Когда в ссср появилась атомная бомба
Перейти к содержимому

Когда в ссср появилась атомная бомба

  • автор:

Первая отечественная атомная бомба

29 августа 1949 года в районе города Семипалатинска было проведено первое испытание советского ядерного оружия, положившее конец ядерной монополии США. Ядерный щит обеспечил мирное развитие нашей Родины на долгие годы.

И.В.Курчатов

После получения разведданных об интенсивном развертывании американцами работ по Манхэттенскому проекту, 28 сентября 1942 года появилось распоряжение ГКО №2352 «Об организации работ по урану».

11 февраля 1943 ГКО принимает решение об организации Лаборатории №2 АН СССР для изучения атомной энергии. Руководителем научного ядерного центра в марте назначен Игорь Васильевич Курчатов.

Ю.Б.Харитон у бомбы

9 апреля 1946 года Совмин СССР издал распоряжение №806-327 о создании при Лаборатории №2 спецКБ по разработке ядерного оружия — КБ-11. Его начальником назначался Зернов, главным конструктором — Ю.Б.Харитон.

В декабре 1945 года начал функционировать и наш институт. Работая в крайне напряженном режиме, коллективы лабораторий института упорно шли к решению самой главной задачи — созданию материалов и технологий для первой советской атомной бомбы.

Наконец, 29 августа 1949 года было произведено успешное атомное испытание. Можно сказать, что этим был завершен первый этап деятельности института.

Бригада Бочвара

Стало ясно, что в течение короткого времени был создан трудоспособный, сплоченный, с огромным потенциалом коллектив, готовый решать самые трудные задачи на высоком научном уровне. В этот период был выработан особый стиль работы всего коллектива исследователей, конструкторов, технологов, производства и администрации, при котором имело место постоянное и четкое взаимодействие всех подразделений с полным пониманием важности и необходимости выполнения стоящих перед каждым задач.

Кроме того, не следует забывать, что работали в крайне тяжелых послевоенных условиях, когда значительную часть оборудования, приборов, установок, инструментов и т.п. приходилось изобретать, создавать, изготавливать своими руками.

Но это было в 1949 году.

А до этого было необходимо решить следующие задачи:

  • разведка, добыча, переработка урановых руд;
  • получение отечественного урана-238 для тепловыделяющих элементов атомного реактора;
  • обоснование, расчет, строительство первого в СССР физического реактора;
  • создание и эксплуатация первого промышленного ядерного реактора — наработчика плутония;
  • наработка плутония в количестве, достаточном для изготовления ядерного заряда;
  • выделение плутония, перевод его в металлическую форму и изготовление собственно плутониевого заряда;
  • наработка полония-210 для нейтронных запалов;
  • и многое, многое другое .

Итогом реализации советского атомного проекта явилось создание в августе 1949 года опытного образца первой атомной бомбы РДС-1 и его успешное испытание. «Родина делает сама!» — такое условное наименование получила первая атомная бомба.

Взрыв атомной бомбы

Отставание в развитии ядерного оружия СССР по сравнению с США составило всего четыре года. Президент США долго не мог поверить, что «эти азиаты могли сделать такое сложное оружие, как атомная бомба», и только 23 сентября 1949 года он объявил американскому народу, что СССР испытал атомную бомбу.

Родина по достоинству оценила вклад института в большую победу советской науки: многие сотрудники были отмечены высокими наградами и премиями.

В 1949 году за создание первой Советской атомной бомбы свою первую звезду Героя Социалистического Труда в числе основных руководителей уранового проекта получил и А.А.Бочвар. Высокими правительственными наградами были отмечены 55 сотрудников института. 8 сотрудников были удостоены звания лауреата Сталинской премии.

Когда в ссср появилась атомная бомба

Создание советской ядерной бомбы по сложности научных, технических и инженерных задач –значительное, поистине уникальное событие, оказавшее влияние на баланс политических сил в мире после Второй мировой войны. Решение этой задачи в нашей стране, не оправившейся еще от страшных разрушений и потрясений четырех военных лет, стало возможным в результате героических усилий ученых, организаторов производства, инженеров, рабочих и всего народа. Воплощение в жизнь Советского атомного проекта потребовало настоящего научно-технологического и промышленного переворота, который привел к появлению отечественной атомной отрасли. Этот трудовой подвиг оправдал себя. Овладев секретами производства ядерного оружия, наша Родина на долгие годы обеспечила военно-оборонный паритет двух ведущих государств мира – СССР и США. Ядерный щит, первым звеном которого стало легендарное изделие РДС-1, и сегодня защищает Россию.
Руководителем Атомного проекта был назначен И. Курчатов. С конца 1942 года он стал собирать ученых и специалистов, необходимых для решения проблемы. Первоначально общее руководство атомной проблемой осуществлял В. Молотов. Но 20 августа 1945 года (через несколько дней после атомной бомбардировки японских городов) Государственный Комитет Обороны принял решение о создании Специального Комитета, который возглавил Л. Берия. Именно он стал руководить Советским атомным проектом.
Первая отечественная атомная бомба имела официальное обозначение РДС-1. Расшифровывалось оно по-разному: «Россия делает сама», «Родина дарит Сталину» и т. д. Но в официальном постановлении СМ СССР от 21 июня 1946 года РДС получила формулировку – «Реактивный двигатель «С»».
В тактико-техническом задании (ТТЗ) указывалось, что атомная бомба разрабатывается в двух вариантах: с применением «тяжелого топлива» (плутония) и с применением «легкого топлива» (урана-235). Написание ТЗ на РДС-1 и последующая разработка первой советской атомной бомбы РДС-1 велась с учетом имевшихся материалов по схеме плутониевой бомбы США, испытанной в 1945 году. Эти материалы были предоставлены советской внешней разведкой. Важным источником информации был К. Фукс – немецкий физик, участник работ по ядерным программам США и Англии.
Разведматериалы по плутониевой бомбе США позволили избежать ряда ошибок при создании РДС-1, значительно сократить сроки ее разработки, уменьшить расходы. При этом с самого начала было ясно, что многие технические решения американского прототипа не являются наилучшими. Даже на начальных этапах советские специалисты могли предложить лучшие решения как заряда в целом, так и его отдельных узлов. Но безусловное требование руководства страны состояло в том, чтобы гарантированно и с наименьшим риском получить действующую бомбу уже к первому ее испытанию.
Ядерная бомба должна была изготавливаться в виде авиационной бомбы весом не более 5 тонн, диаметром не более 1,5 метра и длиной не более 5 метров. Эти ограничения были связаны с тем, что бомба разрабатывалась применительно к самолету ТУ-4, бомболюк которого допускал размещение «изделия» диаметром не более 1,5 метра.
По мере продвижения работ стала очевидной необходимость особой научно-исследовательской организации для конструирования и отработки самого «изделия». Ряд исследований, проводимых Лабораторией N2 АН СССР, требовал их развертывания в «удаленном и изолированном месте». Это означало: необходимо создать специальный научно-производственный центр для разработки атомной бомбы. Создание КБ-11

С конца 1945 года шел поиск места для размещения сверхсекретного объекта. Рассматривались различные варианты. В конце апреля 1946 года Ю. Харитон и П. Зернов осмотрели Саров, где прежде находился монастырь, а теперь размещался завод N 550 Наркомата боеприпасов. В итоге выбор остановился на этом месте, которое было удалено от крупных городов и одновременно имело начальную производственную инфраструктуру.
Научно-производственная деятельность КБ-11 подлежала строжайшей секретности. Ее характер и цели были государственной тайной первостепенного значения. Вопросы охраны объекта с первых дней находились в центре внимания. 9 апреля 1946 года было принято закрытое постановление Совета Министров СССР о создании Конструкторского бюро (КБ-11) при Лаборатории N 2 АН СССР. Начальником КБ-11 был назначен П. Зернов, главным конструктором — Ю. Харитон. Постановление Совета Министров СССР от 21 июня 1946 года определило жесткие сроки создания объекта: первая очередь должна была войти в строй 1 октября 1946 года, вторая — 1 мая 1947 года. Строительство КБ-11 («объекта») возлагалось на Министерство внутренних дел СССР. «Объект» должен был занять до 100 кв. километров лесов в зоне Мордовского заповедника и до 10 кв. километров в Горьковской области.
Стройка велась без проектов и предварительных смет, стоимость работ принималась по фактическим затратам. Коллектив строителей формировался с привлечением «специального контингента» — так обозначались в официальных документах заключенные. Правительством создавались особые условия обеспечения стройки. Тем не менее строительство шло трудно, первые производственные корпуса были готовы только в начале 1947 года. Часть лабораторий разместилась в монастырских строениях.

Объем строительных работ был велик. Предстояла реконструкция завода N 550 для возведения на имеющихся площадях опытного завода. Нуждалась в обновлении электростанция. Необходимо было построить литейно-прессовый цех для работы со взрывчатыми веществами, а также ряд зданий для экспериментальных лабораторий, испытательные башни, казематы, склады. Для проведения взрывных работ требовалось расчистить и оборудовать большие площадки в лесу.
Специальных помещений для научно-исследовательских лабораторий на начальном этапе не предусматривалось – ученые должны были занять двадцать комнат в главном конструкторском корпусе. Конструкторам, как и административным службам КБ-11, предстояло разместиться в реконструированных помещениях бывшего монастыря. Необходимость создать условия для прибывающих специалистов и рабочих заставляла уделять все большее внимание жилому поселку, который постепенно приобретал черты небольшого города. Одновременно со строительством жилья возводился медицинский городок, строились библиотека, киноклуб, стадион, парк и театр.

17 февраля 1947 года постановлением Совета Министров СССР за подписью Сталина КБ-11 было отнесено к особо режимным предприятиям с превращением его территории в закрытую режимную зону. Саров был изъят из административного подчинения Мордовской АССР и исключен из всех учетных материалов. Летом 1947 года периметр зоны был взят под войсковую охрану. Работы в КБ-11 Мобилизация специалистов в ядерный центр осуществлялась вне зависимости от их ведомственной принадлежности. Руководители КБ-11 вели поиск молодых и перспективных ученых, инженеров, рабочих буквально во всех учреждениях и организациях страны. Все кандидаты на работу в КБ-11 проходили специальную проверку в службах госбезопасности.
Создание атомного оружия явилось итогом работы большого коллектива. Но он состоял не из безликих «штатных единиц», а из ярких личностей, многие из которых оставили заметный след в истории отечественной и мировой науки. Здесь был сконцентрирован значительный потенциал как научный, конструкторский, так и исполнительский, рабочий. В 1947 году в КБ-11 прибыло на работу 36 научных сотрудников. Они были откомандированы из различных институтов, в основном из Академии наук СССР: Института химической физики, Лаборатории N2, НИИ-6 и Института машиноведения. В 1947 году в КБ-11 работало 86 инженерно-технических работников.
С учетом тех проблем, которые предстояло решить в КБ-11, намечалась очередность формирования его основных структурных подразделений. Первые научно-исследовательские лаборатории начали работать весной 1947 года по следующим направлениям:
лаборатория N1 (руководитель — М. Я. Васильев) – отработка конструктивных элементов заряда из ВВ, обеспечивающих сферически сходящуюся детонационную волну;
лаборатория N2 (А. Ф. Беляев) – исследования детонации ВВ;
лаборатория N3 (В. А. Цукерман) – рентгенографические исследования взрывных процессов;
лаборатория N4 (Л. В. Альтшулер) – определение уравнений состояния;
лаборатория N5 (К. И. Щелкин) — натурные испытания;
лаборатория N6 (Е. К. Завойский) — измерения сжатия ЦЧ;
лаборатория N7 (А. Я. Апин) – разработка нейтронного запала;
лаборатория N8 (Н. В. Агеев) — изучение свойств и характеристик плутония и урана в целях применения в конструкции бомбы.
Начало полномасштабных работ первого отечественного атомного заряда можно отнести к июлю 1946 года. В этот период в соответствии с решением Совета Министров СССР от 21 июня 1946 года Ю. Б. Харитоном было подготовлено «Тактико-техническое задание на атомную бомбу».

В ТТЗ указывалось, что атомная бомба разрабатывается в двух вариантах. В первом из них рабочим веществом должен быть плутоний (РДС-1), во втором – уран-235 (РДС-2). В плутониевой бомбе переход через критическое состояние должен достигаться за счет симметричного сжатия плутония, имеющего форму шара, обычным взрывчатым веществом (имплозивный вариант). Во втором варианте переход через критическое состояние обеспечивается соединением масс урана-235 с помощью взрывчатого вещества («пушечный вариант»).
В начале 1947 года начинается формирование конструкторских подразделений. Первоначально все конструкторские работы были сконцентрированы в едином научно-конструкторском секторе (НКС) КБ-11, который возглавлял В. А. Турбинер.
Интенсивность работы в КБ-11 с самого начала была очень велика и постоянно возрастала, поскольку первоначальные планы, с самого начала очень обширные, с каждым днем увеличивались по объему и глубине проработки.
Проведение взрывных опытов с крупными зарядами из ВВ было начато весной 1947 года на еще строящихся опытных площадках КБ-11. Наибольший объем исследований предстояло выполнить в газодинамическом секторе. В связи с этим туда в 1947 году было направлено большое число специалистов: К. И. Щелкин, Л. В. Альтшулер, В. К. Боболев, С. Н. Матвеев, В. М. Некруткин, П. И. Рой, Н. Д. Казаченко, В. И. Жучихин, А. Т. Завгородний, К. К. Крупников, Б. Н. Леденев, В. М. Малыгин, В. М. Безотосный, Д. М. Тарасов, К. И. Паневкин, Б. А. Терлецкая и другие.
Экспериментальные исследования газодинамики заряда проводились под руководством К. И. Щелкина, а теоретические вопросы разрабатывались находившейся в Москве группой, возглавляемой Я. Б. Зельдовичем. Работы проводились в тесном взаимодействии с конструкторами и технологами.

Разработкой «НЗ» (нейтронного запала) занялись А.Я. Апин, В.А. Александрович и конструктор А.И. Абрамов. Для достижения необходимого результата требовалось освоить новую технологию использования полония, обладающего достаточно высокой радиоактивностью. При этом нужно было разработать сложную систему защиты контактирующих с полонием материалов от его альфа-излучения.
В КБ-11 длительное время велись исследования и конструкторская проработка наиболее прецизионного элемента заряда-капсюля-детонатора. Это важное направление вели А.Я. Апин, И.П. Сухов, М.И. Пузырев, И.П. Колесов и другие. Развитие исследований потребовало территориального приближения физиков-теоретиков к научно-исследовательской, конструкторской и производственной базе КБ-11. С марта 1948 года в КБ-11 стал формироваться теоретический отдел под руководством Я.Б. Зельдовича.
Ввиду большой срочности и высокой сложности работ в КБ-11 стали создаваться новые лаборатории и производственные участки, и откомандированные на них лучшие специалисты Советского Союза осваивали новые высокие стандарты и жесткие условия производства. Планы, сверстанные в 1946 году, не могли учесть многих сложностей, открывавшихся участникам атомного проекта по мере продвижения вперед. Постановлением СМ N 234-98 сс/оп от 08.02.1948 г. Сроки изготовления заряда РДС-1 были отнесены на более поздний срок – к моменту готовности деталей заряда из плутония на Комбинате N 817.
В отношении варианта РДС-2 к этому времени стало ясно, что его нецелесообразно доводить до стадии испытаний из-за относительно низкой эффективности этого варианта по сравнению с затратами ядерных материалов. Работы по РДС-2 были прекращены в середине 1948 года.

По постановлению Совета Министров СССР от 10 июня 1948 года назначены: первым заместителем главного конструктора «объекта» — Щелкин Кирилл Иванович; заместителями главного конструктора объекта — Алферов Владимир Иванович, Духов Николай Леонидович.
В феврале 1948 года в КБ-11 напряженно работало 11 научных лабораторий, в том числе теоретики под руководством Я.Б. Зельдовича, переехавшие на объект из Москвы. В состав его группы входили Д. Д. Франк-Каменецкий, Н. Д. Дмитриев, В. Ю. Гаврилов. Экспериментаторы не отставали от теоретиков. Важнейшие работы выполнялись в отделах КБ-11, которые отвечали за подрыв ядерного заряда. Конструкция его была ясна, механизм подрыва — тоже. В теории. На практике требовалось вновь и вновь проводить проверки, осуществлять сложные опыты.
Очень активно работали и производственники — те, кому предстояло воплотить замыслы ученых и конструкторов в реальность. Руководителем завода в июле 1947 г. был назначен А. К Бессарабенко, главным инженером стал Н. А. Петров, начальниками цехов — П. Д. Панасюк, В. Д. Щеглов, А. И. Новицкий, Г .А. Савосин, А.Я. Игнатьев, В. С. Люберцев.

В 1947 году в структуре КБ-11 появился второй опытный завод — для производства деталей из взрывчатых веществ, сборки опытных узлов изделия и решения многих других важных задач. Результаты расчетов и конструкторских проработок быстро воплощались в конкретные детали, узлы, блоки. Эту по высшим меркам ответственную работу выполняли два завода при КБ-11. Завод N 1 осуществлял изготовление многих деталей и узлов РДС-1 и затем — их сборку. Завод N 2 (его директором стал А. Я. Мальский) занимался практическим решением разнообразных задач, связанных с получением и обработкой деталей из ВВ. Сборка заряда из ВВ проводилась в цехе, которым руководил М. А. Квасов.

29 августа 1949 года в СССР прошло первое испытание атомной бомбы

29 августа 1949 года в СССР впервые испытали атомную бомбу

Ровно в 7 утра на Семипалатинском полигоне в Казахстане произошел взрыв мощностью около 22 килотонн. Бомба, закрепленная на специально установленной 37-метровой башне, полностью уничтожила два трехэтажных дома, построенные на расстоянии 800 метров от эпицентра взрыва, кроме того, в радиусе 5 километров разрушились все бревенчатые и щитовые дома городского типа. Взрыв также отбросил и искорежил железнодорожный мост, а находившиеся на нем вагоны поездов разбросало как игрушки.

Звучит апокалиптически, но именно этот взрыв 29 августа – дата, к которой значительно позже, уже в наши дни, ООН почему-то приурочит Международный день действий против ядерных испытаний, – по сути, позволил избежать огромных человеческих жертв среди мирного населения на всей территории СССР. К этому времени в США уже был готов план Троян: он предусматривал массированную ядерную атаку 20 советских городов.

Недавние союзники по антигитлеровской коалиции вступили в конфронтацию с Советским Союзом фактически сразу по завершении Второй мировой. Как финальный аккорд войны, США успели проверить своё ядерное оружие на практике – во время бомбардировок Хиросимы и Нагасаки. К слову, Соединенные Штаты по сей день – единственная страна в мире, в действительности применившая атомное оружие против мирного населения. В такой ситуации противовес, устанавливающий баланс сил, был в буквальном смысле жизненно необходим.

Но как вообще мир пришел к созданию ядерного оружия? Все началось ещё в 1930–1940-х годах, когда исследования в области физики ядерного ядра вёл целый круг стран, включая Германию, Англию, Данию, Францию, Италию, США и СССР. В нашей стране больших успехов в этом направлении добились, в частности, учёные Георгий Флёров и Константин Петржак, которые провели серию опытов и открыли процесс спонтанного деления ядер урана. Руководил опытами молодой Курчатов. Тогда никто не задумывался о создании бомбы. Однако все изменила Вторая мировая, когда поползли слухи о работе по созданию бомбы в нацистской Германии.

В декабре 1939 года Альберт Эйнштейн писал президенту США Рузвельту:

«Это новое явление способно привести также к созданию бомб, и возможно – хотя и менее достоверно – исключительно мощных бомб нового типа. Одна бомба этого типа, доставленная на корабле и взорванная в порту, полностью разрушит весь порт с прилегающей территорией. Хотя такие бомбы могут оказаться слишком тяжёлыми для воздушной перевозки… Ввиду этого, не сочтете ли Вы желательным установление постоянного контакта между правительством и группой физиков, исследующих в Америке проблемы цепной реакции».

Эти строки стали своего рода прологом к так называемому Манхэттенскому проекту, то есть положили начало атомному проекту в Соединенных Штатах. Ядерное оружие впервые было испытано 16 июля 1945 года в США на полигоне «Тринити». Таким образом, непосредственно к созданию атомной бомбы американцы шли пять лет. У советских ученых времени не было вовсе. Исследования по использованию атомной энергии возобновились лишь в 1942 году после получения разведданных о развертывании американцами работ по созданию атомной бомбы.

«Ускорить создание советского ядерного оружия помогли сведения, добытые выдающимися советскими разведчиками – Владимиром Барковским, Леонидом Квасниковым, Александром Феклисовым и Анатолием Яцковым. В ходе агентурной операции, которая получила название «Эно́рмоз», им удалось не просто получить доступ к самой охраняемой военной, государственной тайне Соединенных Штатов Америки, но и, оставаясь незамеченными, в течение нескольких лет регулярно информировать руководство страны и коллектив советских ученых, которые работали над этой проблемой, информировать о соответствующих работах, которые велись в Британии, а затем – и в Соединенных Штатах Америки»,

– сказал ранее в одном из своих выступлений
Председатель Российского исторического общества,
руководитель Службы внешней разведки Сергей Нарышкин.

Благодаря разведданным детальное описание первой американской атомной бомбы оказалось в распоряжении советского руководства и советских учёных ещё за 12 дней до того, как американцы её собрали.

Над созданием советской атомной бомбы работали лучшие ученые-физики того времени, во главе которых были Игорь Курчатов и Юлий Харитон, последний был назначен и ответственным за проведение испытаний. После взрывов в Хиросиме и Нагасаки постановлением ГКО от 20 августа 1945 года также был создан Специальный комитет во главе с Лаврентием Берия для «руководства всеми работами по использованию внутриатомной энергии урана», включая производство атомной бомбы.

Советская атомная бомба получила название РДС-1. Как точно расшифровывается эта аббревиатура, неизвестно, утверждают, что в документах указывалась расшифровка «реактивный двигатель «С»». Но в народе первая атомная бомба РДС-1 получила характерное прозвище «Россия делает сама». Это была каплевидная авиационная бомба весом более четырех с половиной тонн.

«Дисбаланс сил неизбежно порождает дефицит ответственности. Достаточно вспомнить трагедию Хиросимы и Нагасаки, когда американское командование, ощущая свою монополию и безнаказанность, применило атомное оружие против сотен тысяч мирных граждан, совершив одно из самых страшных преступлений в истории человечества. Паритет ядерных арсеналов стал благом для всего человечества. Ясное понимание, что прямое атомное столкновение неизбежно приведет если не к уничтожению, то к существенной деградации нашей цивилизации, по сей день остужает самые горячие головы»,

– отметил ранее Председатель РИО Сергей Нарышкин.

В течение 1949–1950-х годов в городе Саров на базе завода Наркомата сельскохозяйственного машиностроения был создан 550-й сборочный завод при 11-м конструкторском бюро. Уже к весне 1951 года Советский Союз располагал 15 плутониевыми ядерными бомбами РДС-1.

Текст: Анна Хрусталёва

  • В Казани прошло торжественное мероприятие к 10-летию создания Института археологии АН РТ
  • 1 апреля 1828 года установлена первая колонна Исаакиевского собора
  • 1 апреля (20 марта) 1808 года – Александр I присоединил Финляндию к России
  • Константин Могилевский вручил награду победителю фестиваля «Неизвестная Россия»
  • 30 марта 2024 года состоялось награждение победителей I Всероссийского фестиваля документального кино «Неизвестная Россия»

Когда в ссср появилась атомная бомба

29 августа 1949 г. в 7 ч. утра по московскому времени на учебном Семипалатинском полигоне № 2 Министерства Вооружённых Сил прошли успешные испытания первой советской атомной бомбы РДС-1.

Первая советская атомная бомба РДС-1 была создана в КБ-11 (ныне Российский федеральный ядерный центр, ВНИИЭФ) под научным руководством Игоря Васильевича Курчатова и Юлия Борисовича Харитона. В 1946 г. Ю. Б. Харитоном было составлено техническое задание на разработку атомной бомбы, конструктивно напоминавшей американскую бомбу «Толстяк». Бомба РДС-1 представляла собой плутониевую авиационную атомную бомбу характерной «каплевидной» формы массой 4,7 т, диаметром 1,5 м и длиной 3,3 м.

Перед атомным взрывом работоспособность систем и механизмов бомбы при сбрасывании с самолёта была успешно проверена без плутониевого заряда. 21 августа 1949 г. специальным поездом на полигон были доставлены плутониевый заряд и четыре нейтронных запала, один из которых должен был использоваться при подрыве боевого изделия. Курчатов, в соответствии с указанием Л. П. Берии, отдал распоряжение об испытании РДС-1 29 августа в 8 ч. утра по местному времени.

В ночь на 29 августа была проведена сборка заряда, а окончательный монтаж был завершён к 3 ч. утра. В течение последующих трёх часов заряд был поднят на испытательную башню, снаряжён взрывателями и подключён к подрывной схеме. Члены специального комитета Л. П. Берия, М. Г. Первухин и В. А. Махнев контролировали ход заключительных операций. Однако из-за ухудшения погоды все работы, предусмотренные утверждённым регламентом, было решено провести со сдвигом на один час раньше.

В 6 ч. 35 мин. операторы включили питание системы автоматики, а в 6 ч. 48 мин. был включён автомат испытательного поля. Ровно в 7 ч. утра 29 августа на полигоне в Семипалатинске произошло успешное испытание первой атомной бомбы Советского Союза. Через 20 мин. после взрыва к центру поля были направлены два танка, оборудованные свинцовой защитой, для проведения радиационной разведки и осмотра центра поля.

28 октября 1949 г. Л. П. Берия доложил И. В. Сталину о результатах испытания первой атомной бомбы. За успешную разработку и испытание атомной бомбы Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 октября 1949 г. орденами и медалями СССР была награждена большая группа ведущих исследователей, конструкторов, технологов; многим было присвоено звание лауреатов Сталинской премии, а непосредственным разработчикам ядерного заряда — звание Героя Социалистического Труда.

Лит.: Андрюшин И. А., Чернышёв А. К., Юдин Ю. А. Укрощение ядра: страницы истории ядерного оружия и ядерной инфраструктуры СССР. Саров, 2003; Гончаров Г. А., Рябев Л. Д. О создании первой отечественной бомбы // Атомный проект СССР. Документы и материалы. Кн. 6. М., 2006. С. 33; Губарев Б. Белый архипелаг: несколько малоизвестных страниц из истории создания А-бомбы // Наука и жизнь. 2000. № 3; Ядерные испытания СССР. Саров, 1997. Т. 1.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *