Тольятти в честь кого назван
Перейти к содержимому

Тольятти в честь кого назван

  • автор:

В честь кого был назван город Тольятти в Самарской области?

28 августа 1964 года Президиум Верховного Совета РСФСР постановил: Переименовать город Ставрополь Куйбышевской области в город Тольятти. Это самый крупный город в СССР и России, названный именем зарубежного политического деятеля.

Именем Пальмиро Тольятти названа школа № 23 г. о. Тольятти и её музей.

Имя Пальмиро Тольятти в 1964―1992 годах носил Ленинградский инженерно-экономический институт.

Имя Пальмиро Тольятти увековечено в названии улиц городов бывшего СССР, таких как: Екатеринбург, Набережные Челны, Таганрог, Пятигорск, Новокузнецк, Николаев, Черновцы, Ялта, Алексеево-Дружковка, а также улиц в Болонье, в тосканском городке Совильяна (Sovigliana), в коммуне Скалея (Scalea) (Италия, регион Калабрия, провинция Козенца) и проспекта в Риме.

Имя Пальмиро Тольятти увековечено в названии посёлка в Киргизии.

Новости

newsplaceholder

Во вторник, 13 октября, в администрации состоялась встреча представителей Комитетов Данте Алигьери в России с главой города Николаем Ренцем. Члены делегации поделились впечатлениями о Тольятти и рассказали о целях своего визита. Накануне гости познакомились с городом в рамках обзорной экскурсии, а также приняли участие в торжественном открытии нового итальянского класса в школе N 93.

Как рассказала президент Поволжского Института Итальянской культуры Комитета Данте Алигьери в Тольятти Татьяна Буробина, визит стал возможен благодаря проекту «Российско-итальянскаямозаика: сближение культур и традиций», который реализуется в городе при поддержке Фонда президентских грантов. Уже сегодня в рамках проекта в библиотеке КЦ «АВТОГРАД»состоялась презентация книгиитальянского инженера — конструктора дирижаблей, полярника-исследователя Умберто Нобиле «То, что я увидел в советской России», изданной в Риме в 1945 году.

— Книга была переведена впервые, в ней идет речь о России 30-х годов. Автор влюбился в нашу страну, в ее людей. И мы посчитали, что должны обязательно донести до нашей молодежи эту историю, эмпатию, любовь иностранного гражданина к России. Это важно и с точки зрения патриотического воспитания, и в направлении поддержания взаимоотношений Италии и России, — подчеркнула Татьяна Буробина.

Гостей очень впечатлил наш город, в котором некоторые члены делегации побывали впервые, в том числе уникальная природа и месторасположение.

— Мы ехали сюда подготовленными, имея на руках интересный путеводитель. Однако только благодаря администрации нам удалось поближе познакомиться с Тольятти, его людьми и достопримечательностями. Меня поразила школа, где действует итальянское направление. Ведь изучение языков — это открытие мира и стирание границ. Очень впечатлил музей техники, там потрясающие экспонаты и экскурсовод! Мы приехали представлять книгу Умберто Нобиле, а потому история, в том числе военной техники — очень интересна для нас. Посетили Зал спортивной славы во дворце спорта «Волгарь» и только здесь узнали, что олимпийский чемпион Алексей Немов — воспитанник Тольятти! В целом город очень разносторонний, мы увидели много направлений, которые могут заинтересовать молодежь из других городов, — рассказала руководитель Международного молодежного Общества «Дружба» Россия-Италия Екатерина Спирова (г. Москва).

В планах гостей на ближайшую перспективу — вернуться сюда с проектом «Итальянская весна», в рамках которого создать точки притяжения для разной аудитории. Также тольяттинцев хотят познакомить с выставкой проектов «Под небом Италии» и «Советский партизан в Италии», а также привезти в город итальянский музыкальный дует.

Отдельного внимания удостоился музей Пальмиро Тольятти, расположенный в школе №23.

— Музей Пальмиро Тольятти — единственный в мире, это уникальные артефакты, фотографии, история. Это обязательно надо хранить и передавать, чтобы ни у кого не возникало вопросов — почему город назван именем этого человека! — убеждена президент Комитета Данте Алигьери в Москве Наталия Никишкина.

В рамках встречи гостям была представлена идея установки скульптуры Пальмиро Тольятти в Итальянском сквере. До сих пор такого памятника в городе нет, что представители Данте Алигьери считают исторической несправедливостью

— Тольятти — самый итальянский город России, об этом говорят даже сами итальянцы. Во-первых, он назван в честь политического деятеля, антифашиста Пальмиро Тольятти. Во-вторых — наш город стал известен на всю Россию именно благодаря тому, что здесь при сотрудничестве с компанией «Фиат» был построен крупнейший отечественный автозавод. Италия сыграла в судьбе Тольятти особую роль, поэтому между современным Тольятти и Италией исторически складываются очень теплые отношения, — отметил Николай Ренц. — Любые контакты, связанные с просвещением и культурным общением крайне важны, чтобы мы чувствовали себя сплоченными и испытывали яркие эмоции. Потому что и русская, и итальянская культуры — это, безусловно, мировые сокровища, которые обогащают жителей всего земного шара.

Уже в ноябре в Тольятти запланирован визит нового посла Италии в Москве Джорджо Стараче, который был назначен 1 октября. На том, чтобы начать знакомство с регионами именно с Самарской области, настоял член делегации — Представитель Генерального консульства Италии в Москве при Почетном Консульстве Италии в Самарской и Ульяновской областях и Республике Татарстан Бреддо Джангуидо.

masterok

Вот те раз! Ну кто же не знает город Тольятти. Это город в Самарской области, крупный центр автомобильной и химической промышленности. Практически любой автомобиль АвтоВАЗа ассоциируется с Тольятти. Тем более по численности населения Тольятти занимает 19-е место в России.

Иногда узнаешь ответы на совершенно обыденные вопросы и становиться стыдно. Как же я раньше этого не знал и более того, даже не догадывался об этом. Я вот не так давно узнал что это за человек «Сакко Иванцетти» в честь которого названа улица в Воронеже

А вот вы например знаете, почему этот город так называется? Житель Тольятти скорее всего все знают, а вы?

Изначально город назывался Ставрополь и был основан в 1737 году Василием Татищевым как город-крепость Ставрополь для защиты русских земель от набегов кочевников и переселения крещёных калмыков. 20 июня 1737 года императрица Анна Иоанновна жаловала грамоту крещёной калмыцкой княгине Анне Тайшиной, в которой было записано об основании города. С этой даты ведётся отсчёт истории города.

К началу 1950-х годов в городе насчитывалось 12 тысяч жителей.

21 августа 1950 года было опубликовано Постановление Совета Министров СССР о строительстве гидроузла на реке Волге. Во время строительства Жигулёвской ГЭС Ставрополь попал в зону затопления Куйбышевского водохранилища и в 1953—1955 годах практически полностью был перенесён на новое место. После этого начался быстрый рост города.

28 августа 1964 года Президиум Верховного Совета РСФСР постановил: переименовать город Ставрополь Куйбышевской области в город Тольятти в честь Генерального секретаря ЦК Коммунистической партии Италии Пальмиро Тольятти.

Под управлением Тольятти компартия Италии стала самой крупной партией в Италии и самой большой неправящей коммунистической партией в Европе. Хотя и не входившая в правительство, партия была у власти во многих муниципалитетах и обладала большим влиянием в обществе. Его заместителями были Луиджи Лонго и Пьетро Секкья. Тольятти всегда выступал за дружбу с Советским Союзом.

Последний визит генерального секретаря Итальянской компартии (ИКП) Пальмиро Тольятти начался так же неудачно, как и завершился. 11 августа 1964 года он вместе с женой прилетел в Москву. Формально он принял приглашение руководства КПСС отдохнуть и пообщаться с главами других коммунистических партий. На деле Тольятти выполнял важнейшую миссию — руководство ИКП поручило своему генсеку встретиться с Хрущевым для решения наболевших вопросов. Уже несколько лет высшие функционеры ИКП не имели доступа к телу «дорогого Никиты Сергеевича». Их каждый год приглашали в Крым, радушно принимали, усердно лечили, одаривали ценными подарками, но на переговоры с членами Президиума ЦК КПСС не приглашали.

Заместитель заведующего отделом ЦК КПСС, который в начале 60-х был назначен старшим по приему итальянской партийной делегации, рассказывал мне, что преподнес всем ее членам братский дар — золотые часы. Итальянцы уныло посмотрели на него и вместо ожидавшихся слов горячей благодарности сказали: «Опять золотые часы. А нам так хотелось поговорить с товарищем Хрущевым».

Прибытие в Москву генсека ИКП сразу было омрачено досадным инцидентом. Среди встречавших не оказалось ни одного фотокорреспондента, что сразу снизило уровень его визита до обыкновенной поездки на отдых. Тольятти дали понять, что Хрущев и его принимать не собирается. Собственно, об отношениях между КПСС и другими компартиями мира товарищ Пальмиро и хотел поговорить с товарищем Никитой: о конфликте между КПСС и Компартией Китая, раскалывавшем мировое коммунистическое движение; о не вполне партнерских отношениях СССР со странами социалистического лагеря. А главное, генсек ИКП собирался обсудить с Хрущевым идеологические вопросы, отравлявшие жизнь итальянским коммунистам. К примеру, поговорить о том, почему культ личности Сталина был разоблачен КПСС довольно половинчато, непоследовательно. Ведь от того, что не были, хотя бы формально, названы причины возникновения сталинского культа, вина за его создание ложилась и на старого коммуниста сталинской закалки Пальмиро Тольятти.

Но сколько бы ни говорила принимающая сторона о том, что Хрущева нет в Москве, Тольятти понимал: приема не будет. Для человека, бывшего одним из руководителей Коммунистического интернационала тогда, когда Хрущев еще едва поднялся на райкомовский уровень, это была двойная обида. И Тольятти бросился к бывшему политсоветнику Коминтерна Борису Пономареву, возглавлявшему международный отдел ЦК КПСС. Старый товарищ посоветовал Тольятти отправиться на отдых в Крым, где, может быть, встреча с Хрущевым все-таки состоится.

В Крыму Тольятти было не до отдыха. Все-таки надеясь получить аудиенцию у Хрущева, он начал писать памятную записку для этой встречи, в которой попытался стройно изложить систему своих доводов. Однако хозяева не оставляли гостя в покое — человеку, много лет жившему в СССР, пытались вновь показать достопримечательности всесоюзной здравницы.

В числе прочего ему предложили посетить пионерлагерь «Артек», где отдыхали в то лето и дети из Италии. Поездка была намечена на 13 августа. Тольятти с утра жаловался на усталость, но в конце концов согласился ехать — скорее всего, потому, что там у него появлялась возможность публично выступить и довести до советского руководства свою точку зрения. Его привезли в морской лагерь «Артека», где была организована полная программа приема дорогого гостя: линейка на костровой площадке с приемом в почетные пионеры и концерт детской самодеятельности. Работавший тогда методистом морского лагеря Владимир Свистов рассказывал мне, что Тольятти сильно волновался. Но он считал, что высокий гость тронут приветствием советских и итальянских детей.

Ответное слово Тольятти предназначалось прежде всего Хрущеву. Итальянский генсек протянул советскому коллеге пальмовую ветвь мира: «У нас разный язык, но сердце у нас одно. И в вашем сердце, и в моем одни и те же мысли, одни и те же идеалы. И вы, и мы боремся за счастье народов, за братство между народами, за прогресс, за социализм. В этом единстве состоит гарантия нашей победы».

Стояла сильная жара, но Тольятти так и остался застегнутым на все пуговицы и даже не расслабил узел галстука. Возможно, он таким способом (вдобавок наконец-то появился фотограф) пытался показать, что его визит в СССР все-таки носит официальный характер. Но это только предположение.

Как рассказывал артековский фотограф Василий Николаев, после съемки на костровой площадке он продолжал снимать Тольятти и во время концерта. «Руки у него вдруг как-то упали на колени,— вспоминал Николаев.— Я снял. Это предпоследний его снимок . А потом он вдруг начал запрокидывать голову и схватился рукой за галстук. Я снял еще раз. Тут он начал падать, все к нему побежали, и я понял, что ему стало плохо. Снимать дальше было неудобно, неприлично как-то. » Владимир Свистов сидел на трибуне выше Тольятти и видел, как генсек начал валиться на бок. Немедленно позвали сидевшего тут же врача, вызвали артековскую машину медпомощи и на носилках осторожно перенесли Тольятти в санчасть морского лагеря. Диагноз был очевиден — инсульт.

В лагерь тут же прибыло высокое начальство, в том числе «откуда надо». С Василием Николаевым провели строгий инструктаж. Снимки, кроме самых последних, велели напечатать для передачи на память итальянским товарищам. «А про то, что видел дальше, рассказывать запретили,— рассказывал мне Василий Яковлевич.— Строго. И снимки велели никому не показывать. Сказали: это важное политическое дело. Вот с тех пор я их никому не показывал. Негативы я отдал. А по одному отпечатку последних снимков я все же себе оставил».

Он долго отказывался дать их для публикации: «Раз сказали нельзя, значит, нельзя». Никакие слова о том, что прошло почти 40 лет и что государства, представители которого приказали ему забыть об этой истории, не существует уже десять лет, не подействовали. Старец был непреклонен. Чтобы уговорить ветерана фотографии, пришлось подключить его внучку. Такого напора старик не выдержал и сдался: «Все равно скоро помирать. Публикуйте».

К постели больного Тольятти слетелись руководители и КПСС, и ИКП. Последним их политический противник премьер-министр Италии Альдо Моро, потрясенный случившимся, даже дал свой личный самолет. Из Москвы прилетели светила медицины. Но, несмотря на все их усилия, Тольятти не приходил в сознание.

У здания ЦК ИКП в Риме шел непрекращающийся митинг. А в «Артеке» стояла абсолютная тишина: чтобы не повредить товарищу Пальмиро, пионеры решили не шуметь. Однако состояние больного ухудшалось день ото дня. 20 августа положение стало уже безнадежным, однако советские врачи решились все-таки провести трепанацию черепа и удалить сгустки крови. Но сутки спустя Тольятти скончался.

И тут наконец-таки появился Хрущев. Энергично выражал соболезнования жене покойного, которую опекала дочь французского генсека Мориса Тореза; советовался с Пономаревым, как дальше вести разговоры с итальянскими партийными друзьями. Но вести с ними переговоры всерьез все же не хотел и потому начал торопить с отправкой тела Тольятти в Италию.

После прощания гроб погрузили в микроавтобус, Хрущев с женой сели в открытую «Чайку», и кавалькада в сопровождении машин охраны и ГАИ отправилась в аэропорт. Но на перевале автобус неожиданно заглох. Вновь возникла неловкая пауза. В конце концов Хрущев приказал перенести гроб в свою открытую машину и прикрыть его чем-нибудь. Сам он пересел в другую машину, и траурный кортеж с гробом, торчащим из-под тряпок, продолжил свой путь.

Но на этом похоронные злоключения не завершились. На аэродроме в Симферополе была подготовлена еще одна процедура прощания. Дюжие ребята из охраны подняли тяжелый гроб, но взвинченный Хрущев оттолкнул одного из них и подставил свое плечо. Первый секретарь ЦК КПСС, как известно, не отличался гренадерским ростом, и оставшийся без опоры гроб начал валиться на него, а Хрущев, в свою очередь, стал оседать на бетон. Сотрудникам КГБ пришлось вновь проводить воспитательную работу с фотографами и пионерами, стоявшими в почетном карауле у трапа самолета.

А неприятности Хрущева только начинались. Как и любая скоропостижная смерть, кончина Тольятти вызвала массу кривотолков. Итальянские коммунисты, жившие в рамках парламентской демократии, решили обратить трагедию себе на пользу. Они распространили версию о том, что Тольятти скончался во время жарких дискуссий с руководством КПСС, отстаивая особую позицию ИКП, а в подтверждение опубликовали в своей газете «Унита» памятную записку покойного к переговорам с Хрущевым.

Москве ничего не оставалось, как опубликовать тот же текст в «Правде». Собственно, большинству членов советского руководства, активно участвовавших в подготовке к смещению Хрущева, публикация была на руку: партии и народу продемонстрировали беспомощность «дорогого Никиты Сергеевича» как лидера мирового коммунистического движения, не желавшего и не умевшего ладить с друзьями-коммунистами на Западе. До его смещения оставалось чуть больше месяца.

В родной Италии, в Риме в честь П. Тольятти назвали только одну улицу.

Очень часто встречается утверждение, что город Тольятти до своего переименования назывался Ставрополем-на-Волге. Однако это мнение ошибочно. В 1777 году на Северном Кавказе был основан ещё один город, носивший тогда имя Ставрополь-Кавказский. По аналогии уточняющее определение появилось у волжского Ставрополя, тем не менее, это название никогда не было официальным. Встречается и ещё один вариант названия: Ставрополь-Волжский

Город Тольятти. Откуда взялось его название?

Город Тольятти. Почему, когда и в честь кого его так назвали?

комментировать
в избранное
Olga-Blg [60.6K]
10 лет назад

Тольятти — это город в Самарской (Куйбышевской) области.

В 1738 году на берегу Волги был построен укрепленный пункт, который через 42 года в 1780 году получил статус города. Историческое название ТольяттиСтаврополь, Ставрополь-на-Волге

В 1950г. на Волге началось грандиозное строительство Волжской гидроэлектростанции имени В.И. Ленина и город Ставрополь оказался на территории создания водохранилища. Город перенесли из зоны затопления на безопасное место, сохранив при этом его прежнее название. А в 1964 году городу город был переименован и назван именем лидера коммунистического движения Италии, Генерального секретаря итальянской Коммунистической партии Пальмиро Тольятти.

Пальмиро Тольятти, большой друг Советского Союза, в 1964 году получил приглашение от советского правительства посетить пионерский лагерь «Артек» в Крыму, где в то время отдыхали дети итальянских коммунистов. В этом лагере он и закончил свой земной путь.

Смерть Пальмиро Тольятти наступила в результате инсульта. Он прожил 71 год.

В память об этом антифашисте, борце за права рабочих Пальмиро Тольятти в 1964 году город получил новое имя.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *