом видном месте в любой библиотеке. Именно на эти данные обязаны ссылаться политические и общественные деятели в своих докладах и законопроектах. Потому как любому ребенку в Западной Европе известно, что наиболее полный учет интересов различных групп населения в государственном законодательстве и называется демократией. Стратегическим анализом, прогнозированием ситуаций и «управлением кризисами» (то есть использованием кризисов как инструментов достижения целей) в развитых странах Европы обычно занимаются так называемые «государственные группы стратегического анализа» – фактический мозг любого передового государства. Что же касается лиц русской и приближенных к ней национальностей, то на самом деле какую-то «особую лепту» и новую страницу в криминальную статистику они еще не вписали. В Норвегии считают, что на рост преступности влияют два фактора: чувство общественной несправедливости и недостаток доброго и хорошего воспитания. Именно эти недостатки здесь стараются компенсировать по мере сил и возможностей как в правосудии и юрисдикции, так и в системах штрафов, наказаний и тюремных заключений. Попросту говоря, пробуют воплотить в жизнь великий гуманистический принцип, сформулированный еще Блезом Паскалем: «Человека возможно наставить на путь истинный лишь тишиной, мягким, уважительным обхождением и пониманием его проблем». А как же высокий гуманизм выглядит на деле? В Норвегии существуют пять форм наказаний за правонарушения: письмо-предупреждение из полиции, возмещение убытков/компенсация пострадавшему, государственный штраф, условное тюремное заключение, когда приговоренный избегает заключения, если в течение определенного срока он не совершит новых правонарушений, и заключение в тюрьму. Только 6% (113 человек) заключенных в стране – женщины. 69% всех тюремных заключений относятся к срокам до трех месяцев, 23% – от трех месяцев до одного года, 8% – от одного года и более. Всего лишь 12 человек в четырехмиллионной Норвегии осуждены на одиннадцать и более лет. В настоящее время максимальный срок наказания в стране составляет 21 год, хотя до 1964 года он был всего лишь, смешно сказать, три года. Смертной казни здесь нет и никогда не было (за исключением казни пособников нацистов после войны. – Прим. редактора). Тюремным заключением на значительные сроки караются увечья и убийства, особо крупные экономические преступления (например, контрабанда и распространение больших партий наркотиков) и ряд преступлений против государственной безопасности. Для лиц, не достигших 18 лет, государством предусмотрена такая мера, как два года «испытательного присмотра». Правонарушителей в этом возрасте можно отправить в тюрьму только за очень серьезные преступления, но наказания для них всегда на порядок мягче, чем для взрослых. На практике полиция и суд разбираются только в случаях особо тяжких преступлений, а во всех остальных дела отправляются из полиции в местную коммуну, в отдел, где работают психологи и социологи, к которым правонарушителям и предстоит регулярно являться для проведения «социальной терапии». При коммунах действуют также дневные и вечерние курсы «социальной интеллигентности», впрочем, как и многие другие, вплоть до бальных танцев. Все без исключения лица, нарушившие закон, в обязательном порядке должны пройти эти довольно длинные курсы по социальной интеллигентности, морали и этике и сдать достаточно серьезные экзамены по предметам типа: «Правильное разрешение конфликтных ситуаций», «Снятие стрессов и эмоциональной напряженности», «Грамотное общение и взаимодействие с окружающими» и т.д. Вот таким образом Норвегия пытается разрешить извечную этическую дилемму, где с одной стороны общество желает защитить себя от криминальных элементов, а с другой стороны признает, что эти «элементы» возникают на базе серьезнейших социальных проблем, в большинстве случаев имеют небезосновательные претензии к обществу и остро нуждаются в социальной адаптации и реабилитации. Любые наказания, убеждены скандинавы, опасны тем, что они всегда ощущаются как зло и насилие; а зло, как известно, способно порождать лишь самое себя. На практике сама тюремная система чаще всего и порождает наиболее злостных, опасных, упорных и изворотливых бандитов. Потому-то в стране по отношению к преступникам практикуется концепция дополнительного социально-этического воспитания. Норвежские тюрьмы являют собой некую удивительную не только для россиян, но и для американцев смесь высшего учебного заведения, передового кооперативного хозяйства и горнолыжного санатория. Камеры очень похожи на небольшие молодежные квартиры: одна комнатка, маленькая кухня, душевая с туалетом, в наличии телевизор и радио, на полках стоят книги, на окнах висят яркие занавески, на стенах – репродукции картин. Заключенные много учатся, чтобы заполнить пробелы в своем образовании. К тюремным зданиям обычно прилегают цветущие сады, ухоженные огороды и парники, сверхсовременные фермы и мастерские, оборудованные компьютерной техникой последних моделей. Коллектив из криминальных элементов функционирует как маленькое сообщество, весьма довольное собой. Всего лишь одна важная для полной гармонии существования деталь здесь отсутствует: уйти из этого цветущего «рая» по собственному желанию нельзя – в этом и заключается наказание. Питание в норвежских тюрьмах, как и в норвежской армии, организовано по принципу «шведского стола» и выбор блюд, как в хорошем ресторане. Созданы все условия для занятий всевозможными видами спорта. Даже в горы для занятий слаломом желающие заключенные регулярно отправляются с инструкторами. На первый взгляд, кажется, что при таких вольготных условиях исполнения наказания бояться преступникам в общем-то нечего, но несмотря на это уровень преступности в Норвегии, как и во всей Скандинавии, остается невысоким. Огромную роль в этом, несомненно, играет система социальной защиты безработных, больных, молодежи, особая политика в отношении наркоманов и пьяниц, в судьбе которых государство принимает самое активное участие, а также профилактическая работа в среде подрастающего поколения, на которую государство не жалеет никаких средств. И еще один немаловажный факт. Норвежцы всегда были свободными и справедливыми людьми, хозяевами на своей земле. Они привыкли жить по однажды установленным правилам, которые являются общими для всех – для миллиардеров, королевской семьи, политиков и чиновников, простых людей. Ответственность перед законом несут все. Наказание неотвратимо. От него не скроешься, не откупишься. Общественным мнением здесь дорожат, так как оно приобретается здесь не за деньги. Поэтому решаются на преступление в Норвегии лишь отъявленные негодяи или безумцы.

Закрытая мужская тюрьма (Халден, Норвегия), фото с сайта www.online812.ru
Мужская тюрьма (остров Бастен, Норвегия), фото с сайта www.online812.ru
Тюрьма в Норвегии
Тюрьма в Чикаго, штат Иллинойс фото с сайта yevgeniya57.livejournal.com
Тюрьма в Чикаго, штат Иллинойс фото с сайта yevgeniya57.livejournal.com
Тюрьма в Чикаго, штат Иллинойс фото с сайта yevgeniya57.livejournal.com
В Норвегии современные тюрьмы строят примерно в таком же разрезе, внутри там так же красиво и проводятся фестивали вафель, выставки и концерты (очень, кстати, высокого качества) силами заключенных. При тюрьмах есть магазины, где населению и туристам продаются поделки заключенных, там также можно что-то заказать по собственному вкусу.

Наталья Копсова, Осло Материалы по теме ИСТОЧНИК// Сайт proza.ru

Загрузка комментариев.

Наши контакты
  • 614000, г. Пермь, ул. Екатерининская, д. 24
  • +7 (342) 212-20-27
  • +7 (342) 212-12-61
  • info@pravovsem59.ru
    (тех.поддержка сайта)

Нашли ошибку? Сообщите нам!
Выделите и нажмите Ctr+Enter

Разделы
Следуйте за нами

Обратная связь

Если у вас есть вопросы, задайте их через специальную форму

© 2019 ГКУ «Госюрбюро Пермского края»

В тюрьме перед Новым годом: в каких условиях отбывают наказание преступники в Норвегии

Вам может показаться, что на первой фотографии изображен старинный особняк а-ля институт благородных девиц, а на втором фото — типичная уютная комната в жилой квартире. И вы будете дважды неправы, поскольку на первом фото — «Бредвейт», самая большая женская тюрьма в Норвегии. На втором — камера заключения в этом исправительном учреждении. Накануне Нового года нам довелось изнутри изучить детали быта и занятости заключенных в Осло, которые заметно отличаются от российских реалий.

Гирлянды вместо решеток

«Бредвейт» располагается в здании 19 века, некоторая его часть — церковь, которая функционирует до сих пор. Тюрьма находится в черте норвежского города Осло, и потому не выглядит закрытой. Заключенным видны окрестности: норвежцы решили не ограждать ее от городской жизни высокой каменной стеной. Мы поднимаемся на украшенное новогодними гирляндами крылечко, на входе нас просят оставить паспорт и вещи в камере хранения. Проходим внутрь.

Кофемашина, мягкие кожаные диванчики, бананы, апельсины и глянцевые журналы на столе, на стене — пестрый новогодний календарь, красные носочки — для подарков. Так выглядит «гостиная» для тех, кто хорошо себя ведет в «Бредвейте». Миловидная норвежка в домашнем фартуке суетится за плитой, и если бы не пояснения инспектора по безопасности и готовности Кристофера Маккейба, я бы не догадалась, что она — заключенная.

Свой взгляд на «пожизненно»

Кристофер поясняет, что «Бредвейт» рассчитан на 400 человек, и сегодня здесь отбывают наказание 64 женщины — за тяжкие преступления. Большая часть из них иностранные граждане — из Азии, Африки. Мы интересуемся, есть ли россиянки, он утвердительно кивает. Всего в норвежских исправительных учреждениях — 3500 заключенных, и 210 из них — женщины. Средний возраст заключенных — 35 лет.

— Один из важных наших принципов — заключенные находятся рядом с сотрудниками в равных условиях, то есть они вместе обедают и ужинают, тренируются в зале, занимаются в библиотеке. Много времени уделяется на беседы с заключенными об их проблемах, в том числе тех, с которыми они столкнутся, когда выйдут на свободу. Средний срок пребывания здесь — четыре года. Формулировку «пожизненно» в Норвегии не используют, самый большой срок — 21 год, который по истечению может продлеваться, как в случае с Брейвиком. Заключенные здесь регулярно видятся с родственниками, они имеют право на одно свидание в неделю, и такой визит может длиться до 4 часов.

Трехзвездочный хостел без вай-фая

Мы проходим по коридору и попадаем в комнату заключенной. Это типичная для Бредвейта камера с облегченными условиями: кровать, раковина, шкаф — в нем косметика, книги, фотографии близких. Интернета у заключенных нет, новости узнают по телевизору. В целом весьма уютно, и даже больше напоминает номер в бюджетном хостеле, чем камеру заключения. Камеры не закрываются, днем заключенные свободно могут выйти из «комнаты», чтобы, к примеру, приготовить себе обед.

По пути в местную библиотеку, которая тут пользуется популярностью, мы заглянули в производственный блок, женщины трудятся в швейной, столярной и гончарной мастерской. Мы заглянули в столярную. Одни работницы были рады увидеть новые лица и приветливо улыбались, другие — отворачивались и даже закрывались от нас. Все они заняты изготовлением деревянной мебели, предметов быта, новогодних сувениров, игрушек — атмосфера напоминает рождественскую или новогоднюю фабрику, где для детей штампуются подарки под присмотром Деда Мороза.

Смотрят «За что?» и «Убить Билла»

Мы заходим в местную библиотеку. Узнаю, что здесь есть отдел литературы на русском — можно найти книги разных лет и жанров, среди них — «За что?» Анны Политковской, «Белая гвардия» и «Собачье сердце» Михаила Булгакова, тут же детективы Дарьи Донцовой, произведения Ильфа и Петрова, Бориса Акунина, Анны Ахматовой, Чингиза Айтматова, Дмитрия Быкова. Интересна и кино-подборка на DVD-дисках: «Мстители», «Бони и Клайд», «Секс в большом городе», «Убить Билла» и другие фильмы. В библиотеке часто проходят встречи с писателями и известными личностями, идут образовательные занятия — на данный момент заключенные женщины из «Бредвейта» составляют книгу рецептов. У них есть маленькая кухня, они готовят и записывают свои кулинарные эксперименты.

Заведующая библиотеки говорит, что поддерживает с заключенными дружеские отношения — она работает здесь уже 28 лет. Замечает, что за эти годы стало больше иностранных заключенных, а также тех, кто попадают сюда в тяжелом психическом состоянии. Работать ей здесь непросто, но, как она сама говорит — ей нравится поддерживать эмоционально людей, которые в этом нуждаются. Иногда она приводит сюда свою собаку, специально обученную, можно даже сказать — собаку-спасателя. В такие дни посетителей в библиотеке больше — многим хочется потрепать и погладить ее пса.

Камеры усиленного содержания в Норвегии тоже есть. Эти апартаменты «Бредвейта» сильно отличаются от той милой комнатки, в которую мы зашли в первую очередь.

Сюда заключенные поступают, когда пытаются причинить себе вред.

— Такое случается редко, а если и происходит — больше суток заключенный здесь не задерживается. Задача каждого исправительного учреждения Норвегии — сделать человека лучше, поэтому мы стараемся создать вокруг него благоприятную атмосферу. Исправление получится, если относиться к заключенному по-человечески, пытаться помочь ему. Эти люди уже наказаны — лишением свободы, — говорит Маккейб. — При этом любой заключенный когда-нибудь выйдет на свободу, и я бы не хотел, чтобы моим соседом оказался бывший заключенный, который отбывал наказание в тиранических условиях. И как показывает наблюдение, чем лучше условия в местах лишения свободы, тем быстрее человек возвращается к нормальной жизни после освобождения.

Новогоднее меню в тюрьмах Поморья

О своем визите в норвежскую тюрьму мы рассказали Ларисе Знатных, руководителю пресс-службы УФСИН России по Архангельской области, мы спросили ее, как Новый год встретят в исправительных учреждениях Поморья.

— На сегодня у нас функционирует 21 подразделение, есть учреждения общего, строгого и особого режима, колонии-поселения, четыре следственных изолятора, воспитательная колония, областная больница и лечебное учреждение для больных туберкулезом. В этих подразделениях содержится почти десять тысяч осужденных, — комментирует Лариса Знатных. — Действительно, существуют различия в условиях содержания в норвежских учреждениях и в наших. И это обусловлено рядом факторов. Прежде всего, количественный показатель — число осужденных в Норвегии гораздо меньше, чем в наших исправительных колониях. У них ведь содержание в тюрьме камерное, а у нас в общежитиях — живут коллективом. Однако год от года идет улучшение материально-бытовых условий отбывающих наказание. Это, кстати, отмечают и зарубежные коллеги из Норвегии, приезжающие в УФСИН по обмену опытом уже на протяжении последних пяти лет. Для тех, кто не является злостным нарушителем отбывания наказания, создаются улучшенные условия. Но в наших реалиях сегодня обеспечить каждому содержание в отдельных помещениях не представляется возможным.

Как сообщает Лариса Знатных, в исправительных учреждениях Поморья новогодние и рождественские праздники будут насыщенными. Атмосферу праздника создают украшенные игрушками и гирляндами настоящие ели, которые есть на территории ряда подразделений, снежные фигуры, сделанные отбывающими наказание, а в отрядах — новогодние плакаты с поздравлениями. В связи с праздниками изменения будут внесены и в распорядок дня режимных учреждений. 31 декабря время отбоя и соответственно подъема следующим утром определят руководители колоний, но по традиции положительно характеризующимся осужденным разрешается лечь позже обычного и посмотреть праздничные телевизионные передачи. Ждет отбывающих наказание и специальное новогоднее меню: помимо традиционных блюд повара приготовят салаты и выпечку, также осужденные смогут приобрести в магазинах исправительных учреждений разнообразные кондитерские изделия, произведенные в местных пекарнях.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *