Река амударья на карте евразии
Перейти к содержимому

Река амударья на карте евразии

  • автор:

Амударья на карте мира: где находится река

Показать на карте Азии где находится река Амударья. Расположение устья и истока реки Амударья на картах Гугл и Яндекс. Страны, в которых протекает река Амударья: Узбекистан, Туркменистан, Таджикистан, Афганистан.

Река Амударья на Гугл картах

Река Амударья на Яндекс картах

  • WhatsApp
  • ВКонтакте
  • Telegram
  • Одноклассники

Ещё публикации из этой рубрики:

Река Ингулец Херсонская область на карте Украины

Читайте также

Карта мира со странами и названиями смотреть на весь экран

Карта мира со странами и названиями смотреть на весь экран

Карта Евразии: крупным планом со странами и столицами

Карта Евразии: крупным планом со странами и столицами

Тектоническая карта мира: что это такое, пример карты

Тектоническая карта мира: что это такое, пример карты

Климатическая карта мира: как выглядит карта онлайн

Климатическая карта мира: как выглядит карта онлайн

Политическая карта мира со странами, границами, городами и столицами государств

Политическая карта мира со странами, границами, городами и столицами государств

Физическая карта мира: как выглядит географическая карта с рельефом земли

Физическая карта мира: как выглядит географическая карта с рельефом земли

Украина на карте: подробно на русском языке со столицей и городами

Украина на карте: подробно на русском языке со столицей и городами

Амударья как пограничная зона

Развитие геополитики в последние годы напоминает, что любой исторический процесс протекает не только во времени, но и в пространстве. Объективно и всесторонне изучить это пространство без учета геологических трансформаций, эволюции климата и других естественно-географических реалий в связи с политическими событиями невозможно. Междисциплинарная проблема осмысления пограничья как контактной зоны только начинает развиваться в общественных науках. В связи с этим образ пограничья является необходимым объектом интерпретации динамики и структурных изменений ментально-географического пространства.

Границы часто менялись не только в результате войн, но и в связи с изменением экологических условий или миграцией населения. В своем понимании границы разделяются на европейские – абстрагированные от конкретной территории (и лишь иногда учитывающие естественные преграды-границы), и азиатские, живущие естественными рубежами. В Средней Азии традиционно – это отмечалось еще исследователями XIX в., в частности географом А. Н. Северцовым – существовали два типа границ: постоянные границы оседлого населения, и подвижные – границы кочевых племен. 1 Тем самым границы тесно связывались с хозяйственными занятиями населения. Между местом обитания оседлого и кочевого населения с помощью создания крепостей по берегам рек создавались рубежи с целью дополнительной преграды от экспансии беспокойных кочевников. Наиболее интересными представляются границы-берега реки Амударьи, которая проходила сквозь места обитания различных племенных и государственных образований. Важно, что река оказалась одновременно и связующим элементом жизни кочевого и оседлого населения. В типологическом отношении подвижные границы можно приравнять просто к пограничьям или же представить их как своеобразные фронтиры оседлого населения. В связи с определяющей ролью ирригации в районе Средней Азии и постоянные, и подвижные границы часто привязывались к гидрографическим рубежам как естественным разделителям, в частности, к реке Амударье. Следует отметить, что для региона, кроме водных, как естественные границы также были важны пустыни.

В пограничных, буферных зонах Средней Азии сталкивалось, как правило, несколько этнических культур. Процесс ассимиляции взаимодействующих этносов и их культур был тесно связан с географо-климатическими и политическими изменениями, происходящими в регионе. Из областей, на которые разделялась средневековая Средняя Азия, более всего представлял обособленно географическое целое Хорезм, в будущем – Хивинское ханство. В силу своего географического положения на стыке степей Евразии с древнейшими оседлыми земледельческими цивилизациями юга Средней Азии этот регион являлся одним из важнейших узлов скрещения этногенетических процессов. Занимая небольшую территорию оазиса в низовьях Амударьи, окруженный пустынями, Хорезм оказался в то же время территориально настолько удаленным от других государств Средней Азии, что это достаточно долго позволяло ему выгодно торговать: через его территорию проходили торговые пути из Азии в Европу. Мавераннахр и Хорасан соединялись с Хорезмом узкой, но непрерывной полосой, начинающейся от Амуля (с XVI в. – Чарджоу). В то же время эта полоса была мало пригодна для прохождения крупных военных сил, что вынуждало соседей или кочевников-завоевателей избегать набегов, т. к. армия, идущая в обход этого узкого пути, преодолевающая безводные и бескормные степи и пустынные пространства, приходила бы в Хорезм истощенной и небоеспособной. Кроме того, климатические условия, близость моря и обилие глины и грязи (почва Хорезма описывается как солончаковая и сырая, с близко подступающими грунтовыми водами) неблагоприятно отражались на тех войсках, которые в редчайших случаях могли добраться в Хорезм. 2 Тем самым естественные труднопроходимые границы долгое время защищали до-ступ к этой культурной области не хуже каких-либо гор.

Ландшафтные особенности в сочетании с отсутствием развитой сети коммуникаций выводили на первый план гидрографические объекты. С этой точки зрения реки Среднеазиатского региона могут рассматриваться и как фактор общности, объединения, и как фактор разобщенности, пограничья. Следует подчеркнуть, что наиважнейшее значение в условиях сухого и жаркого климата Средней Азии всегда имела проблема водных ресурсов: традиции отношения к воде как к драгоценному божьему дару формировались веками. Для Хорезма ключевой рекой была Амударья. Именно она с древнейших времен являлась естественной границей между двумя различными географиче-скими регионами, которые в средние века были из-вестны как Хорасан и Мавераннахр. В разные исторические эпохи эти территории входили в состав различных государственных образований, политиче-ские границы которых часто проходили по Амударье: находясь на стыке различных историко-культурных областей, она играла важную роль в политической, экономической и культурной жизни Средней Азии на всех этапах ее истории. Хозяйственную и политическую географию бассейна реки Амударьи определяли размещение ирригационных систем и распределение воды. В аридной зоне вода, перемещающаяся по руслу реки, каналам и арыкам, определяла границы административные, управленческие, зачастую – культурные. Количество воды влияло и на имущественную стратификацию: именно вода, а не земля в Средней Азии была мерой богатства. Исследователями отмечается не просто неустойчивость местной геополитической среды, а вообще текучесть самого ландшафта и среды обитания, тесно связанных с водой. 3 Значимость Амударьи для истории Туркестана показана и в уже упомянутом названии области к востоку от реки: ее называют Мавераннахр, т. е. буквально – «то, что по ту сторону реки», «заречье».

Особенностью Амударьи является свойство русла изменять свое направление (мигрировать) в различные периоды. Неустойчивость структуры грунта в низовьях Амударьи обусловила перемещающийся характер течения реки, которая постоянно подтачивала собственные берега и сносила цветущие районы, города и селения. И в зависимости от направления основного стока вод этих рек находился уровень береговой линии Аральского моря, и соответственно, определялись границы племен или государственных образований.

Контрастным выглядит геокультурное пространство по обе стороны реки: в нем сталкиваются, переплетаются, сосуществуют различные ценностные установки кочевников и оседлых. В связи с этим интересной представляется не столько разделяющая, сколько интегрирующая роль Амударьи для такой культурной области низовьев Амударьи, как Хорезм. В IV в. до н. э. Хорезм стал отдельной сатрапией Ахеменидской державы, причем это событие связывается с появлением водного пути по Узбою, древнему руслу Амударьи, впадавшей в определенные исторические периоды в Каспийское море. Кроме появления через Узбой короткого пути к центру державы Ахеменидов, обилие воды привело к созданию в Присарыкамыш-ской дельте грандиозной системы ирригации, что в результате способствовало началу расцвета Хорезма.

Уменьшение количества воды и высыхание Узбоя к V в. н. э. стали причиной социально-экологиче-ского кризиса, совпавшего с появлением в Средней Азии тюрок и перехода к ним в VI в. политического господства. Области за Амударьей получили с этого времени название Туркестан, т. е. страна тюрок. Изменилось не только название, но и язык (вместо иранского стал распространяться тюркский).

В VII-VIII вв. край подвергся нашествию арабов, большой проблемой для которых в процессе этого завоевания стало преодоление водного рубежа – Амударьи. С появлением арабов изменилась система мировоззрения: распространение ислама и включение среднеазиатского региона в ареал мусульманской культуры способствовали некой унификации миропонимания. Новые завоеватели на некоторое время оттеснили тюрок в степи, и термин «Туркестан» с приходом арабов уже стал означать «мусульманская Средняя Азия». При этом Хорезм, будучи частью этой мусульманской Средней Азии, все же составлял особую этнографическую единицу. 4 Изолированность этой области естественными рубежами способствовала сохранению уникального хорезмийского языка, который был впоследствии уничтожен арабами и дошел до нас лишь в кратких упоминаниях. 5 В Хорезме с XI в. был и свой «науруз», праздновавшийся тремя неделями раньше бухарского и персидского и отмененный лишь в 1827 г. 6

Возобновление течения по отдельным рукавам старого русла в Сарыкамышскую дельту приходится на VII – X вв. В X в. с ослаблением господства Халифата в Средней Азии вновь стали господствовать тюрки, переходящие к оседлости. На территории Присарыкамышкской впадины началось строительство огромной ирригационной системы. В начале XI в. Амударья стала границей между двумя государствами – Караханидов иГазневидов, но это не помешало интенсивному освоению района Хорезма до начала XIII в.: массовое возникновение селений, строительство башен, караван-сараев диктовалось и успехами сельского хозяйства, и торговыми интересами Хорезма. Его расположение – с одной стороны, как окраинной, пограничной территории оседлого населения Средней Азии, а с другой – как перекрестка торговых путей, привели к тому, что Хорезм во многом был обязан своим богатством торговле с кочевниками, причем, эта торговля сосредоточивалась в северной части этой области, испещренной каналами и рукавами дельты Амударьи.

Очередная экологическая катастрофа, разразившаяся в Туркестане и больнее всего затронувшая Хорезм, пришлась на начало XIII в. и была связана с глобальным похолоданием. Амударья в 1217–1219 гг. покрывалась слоем льда толщиной до метра и державшегося до пяти месяцев. 7 Это позволяло хорезмшаху, чье государство выделялось в конце XII – начале XIII вв. своими огромными размерами, переправлять многотысячные армии и вести активную внешнюю политику: река стала не столько границей, условно разъединяющей народы и государства, сколько фактором усиления экспансии самого агрессивного из них. Стремление хорезмшахов подчинить своему влиянию тюркские племена Сырдарьинского побережья, а вместе с тем создать преграду для вторжений беспокойных кочевников в Хорезм, было причиной создания крупных городов-крепостей на левобережье Сырдарьи. Хорезмшахи резко раздвинули границы своего государства, включив в его состав районы возделываемых и орошаемых земель оседлого населения Сырдарьи.

В XII в. этнический состав Хорезма был представлен двумя главнейшими народностями: тюрками и таджиками (иранцами). Тюрки занимали господствующее положение, т. к. государство хорезмшахов было основано представителем тюркской династии, а таджики – подчиненное. Последние жили преимущественно в северных районах Хорезма, отличающихся высокоразвитой земледельческой культурой. При этом бросается в глаза весьма любопытный факт: хорезмшах Алауддин Текеш нигде не упоминает о наличии кочевников в этих северных областях Хорезма. Возможно, их там совсем не было по каким-то административно-политическим соображениям, и все же примечательно, что наследник тюркских кочевников, став руководителем государства, основу которого составляли оседлые жители, стал оберегать этих земледельцев и ни под каким видом не допускал кочевников-степняков селиться на обработанной земле северного Хорезма. Тем самым, вероятно, срабатывали некие механизмы, защищающие Хорезм как пограничную область земледельцев от запустения, связанного с засильем кочевников. Кочевники-тюрки сами стали активно переходить к оседлому состоянию и занятиям земледелием, и в результате общность интересов иранского и тюркского населения Хорезма привела этот район в состояние расцвета. Удивительны и сведения о покровительстве недавних кочевников, а ныне правителей, духовному развитию области: существовала специальная должность, носитель которой должен был заботиться о поднятии культуры в стране, причем на эту должность назначались близкие государю лица. 8

Пришедшие через несколько лет монголы, разгромившие государство хорезмшахов и разрушившие на Амударье плотины, кардинальным образом изменили ситуацию. Почти все города Хорезма, расположенные на искусственных каналах, в течение нескольких десятков лет лежали в развалинах; многие из них навсегда прекратили свое существование. И все же исследователями всегда отмечалась необыкновенная многолюдность Хорезма, материальное богатство (несмотря на кратковременные периоды бедствия, связанные с нашествиями), и высокий уровень политического развития. 9

Столь необычная история региона традиционно привлекала представителей различных отраслей науки. При этом вклад одного из них, В. В. Бартольда, применившего полидисциплинарный подход в исследовании Хорезма, представляется недостаточно изученным. Наиболее важным для истории как Хорезма и Хивинского ханства, впоследствии созданного на его территории, так и для историко-географического развития всего Туркестана, оказался поворот Амударьи, впадавшей в Каспийское море в XIII-XVI вв., к морю Аральскому. Эта проблема активно обсуждалась в XIX в. и была «модной», историография ее огромна и показывает непримиримые позиции натуралистов и историков. 10 Среди геологов и географов господствовал взгляд, что в Каспийское море Амударья никогда не впадала и что так называемое высохшее русло Амударьи, Узбой, на самом деле представлял морской пролив, образовавшийся еще во времена отделения Аральского моря от Каспийского. С выводами ученых-натуралистов соглашались и многие представители историков-ориенталистов, в частности голландец де Гуе, считающий совершенно невозможным факт впадения Амударьи в Каспийское море.

Иную точку зрения на основании анализа письменных источников высказал и на протяжении всей жизни отстаивал В. В. Бартольд (1869–1930). Работы этого крупнейшего востоковеда с мировым именем стали базой для всех дальнейших исследований проблемы. Историк доказал неверность гипотез геологов и правильность собственных утверждений о впадении Амударьи в Каспийское море. Ко времени смерти В. В. Бартольда его точка зрения стала общепризнанной, 11 и разногласия наблюдались лишь по частным вопросам (время прекращения течения воды по Узбою, причины прекращения и т. п.).

Для жителей низовьев Амударьи поворот основного потока в Сарыкамыш стал экологической катастрофой: без воды осталась огромная территория бывшей дельты реки. Естественно, сказались и опустошительные походы эмира Тимура в Хорезм, разрушившие ирригационную систему края и приведшие к запустению. Прекращение подпитки водами Амударьи на Аральском море отразилось катастрофически. Озеро сильно обмелело, дно его обнажилось. Хафиз-и-Абру, придворный историк XV в. Шахруха, в самых определенных выражениях заявляет, что «теперь. этого озера нет». К тому же и Сырдарья, второй основной источник вод Арала, в это время представлялась сильно обмелевшей: ее вода вся впитывалась в пески и не соединялась с морем. И только с середины XVI в. наблюдался постепенный подъем уровня воды в Аральском море. В этих условиях вполне естественно, что высохшее дно этого моря в конце XIII-XIV вв. стало частью пустыни. По нему пролегли маршруты торговых караванов, кое-где стали появляться некрополи и памятники архитектуры. Трансгрессия Арала усилилась во второй половине XVI в., когда своенравная Амударья очередной раз изменила свое русло, и основной сток ее направился вновь в Араль-ское море, которое после этого начало устойчиво заполняться, затапливая пологие берега. Таким образом, в XVI в. Сарыкамышское озеро стало мелеть, и сток амударьинских вод через Сарыкамыш и Узбой в Каспий прекратился.

Расположение границ Хорезма, а в последующем – Хивинского ханства, в средневековье теснейшим образом было связано с потребностями земледелия (причем, никаких других возделанных земель, кромеорошаемых, быть не могло) и политическими событиями. На основании переведенных и введенных в научный оборот письменных источников В. В. Бартольд установил, что именно поворот Амударьи к Араль-скомуморю, совершившийся в XVI в., стал началом нового государства, основанного на территории Хорезма не местным земледельческим населением, а узбеками-кочевниками, – Хивинского ханства или ханства «пяти крепостей». Признаком, позволившим сделать этот вывод, оказалось образование городов и укреплений на новом русле Амударьи взамен оставленных жителями городов и их окрестностей, омывавшихся ранее водамиУзбоя (так называли старое русло Амударьи, ведущее к Каспийскому морю).

Этот поворот, многократно упоминаемый историком и подробно описанный хивинским ханом XVII в. Абулгази, и привел к уходу жителей даже из главного населенного пункта – Ургенча, 12 а также к изменению ареала проживания переселенцев, которые перебрались в дельту нового русла реки. Остров, образуемый дельтой и морем, получил название Арал, перешедшее потом и на само море, аралами называли и жителей этой местности. В 1643 г. Абулгази был провозглашен ханом жителей, переселившихся в эту дельту и не признававших никаких правителей соседних государственных образований. 13 Своеобразное «государство в государстве», Арал отличался общностью способов хозяйствования. Мероприятия, проводимые ханом Абулгази и его преемниками, демонстрировали отказ от кочевых традиций своих предков в пользу культуры оседлых земледельцев Хорезмского оазиса, что стало свидетельством взаимопроникновения культур.

В XVIII в. Арал был независим даже от Хивы, и его центр, Кунграт, стал своеобразным символом города-государства, не подчиняющегося ни одному среднеазиатскому хану, а рукава дельты Амударьи стали границей, разделяющей хивинцев на две части. И все же, несмотря на разделение, Хорезм отличался единообразием земледельческих навыков. К XVII в. относятся сведения о затоплении земельных впадин специальными каналами, выведенными из Амударьи. После испарения воды землепашцы – узбеки, каракалпаки, казахи, «собиравшиеся отовсюду», засевали это громадное озеро прямо в осевшую муть на отведенном им участке; затем они расходились по своим селениям и вновь собирались во время жатвы, по окончании которой вся местность снова затоплялась. 14 Эта практика посева зерновых в громадных впадинах дельты с использованием искусственного затопления водами Амударьи лежала в основе земледелия всего Хорезма: именно река тем самым диктовала хозяйственное поведение жителей и объединяла их.

История Хивинского ханства неразрывно переплетена с историей туркмен (особенно в XVII-XIX вв.). Абулгази, проживший среди туркмен около двух лет, приводит множество сведений о борьбе между этим народом и хорезмийскими узбеками, ханы которых считали туркмен своими подданными. Подробные сведения о границах расселения племен мы можем найти в рассказе этого историка о жизни по Узбою. Обращает на себя внимание незначительное использование в борьбе XVII в. водных естественных преград-границ, что, по-видимому, было связано с отсутствием квалифицированных в деле орошения рабочих рук, либо нежеланием ханов использовать этот водный фактор. Важными являются и сведения о занятиях различных групп туркмен, проживавших по разные стороны реки: жители одной из сторон описываются как земледельцы, другой – как кочующие летом и осенью со своими стадами. 15 Определенные перемены в условной «демаркации границы» вызвали переселения больших групп хивинцев с территории старого русла не на север, к Аралу, а на юг, к месту проживания туркменских племен. Массовый переезд привел к основанию новых городов, названных, как старые, брошенные – Ургенч, Везир и Кят. Вследствие изменения течения Амударьи пришлось провести новые магистральные каналы для нужд переселенцев, а также систему более мелких каналов и арыков. При этом в начале XVIII в. конфликтов между туркменами и хивинцами либо не было вообще, либо они отмечены как незначительные.

Проводимые хивинцами ирригационные работы благотворно сказались на их хозяйственной деятельности, приводили к расширению посевов зерновых, но одновременно привлекли внимание соседних плементуркмен-йомутов, которые в 1740-1750-е гг. разрушили город Хиву, обратили деревни и пашни – в заросли, а каналы – в болота. В последующие два десятилетия Хивинское ханство охватили смуты, характеризующиеся, кроме яростной политической борьбы, уходом из всех селений (даже в городе Хиве оставалось не более сорока семейств) и оставлением жителями своих пашен. Земледельческая культура была подавлена кочевниками, и лишь один их хивинских ханов в 1770 г. смог справиться с йомутами, 16 после чего страна стала вновь заселяться и достигла цветущего состояния. Подлинным основателем Хивинского ханства, однако, считаются не мелкие ханы XVIII в., а Мухаммед-Рахим-хан (1806–1825), который завоевал Кунграт и восстановил этим единство Хорезма. Он также прорыл канал, доходивший до старого русла Амударьи – Узбоя. Усилия хана привели к тому, что сельское хозяйство в этом ханстве вновь стало процветать, и русский посланник Н. Н. Муравьев в 1819 г. уверял, что нигде, не исключая даже Германии, не видел такого тщательного использования возделываемой земли. 17

Хивинцы часто пытались использовать реку в качестве защиты от различных инородных вторжений, особенно с юга. Для этого разрушали плотины, вода затапливала все окрестности селений или городов, делая дороги непроходимыми (первый известный случай относится к 1138 г., после чего подобные ситуации повторялись). 18 В борьбе с бухарским войском в 1822 г. хивинцы разрушили плотину и пустили воду по высохшему рукаву Амударьи, чтобы преградить путь противнику.

В начале XIX в. хивинские ханы стали усиленно переселять туркмен в низовья каналов, наделяя их орошаемыми землями и обязали их военной службой для своих грабительских набегов на южно-туркменские оазисы и на северный Иран. Сильные военные отряды туркмен и каракалпаков служили опорой военного могущества хивинских ханов первой половины XIX в. Один из первых исследователей Средней Азии, Н. И. Веселовский, подчеркивал, что условия местности сделали Хиву разбойничьим гнездом на страх и разорение соседей. 19 Отдельные племена приходили в Хиву не только усилиями хивинских ханов, но и самостоятельно: под натискомйомутов в 1800 г. переселилось на берег Амударьи узбекское племя мангытов, где ими был основан город Мангыт.

В 1820-40-гг. направление основных каналов в сторону Сарыкамыша в совокупности с полноводием реки привело к прорыву воды в старое русло к югу от Ургенча и затоплению части пашен у возвышенностиКушкан-Тау. В дальнейшем жителями был успешно использован этот прорыв: хивинцы построили обводные каналы, и, делая огромную петлю по прежде пустынной местности, вода превратила территорию в пригодную для земледелия пашню. Обводнив северо-западный район, не доходя до Каспия, вода вновь возвращалась в русло, ведущее к Аральскому морю. В то же время в западном, Ханабадском районе, наблюдалось полное отсутствие воды, что ущемляло интересы соседних туркмен. Особенно активно расширение земледельческих поселений в этом районе происходило в 1846-1850 гг.: на старом русле были устроены плотины, проведена вода и устроены роскошные сады. Прокладывая все новые и новые каналы, хивинцы даже были вынуждены принимать меры против слишком большого количества воды в левом русле: за одни сутки им приходилось в северо-западной части Хорезма строить плотины и отводить воду от пашен.

В 1850 г. политика хивинских ханов резко изменилась, что было связано с борьбой против туркмен-йомутов, воспользовавшихся восстановлением левого рукава Амударьи и попытавшихся захватить хивинские территории. Восстание хорезмских туркмен (составлявших до четверти населения Хивинского ханства) было формой борьбы за лучшие земли, воду, привилегии. Хивинцы пытались урегулировать проблему военными походами, однако вскоре отказались от них и проводили более действенную и одновременно простую политику ущемления туркмен в правах на водопользование. Вода самой реки и каналов была для хивинцев и йомутовне столько собственно границей, сколько средством обеспечения жизнедеятельности пограничных районов. С изменением русла реки или проводом новых каналов изменялось и расположение этой орошаемой пограничной зоны.

Устройство крепостей в пограничных районах и системы наблюдательных пунктов можно считать неким каркасом, прообразом границы, в основном подтверждающим или уточняющим естественные водные рубежи Амударьи. Лишь там, где границы было необходимо определить вне зависимости от направления рек или каналов, хивинцы прибегали к постройке специальных укрепленных пунктов. Эта граница до-статочно часто и быстро могла меняться: периодиче-ские набеги и отступления кочевников, или, напротив, расширение земледельческой территории оседлых приводили к подвижности, аморфности границы, поэтому строительство значительно удаленных от реки крепостей было редкостью.

Установление связи между паводками и движением созвездий, наблюдение за природой, учет уклона старых русел Амударьи, использование их для выведения древних и средневековых каналов, точность расчетов – все это говорит о большом самостоятельном научном опыте, порожденном хозяйственной жизнью отдаленного Хорезмского оазиса. Хивинское ханство, преемник Хорезма, ограждая себя естественными и искусственно созданными рубежами от влияния соседей, сумело создать удивительную консервативную и архаичную общность хозяйственной деятельности, повлиявшую и на общность повседневной жизни. Практически все населявшие ханство народы, вне зависимости от национальной и племенной принадлежности, поселившись в долине и дельте Амударьи, обнаруживают длительное сохранение общинных связей, одинаковые способы ирригационной техники, типы жилищ, сходство семейно-брачных традиций. 20 В. В. Бартольд одним из первых заметил и подчеркнул почти полное отсутствие на территории Хорезма различий между иранцами и тюрками, активное взаимовлияние этих групп на протяжении всей истории Хорезма, 21 которое в результате привело к формированию уникальной общности, ставящей интересы оазиса – и политические, и экономические, — выше интересов национальных. Исследователи-этнографы на этом основании обращают особое внимание на этническую устойчивость хорезмийского и хивинского общества, которое труднее, чем в соседних (структурно более рыхлых) государствах поддавалось иноэтническим воздействиям извне. 22 Пограничная обособленность Хорезма сказалась и в длительном сохранении – вначале в политической практике, а затем в литературе и официальной терминологии титула домусульманских правителей – «хорезмшах». В. В. Бартольдом было отмечено, что хивинцы отличались (вне зависимости от этнической принадлежности) от остального населения Туркестана своим головным убором. 23 Специфика образа Амударьи как пограничья приводила к преобладанию процессов адаптации и выживания над процессами борьбы и сопротивления природе: хорезмийцы, независимо от этнической и национальной принадлежности, выработали даже особые формулы благопожеланий: «Да будет река многоводной, да течет она в собственном русле».

С включением Средней Азии в состав Российской империи в качестве Туркестанского генерал-губернаторства и Закаспийского края, границы этих административных территорий во многом совпали с границами существовавших ханств, и в качестве естественного рубежа вновь была использована Амударья. Например, в процессе завоевания Хивинского ханства в 1873 г. К. П. фон Кауфман – генерал-губернатор и «главный начальник» Туркестана для обеспечения контроля над новообретенным вассалом отрезал на правом берегу Амударьи часть хивинской земли, заложил там город Петро-Александровск и образовал Амударьинский отдел.

Вообще складывающееся понятие «Туркестан» в сознании русских ассоциировалось с правобережьем Амударьи, тогда как левый берег считался Закаспийским краем. Считалось, что логичнее и успешнее возможно приближение именно жителей Туркестана в европейской (в российской интерпретации) модели общества, а затем уже эти «просвещенные» жители, переселяясь из-за малоземелья на запад, на левый берег Амударьи, перенесут новое видение общества и на эту территорию. Присоединение Закаспийского края стало завершающим этапом продвижения России в среднеазиатский регион и, фактически, завершением формирования южной границы Российской империи. Д. Н. Замятин отмечает некий «эффект геополитической мультипликации», 24 связанный с этим присоединением: приход русских и запрет с их стороны набегов на соседние племена и государства способствовал формированию границы в ее европейском понимании.

Следует отметить, что подобное формирование должно было соответствовать политическим потребностям того времени. Если власти императорской России не делали акцента на проблемах границ, т. к. вся территория была включена в состав империи, и различия в административном управлении отдельными областями были минимальными, то органы Совет- ской власти, пытаясь решить национальный вопрос, поступили иначе, зачастую – вопреки рекомендациям специалистов. В одном из докладов, прочитанных В. В. Бартольдом в 1917 г., высказывалось мнение о будущем Туркестана и, в частности, Хорезма. Востоковед был убежден в отсутствии стремления у жителей этой географически и исторически обособленной области слиться в единое целое с другими областями Средней Азии. 25

Одной из сложных проблем ученый считал разделение Туркестана в связи с проектами федеративного устройства Советской России и высказывал мнение о недопустимости разделения края по национальному признаку, особенно настаивая на невозможности разделения Хорезма как исторически и географически единой области. 26 В. В. Бартольд пытался доказать, что нельзя подвергать факты местной истории искаженному или искусственному толкованию, чтобы найти в них оправдание для проводимых в крае перемен. К сожалению, это мнение было проигнорировано: в 1924 г. 3-я Чрезвычайная сессия ЦИК Туркестанской АССР приняла постановление о национальном размежевании в Средней Азии. При этом границы нередко проводились умышленно провокационно, без учета этнических и политических реалий: по мнению большинства этнографов, сам принцип создания государства по национальному признаку оказался бы в противоречии с многовековой историей региона. В результате в настоящее время выделяется более десятка «спорных территорий», на которых уже произошли или могут произойти столкновения.

Нарушение соответствия потребления воды на хозяйственные нужды в верхнем и среднем течении Амударьи, снижение водостока в реке, связанное с неэффективным хозяйствованием, привели к условиям формирования экологического кризиса. После формирования самостоятельных государств в среднеазиатском регионе в связи с острым недостатком водных ресурсов возник вопрос о реке как границе-водоразделе между Узбекистаном и Туркменией. Процесс делимитации границы с Туркменией и в настоящее время не решен окончательно, поскольку река из года в год меняет свой фарватер, а прибрежные территории и с той, и с другой стороны зависят от воды. Конфликты стараются урегулировать дипломатическим путем, 27 однако в их решении всегда присутствует понимание реки-воды как огромной ценности, которую все же лучше повернуть на благо своей страны, своей территории.

Таким образом, исследование Амударьи как пограничья оказалось возможным лишь в связи с выяснением возникновения и эволюции территориальных идентичностей. Анализируя значение реки как границы в жизни людей, следует особо отметить ее роль в общественном сознании, соотнесения человека с определенной местностью. Это оказывается тем более важным, что путем подобной самоидентификации в будущем формировалась идеология национализма как одна из главных форм территориальной идеологии и основы государственного строительства. Национализм же, в свою очередь, всегда предполагает борьбу за территорию или защиту прав на нее.

Изучение истории Амударьи как пограничной зоны позволяет рассмотреть первопричину многих исторических событий и локальных конфликтов, изменявших территорию и границы расселения народов, а также осветить влияние государственных или племенных лидеров на решение вопросов водопользования. Можно утверждать, что именно общественные представления о «коренном населении» и его культуре, безопасности народа и внешних угрозах, историче- ские мифы и стереотипы влияли на отношение людей и племенной элиты к конкретной границе. В итоге можно сделать вывод, что не усилия только отдельных личностей (будь то ханы монгольские, узбекские, туркменские или другие) могли повлиять на формирование конкретных образов границ в Средней Азии, а давние традиции и изменения природно-географической и климатической среды.

И все же нельзя ограничиться только «объективными» факторами анализа Амударьинского пограничья: необходимо учесть и структуру массового сознания, человеческой «территориальности». Выяснилось, что Амударья оказалась неким объединяющим фактором. Взаимное длительное проживание представителей различных этнонациональных групп в долине реки Амударья формировало общие для всех способы хозяйственной деятельности, методы проведения оросительных работ. Объективно также происходило взаимопроникновение элементов их общественного сознания, устройства семейной жизни: само изучаемое пограничье стало местом и частью непрерывных преобразований. Сгладились многие сугубо национальные черты в браке и семейно-бытовых отношениях у узбеков, таджиков и каракалпаков, за некоторым исключением для кочевого мононационального населения (часть казахов, кыргызов, туркмен). В результате совместного проживания на общей территории, в общей социально-экономической и духовной среде тюркоязычных и фарсоязычныхнаций, народностей и активного торгового, культурного взаимодействия жители Хорезма выработали много свойственных исключительно им черт, собственную «культуру многообразия». Амударья в условиях мозаичности геокультурного пространства стала, в свою очередь, не столько естественной границей, сколько культурно-географическим стержнем, ядром территории Туркестана, а региональная трансграничная идентичность в результате оказалась значительно сильнее политической и этнической.

Ссылки:

1 Северцов Н. А. Записка о действительной границе Русских и Хивинских владений в Сыр-Дарьинском крае // Известия Туркестанского Отдела ИРГО. — Ташкент, 1915. — Т. XI. — Вып. I. — С. XV–XVI.

2 Бартольд В. В. Сведения об Аральском море и низовьях Аму-Дарьи с древнейших времен до XVII века // Бартольд В. В. Соч.: В 9-ти т. – М., 1964. — Т. 3. — С. 67.

3 Замятин Д. Н. Власть пространства и пространство власти: Географические образы в политике и международных отношениях. — М., 2004. — С. 136.

4 На этом настаивает В. В. Бартольд во всех работах, посвященных истории Средней Азии, впервые упомянув об уникальности Хорезма в статье: Об одном историческом вопросе // САВ. — 1896. — Ноябрь. — С. 53 – 59.

5 Бируни Абу Р. Памятники минувших поколений // Бируни Абу Р. Избранные произведения. — Ташкент, 1957. — Т. 1. — С. 48. Проблемой хорезмийского языка как уникальной фонетической системой занимались А. А. Фрейман, В. Б. Хеннинг, М. Н. Боголюбов, В. А. Лившиц и другие.

6 Бартольд В. В. К истории орошения Туркестана // Бартольд В. В. Соч. — Т. 3. — С. 163.

7 Массон М. Е. О колебаниях климата Средней Азии в связи с вопросами об изменении режима рек за исторический период // Труды Узбекистанского географического общества. — Ташкент, 1948. — Т. 2 (21). — С. 3–23. Факты, свидетельствующие о резком похолодании, приведены и В. В. Бартольдом в работе: Отчет о командировке в Туркестан // Бартольд В. В. Соч. — Т. 8. — С. 146–147.

8 Бартольд В. В. К истории орошения Туркестана. — С. 171.

9 Дингельштедт Н. Опыт изучения ирригации Туркестанского края. — СПб., 1893. — Т. 1. Обычное право. Водное хозяйство. — С. 4–8; Мушкетов И. В. Геологическое и орографическое описание по данным, собранным во время путешествия с 1874 по 1880 гг. — Пг., 1915. — Т. I-II. — С. 52.

10 Обзор важнейших работ см.: Жалменова О. П. Аму-Дарьинская проблема в творчестве В. В. Бартольда. Рукоп. деп. в ИНИОН АН СССР 25.02.1991. № 44004.

11 Кесь Л. С. Русло Узбой и его генезис // Труды института географии АН. — М.-Л., 1939. — Вып. 30.

12 Родословная туркмен. Сочинение Абу-л-Гази, хана Хивинского. — М.-Л., 1958. — С. 288, 297.

13 Бартольд В. В. Очерк истории туркменского народа // Бартольд В. В. Соч. — Т. 2. — Ч. 1. — С. 610.

14 Родословная туркмен. — С. 298-303.

15 Бартольд В. В. Сведения об Аральском море… — С. 79.

16 Бартольд В. В. К истории орошения Туркестана. — С. 111, 180.

17 Путешествие в Туркмению и Хиву в 1819 и 1820 гг. гвардейского Генерального штаба капитана Николая Муравьева, посланного в сии страны для переговоров. — М., 1822. — Т. I. — С. 46–48.

18 Бартольд В. В. Туркестан в эпоху монгольского нашествия // Бартольд В. В. Соч. — Т. 1. — С. 388.

19 Веселовский Н. И. Очерк историко-географических сведений о Хивинском ханстве от древнейших времен до настоящего. — СПб., 1877. — С. II.

20 Данилевский Г. И. Описание Хивинского ханства, составленное в 1843 г. подполковником Генерального штаба, ездившего в Хиву с миссией правительства // ЗИРГО. — 1851. — Кн. V. — С. 62 – 139; Ханыков Я. В. Пояснительная записка к карте Аральского моря и Хивинского ханства, с их окрестностями // ЗИРГО. — 1851. — Кн. V. — С. 268–358.

21 Записка академика В. В. Бартольда по вопросу об исторических взаимоотношениях турецких и иранских народностей Средней Азии. 1924 г. // СПФАРАН. — Ф. 68. — Оп. 1. — Д. 85. — Л. 1.

22 Неразик Е. Е. Приаралье: некоторые экологические аспекты этнического развития // Проблемы этногенеза и этнической истории народов Средней Азии и Казахстана. — М., 1990. — Вып. II. — С. 7.

23 Бартольд В. В. О ханствах Бухарском и Хивинском. 1917 г. // СПФАРАН. — Ф. 68. — Оп. 1. — Д. 77. — Л. 3.

24 Замятин Д. Н. Власть пространства… — С. 151.

25 Бартольд В. В. О ханствах Бухарском и Хивинском. — С. 26.

26 Письмо В. В. Бартольда Н. П. Остроумову от 30.12.1929 г. // ЦГА РУз. — Ф. 1009. — Оп. 1. — Д. 27. — Л. 465.

27 Морозова М. Ю. Западная Сибирь – Приаралье: возрождение «проекта века»? // Восток. – 1999. — № 6. — С. 100.

«Водный» прогноз Центральной Азии: четыре сценария развития событий

5 сентября в Казахстане стартовал второй центрально-азиатский экспертный форум «Диалог по водным вопросам в Центральной Азии: через национальное к общерегиональному». На форуме должны быть представлены новые подходы к решению дефицита и ухудшению состояния воды в Центрально-Азиатском регионе. Будут ли они устраивать все стороны, все республики – неизвестно. Попытки решения общей для региона проблемы не раз наталкивались на непреодолимые «частные» препятствия в лице несогласия представителей той или иной страны с поступающими предложениями. Эксперт АНО «Институт исследований Центральной Азии» Альберт Белоглазов предлагает свой взгляд на пути решения одной из «вечных» проблем региона и дает прогноз развития ситуации на ближайшие десятилетия.

Конфликт интересов «верхних» и «нижних»

Тем, кто, так или иначе, знаком с ситуацией, складывающейся вокруг водных ресурсов Центральной Азии, известно, что в регионе условно существуют две группы государств. В одну из них входят так называемые «верхние» страны – Киргизия и Таджикистан, владеющие истоками основных рек Амударьи и Сырдарьи, а в другую — «нижние» страны Казахстан, Узбекистан и Туркменистан, расположенные соответственно далее по течению. Первая кровно заинтересована в развитии собственной гидроэнергетики – она обеспечивает страны электроэнергией, которая одновременно является одним из основных продуктов их экспорта. Вторая нуждается в больших объемах воды для решения сельскохозяйственных вопросов – среди основных культур, выращиваемых здесь на экспорт, рис и хлопок, требующие постоянного обеспечения водой. Кроме того, перед этой группой стран стоит проблема опустынивания. И тут возникает конфликт интересов, найти компромиссное решение которого не так просто.

Дело в том, что реки Амударья и Сырдарья не настолько полноводны, чтобы с легкостью обеспечить бесперебойную работу ГЭС верхних стран. Для сохранения их в режиме непрерывного функционирования Киргизии и Таджикистану необходимо в летний период сберегать воду, а в зимний сбрасывать через турбины ГЭС. Закономерно, что нижним странам, преследующим свои интересы, вода нужна в иное полугодие, и ресурсы в водохранилищах, с их точки зрения, нужно накапливать, напротив, зимой. В годы существования СССР проблема решалась за счет централизованной системы управления – летом верхние страны шли на уступку нижним, получая зимой от них в качестве компенсации природный газ, уголь и нефть. Однако с распадом Советского Союза в действие вступили механизмы рыночной экономики, и каждая центрально-азиатская республика была вынуждена начать действовать в своих собственных интересах. Попытки внедрения экономических механизмов водопользования ни к чему не приводили. Планы по созданию некоего водно-энергетического консорциума реализованы тоже не были. Имеют ли сегодня право на жизнь такие идеи, большой вопрос.

Рыночные механизмы и водно-энергетический консорциум – ключи к решению или новые проблемы?

«Естественно, идею взаимодействия на принципах рыночной экономики для решения водных проблем продвигают, прежде всего, «верхние» страны, рассчитывающие на компенсацию за воду трансграничных рек в денежном или углеводородном эквиваленте. Так, на 73 Генассамблее ООН в сентябре 2018 года Президент Киргизии Сооронбай Жээнбеков заявил, что «Кыргызстан последовательно выступает за разработку и внедрение в Центральной Азии взаимовыгодных экономических механизмов в данной сфере». А «нижние» страны упорно сопротивляются этому. На той же сессии Генассамблеи ООН Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов выступил со следующим посылом: «Наша страна твёрдо придерживается принципа, что вода – это общее достояние всех народов планеты, а равный и справедливый доступ к чистой питьевой воде является фундаментальным правом человека». При такой разнице подходов консорциуму, даже в случае его институционализации, будет весьма сложно функционировать», — считает Альберт Белоглазов.

Напомним, что создание подобного консорциума было предложено первым президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым на заседании Центрально-Азиатского сотрудничества еще в 2003 году. Однако перевести идею в практическую плоскость так и не удалось, поскольку каждая страна «тащит одеяло на себя». Потому обсуждать вопрос о шагах именно в этом направлении и их последствиях пока бессмысленно, убежден эксперт.

Сегодня продолжают регулярно проводиться переговоры на уровне глав государств. В последние годы достигнут, наконец, прогресс по межгосударственному согласованию строительства важных гидротехнических объектов в «верхних странах». Например, Узбекистан до 2016 года резко негативно относился к строительству Рогунской ГЭС в Таджикистане и двух Камбаратинских ГЭС в Киргизии и ставил им «палки в колёса». А при новом руководстве все возражения сняты, и отношения Узбекистана с соседями нормализовались. Но все это пока не приводит к решению водной проблемы в регионе в целом, она продолжает обостряться.

Избежать нерационального использования

Если же говорить о шагах, которые необходимо предпринять для нахождения компромиссного решения раз и навсегда, то для начала стоит отметить, что воды в регионе достаточно, чтобы обеспечить нужды населения и экономики, просто она нерационально используется, считает Альберт Белоглазов. По его мнению, для оптимального использования имеющихся ресурсов нужны политические соглашения региональных субъектов, а также новые гидротехнические сооружения в Киргизии и в Таджикистане, ремонт и модернизация ирригационных систем в Узбекистане, Туркменистане и Казахстане, постоянный мониторинг и финансирование.

«Вспомним, что водная проблема в Центральной Азии успешно решалась в советский период на уровне союзного центра и обострилась после распада Советского Союза. Значит, опять нужен единый центр для мониторинга ситуации, регулирования отношений между участниками, аккумулирования финансовых и материальных ресурсов, направления кадров и т.д., — обозначил аналитик. – Наилучшим образом с этой задачей может справиться сильная экономическая интеграционная структура со значительными ресурсами и авторитетом. А таковой сегодня является только Евразийский экономический союз. Правда, в него входят лишь две страны региона – Казахстан и Киргизия. Если ЕАЭС для начала показательно отрегулирует водные отношения между ними, это может ускорить вступление в Союз следующих участников. Например, на пороге вступления сегодня стоит Таджикистан. И даже если остальные две страны — Узбекистан и Туркменистан – станут наблюдателями в союзе, уже появится возможность полноценного участия ЕАЭС в решении водной проблемы».

Тут становится очевидна и роль России в этом процессе, отмечает Белоглазов. Она как системообразующая страна Евразийского экономического союза, может стать главным двигателем политического процесса, поставщиком кадров и ресурсов, и, наконец, третейским судьей в водных спорах. Россия уже с начала XXI века включилась в решение проблем и многое успела сделать как в двустороннем формате (строительство и запуск Санктудинской ГЭС-2 в Таджикистане, участие в строительстве Верхненарынского каскада ГЭС в Киргизии и т.д.), так и в рамках ЕврАзЭС, существовавшего с 2000 по 2014 годы. Так что есть и опыт, и задел, нужна только политическая воля.

Четыре шага к спасению

При этом в рамках такого рода политических договоренностей для фактического решения существующих проблем в имеющихся условиях и с учетом правильных подходов к охране окружающей среды нужно будет предпринять целый ряд шагов, обозначил эксперт. Во-первых, необходимо перевести режим стока рек из «верхних» стран в «нижние» с энергетического на ирригационный.

«Сейчас летом, когда тают ледники, вода запирается и накапливается в водохранилищах, а зимой сбрасывается для дополнительной генерации электроэнергии. Это вызывает в «нижних» республиках засуху летом и наводнения зимой. Если поменять режим с точностью до наоборот, дефицит воды резко уменьшится и улучшится экологическая обстановка. Естественно, «нижним» странам также придётся чем-то поступиться», — заметил Белоглазов.

Во-вторых, нужно отремонтировать и модернизировать всю ирригационную систему в «нижних» странах.

«Она начала создаваться еще в период Российской империи, а завершенный вид приобрела в Советском Союзе. Но после распада СССР арыки и каналы не ремонтировали, и вода в буквальном смысле уходила в песок, и продолжает уходить до сих пор. Так теряется по самым скромным подсчетам от 10 до 25 % всей воды, столь необходимой в регионе», — подчеркнул эксперт.

В-третьих, следует изменить структуру земледелия, уменьшив производство двух монокультур — риса и хлопка, и расширив площади выращивания других культур. Ведь рис должен расти в воде, а хлопок надо поливать дважды в день, другие же культуры не требуют такого количества воды.

И, в-четвертых, не стоит в решении водных проблем Центральной Азии делать ставку только на трансграничные реки.

«Можно активно искать водоносные пласты и бурить скважины. В Ливии при Муаммаре Каддафи умудрились найти подземные источники, снабдившие всю страну пресной бесплатной водой в достаточных количествах, в Сахаре! Подобный опыт в гораздо меньших масштабах есть и в Центральной Азии: подземный источник найден под бывшим дном Арала в Каракалпакстане», — напомнил Альберт Белоглазов.

Аральское море – уход от угрозы

К слову, правильный подход к охране окружающей среды, упомянутый выше, сегодня также остро стоит на повестке дня в регионе – гибнущее Аральское море создает крайне много проблем.

«Вспомним, что до начала обмеления Аральское море было четвертым по величине озером в мире. За тридцать последних лет количество воды в нем уменьшилось более чем в пятнадцать раз, а её уровень опустился на двадцать метров. По сути, это уже не один большой водоём, а два маленьких – Большой Арал, звучит как насмешка, это южная часть, и Малый – северная. На его бывшей акватории образовалось более пяти с половиной миллионов гектаров песчано-соляной пустыни. Ветер разносит эту смесь по окрестным полям и степям, что губительно сказывается на экологии Приаралья и на здоровье населения, особенно в Каракалпакстане», — пояснил эксперт.

Пути решения проблемы Аральского моря тесно связаны с решением водной проблемы в Центральной Азии, поскольку именно воды Амударьи и Сырдарьи, главных яблок раздора между странами региона, питали Арал до обмеления. Если хотя бы половина воды двух этих рек будет доходить до моря, оно восстановится, убежден Белоглазов.

«Для решения проблемы Арала еще в январе 1993 года главы государств Центральной Азии на встрече в Ташкенте создали Международный Фонд спасения Арала (МФСА). Основной его задачей было провозглашено «финансирование и кредитование совместных практических действий и перспективных программ и проектов спасения Арала, экологического оздоровления Приаралья и бассейна Аральского моря в целом с учетом интересов всех государств региона». С тех пор прошло более 26 лет, а проблема только усугубилась. Во-первых, не все страны региона были заинтересованы в её решении в равной степени – в основном, страдали Казахстан и Узбекистан. Во-вторых, средств для «финансирования и кредитования» катастрофически не хватало. А в-третьих, даже если находились средства внешних международных организаций, воды в море они не добавляли», — отметил аналитик.

Есть еще один, более сложный, дорогой и рискованный план, упоминает эксперт – соединить Каспий с Аралом каналом. Но это требует огромных капиталовложений и может нанести ущерб экосистеме Каспия. И такой подход должны согласовать не только страны Центральной Азии, входящие в МФСА, но и еще три каспийские страны – Россия, Азербайджан, Иран.

Попытки достучаться

А пока, не дождавшись общего решения, приаральские страны начали решать проблему порознь. Так, Казахстан построил в 2003-2005 годах 17-километровую дамбу с гидротехническим затвором от полуострова Кокарал до устья Сырдарьи, окончательно отгородившую Малый Арал от Большого. Благодаря этому даже сравнительно небольшой сток Сырдарьи поднял уровень озера до 42 метров. Солёность уменьшилась, началось выращивание рыбы промысловых сортов, появился даже рыбокомбинат «Камбала Балык» в Аральске. Уменьшилось засоление и опесчанивание сельхозугодий на северном берегу Арала.

На южном берегу Арала, в Узбекистане, все намного сложнее. Соляные бури становятся сильнее и пагубно влияют не только на Республику Каракалпакстан, но доходят даже до Туркменистана, как это было в мае 2018 года. Восстановить хотя бы небольшую часть Большого Арала нет никакой возможности. Все что могут сделать власти – это высадка саксаула на бывшем дне Аральского моря, чтобы предотвратить усиление таких бурь.

Потому все настойчивее призывы к международному сообществу оказать помощь в восстановлении Арала. Так, 29 августа 2019 года в штаб-квартире Экономической и социальной комиссии для Азии и Тихого океана при ООН (ЭСКАТО) Туркменистан, председательствующий в МФСА, предложил принять Специальную программу ООН для бассейна Аральского моря, отмечает эксперт АНО «Институт исследований Центральной Азии».

«Принятие такой программы, наверное, было бы полезно, но, повторюсь, пока не будет решена водная проблема и не восстановлен сток обеих рек – Амударьи и Сырдарьи в Арал, он не возродится. А на берегу умершего моря достойной жизни быть не может по определению», — резюмировал эксперт.

Прирост населения как сигнал грядущего бедствия

При этом не стоит забывать, что, помимо всех упомянутых проблем в этой области в регионе, существует и еще одна: число потребителей воды в регионе стремительно прогрессирует. Тридцать лет назад в регионе проживало 48 миллионов человек, а сейчас – 72 миллиона. Даже если не принимать во внимание, выехавшее в 1990-е годы население не титульных наций, прирост составил 50 %. При таких темпах через 30 лет в регионе будет проживать более 100 миллионов человек, и такие цифры заставляют задуматься.

Итак, что же будет с регионом через 20-30 лет с учетом имеющихся водных проблем, а также при активных темпах роста населения, присущих сегодня Центральной Азии? Альберт Белоглазов спрогнозировал четыре сценария развития событий:

  • Умеренно-пессимистический — при условии, что политические и экономические отношения, а также природно-климатические условия в регионе сохранятся приблизительно на уровне сегодняшнего дня.

Даже если количество воды не будет уменьшаться, а останется тем же, как и ситуация с ее распределением, из-за роста населения грядёт масштабная экологическая катастрофа. А она, в свою очередь, вызовет обострение конфликтов и соперничества в регионе за природные ресурсы вообще и за воду в частности. В предельном выражении это может вызвать вооруженные столкновения, особенно если ситуацию будут раскачивать внешние силы для сдерживания России и Китая, опираясь на афганский плацдарм.

  • Пессимистический – при серьезном изменении природно-климатических условий и ослаблении основных экономических партнёров.

Глобальное потепление может вызвать исчезновение ледников и высокогорных снегов, пересыхание рек и озер, опустынивание большей части региона. Внешние крупные акторы потеряют к региону интерес, свернут экономическое сотрудничество, инфраструктурные и инвестиционные проекты. Тогда наиболее трудоспособное население пополнит ряды миллионов беженцев в более климатически благополучные районы, а оставшееся маргинализуется и радикализуется. На территории региона могут возникнуть опорные пункты радикальных исламистов.

  • Умеренно-оптимистический – при сохранении климатических условий, близких к сегодняшним и усилении влияния России и Китая в регионе

При победе росийско-китайского тандема в «Новой Большой игре» в Центральной Азии, выдавливании оттуда США и НАТО, урегулировании афганского конфликта регион станет настоящим связующим звеном между тремя цивилизационными пространствами – российским китайским и исламским. Реализация китайской стратегии «Один пояс – один путь» создаст транспортные коридоры, что стимулирует участие региона в мировой торговле, а также создаст рабочие места, что снизит нагрузку на сельское хозяйство. А Россия обеспечит как военную (через ОДКБ), так и энергетическую безопасность Центральной Азии. С запуском российской АЭС в Джизакской области Узбекистана в 2028 году будут решены проблемы с электроэнергией в центре региона. А участие России в строительстве и ремонте гидротехнических объектов (ГЭС, водохранилищ, каналов и т.д.) приведет к более рациональному расходованию воды.Россия и Китай, в рамках ШОС объединившие регион, стабилизируют политическую ситуацию и не допустят региональных конфликтов.

  • Оптимистический – при незначительном изменении климатических условий и резком усилении евразийских интеграционных процессов.

Все страны региона объединяются в Евразийском экономическом союзе и в его рамках окончательно решают водную проблему. Рационально перераспределяя и используя всю воду региона, они обеспечивают растущее население нормативными объемами потребления. Одновременно индустриальное развитие городов с помощью ЕАЭС привлекает сельское население, уменьшая его зависимость от поливного земледелия. Избыточная рабочая сила, образующаяся в процессе демографического роста, свободно перераспределяется по всей территории ЕАЭС, воспользовавшись одной из четырёх экономических свобод. Нехватка воды из естественных источников (реки, озера), компенсируется за счет бурения глубоких скважин, а также опреснения каспийской воды на атомных опреснительных установках. Такой опыт у России был еще в советские годы при строительстве города Шевченко (ныне Актау) на полуострове Мангышлак.

«Подводя итог, отмечу, что водные проблемы Центральной Азии не могут быть решены только силами региона, и тем более отдельных стран. Для этого необходимо сильное интеграционное объединение. В первом приближении – это ЕАЭС. Однако чтобы достичь не только хрупкого равновесия, но и устойчивого развития, нужен более крупный интеграционный формат, который Россия продвигает с 2016 года – Большое Евразийское партнёрство (БЕП), которое можно определить, как «интеграция интеграций». Это экономическое объединение всех крупных евразийских интеграционных структур и проектов – ЕАЭС, ШОС, АСЕАН, САРК, «Один пояс, один путь» и даже ЕС. А в перспективе – и политическая интеграция Евразии. Роль России здесь центральная – это наша идея, да и геополитически Россия находится в центре Евразии. Потому она по определению, как Heartland, станет ядром будущего БЕП. А Китай стратегией «Пояса и пути» может обеспечить физическую связность структурных единиц этого мегапартнёрства», — пояснил аналитик.

Центральная Азия, в свою очередь, как шарнир между Россией, Китаем и мусульманским миром Ближнего и Среднего Востока, может сыграть важную роль в стратегической интеграции Евразии, став транзитным узлом БЕП. А её водные проблемы будут решаться «всем миром» на благо всех жителей региона, резюмировал Белоглазов.

В завершение для детальной иллюстрации современной ситуации в каждой центрально-азиатской республике приведем справку, подготовленную Альбертом Белоглазовым:

В «верхних» странах — Киргизии и Таджикистане — проблем с водой нет.

Всего в ледниках и высокогорных снегах Таджикистана, покрывающих 6 % территории, содержится до 500 кубических километров воды. Самые крупные из них – расположенные в Горном Бадахшане ледник Федченко (самый длинный ледник на свете в неполярных регионах площадью более 700 квадратных километров) и ледник Грумм-Гржимайло. Большинство ледников располагается в бассейнах рек Гунт, Муксу и Обихингоу. Всего же на территории Таджикистана находятся около шестисот рек. Самые крупные из них — Амударья, Сырдарья, Вахш, Пяндж и Зеравшан. Кроме того, здесь есть еще около 2000 озер, содержащих 44 кубических километров воды.

В Киргизии находится около 8000 ледников, которые вместе с вечными снегами занимают более 40% территории. В них содержится около 650 кубических километров воды. На них зарождаются реки, которых в стране около 30 000. Крупнейшая река Нарын образуется в результате слияния Большого и Малого Нарына и является основной составляющей Сырдарьи. Её протяжённость в границах Киргизии насчитывает 535 километров. Значительные водные ресурсы содержат также реки Чуй и Талас. Кроме того, в Киргизии около 2000 озёр, общая площадь которых составляет около семи тысяч квадратных километров. Крупнейшими являются озёра Иссык-Куль, Сон-Куль и Чатыр-Куль.

«Нижние» страны испытывают острую нехватку воды.

Узбекистан страдает от этого в наибольшей степени в связи с самым многочисленным населением (31,8 миллионов человек) и самой большой площадью орошаемого земледелия (протяженность оросительных каналов около 170 тысяч километров). Основным районом формирования водостока является горная часть страны, где выпадает больше осадков, а испарение меньше. Также в горах есть и ледники. Но в основном на них зарождаются не полноводные реки, а горные ручьи (саи) длиной не более 10 километров. Потому главными «поилицами» страны являются Амударья (1415 км) и Сырдарья (2137 км), в бассейнах которых лежит большая часть Республики. Бассейн Амударьи составляют реки Зарафшан, Сурхандарья, Кашкадарья, Шерабад, Туполангдарья, а Сырдарьи — Нарьга, Чирчик, Карадарья, Ахангаран, Исфара, Акбура, Сох, Шахимардан, Исфайрамсай, Гавасай и Касансай. Однако большинство притоков просто не доходит до главных рек, ибо разбираются на полив. Сказывается и усиленное испарение в жаркой равнинной части страны. К тому же Амударья входит в Узбекистан через Туркменистан, где отбирается значительная часть воды.

Туркменистан также испытывает значительные трудности с водой. Проблема в том, что на территории республики не образуется ни одной значимой реки, все реки – трансграничные, и водные ресурсы зависят от соседних государств. В большинстве речек мало воды, они периодически пересыхают. Крупнейшей рекой Туркменистана является Амударья, из которой и берутся основные водные ресурсы. Так, расход воды у города Керки — более 2000 кубометров в секунду. Две другие заметные реки, — Мургаб и Теджен, немноговодны и теряются в песках. Еще на западе страны есть река Атрек, текущая из Ирана в Каспий, но доходящая до него лишь в половодье. Так же, как в Узбекистане, львиная доля воды разбирается на орошение, испаряется или просачивается в почву. Особенно много потерь у Каракумского канала. Он был построен в советский период (с 1953 по 1988 годы) для отведения вод Амударьи в центральные районы Туркменистана. Канал забирает около 45 % воды из Амударьи, что создает большие проблемы Каракалпакстану и остаткам Арала. При этом четверть воды теряется в канале в процессе просачивания воды в земляное русло.

В Казахстане ситуация с водой несколько лучшая, чем в Узбекистане и Туркменистане, но неоднородная. Всего в Республике более 7000 рек длиной более 10 километров. Крупнейшие реки на севере – Урал, Тобол, Иртыш, Ишим, Нура. А на юге — Сырдарья, Талас, Шу, Или. Основные запасы гидроресурсов имеет наиболее многоводная и судоходная река Иртыш протекающая 1700 километров по территории Республики. При этом половина рек трансграничные (Россия, Китай, Киргизия, Узбекистан). А внутренние реки формируются на ледниках Джунгарского и Заилийского Алатау, Кунгей-Алатау и Алтая. В Казахстане более 2700 ледников общей площадью около двух тысяч квадратных километров. Но самый большой ледник Корженевского всего лишь 38 квадратных километров, то есть не сравним с ледниками Таджикистана или Киргизии. Центральная часть Республики пустынна и засушлива. Особенно мало рек в пустынных зонах Приаралья и Прикаспия. Кроме того, в Казахстане есть еще более 48 тысяч озер, из которых крупных (с площадью более 100 квадратных километров) лишь 21. Среди них выделяются Каспий, Балхаш, Малый Арал, Алаколь, Зайсан, Тенгиз. Общий объем воды в озерах – 190 кубических километров. Но около половины из них находится на севере страны. А юг и центр испытывают наибольшую потребность в ней.

Географическая характеристика Евразии

Евразия — самый большой материк, занимающий 1/3 всей суши. Площадь Евразии -53,4 млн. км2. Крайние точки Евразии:

Северная: мыс Челюскин (78° с.ш.,104° в.д.);

Южная: мыс Пиай (1° с.ш., 103° в.д.);

Западная: мыс Рока (39°с.ш.,9°з.д.);

Восточная: мыс Дежнева (67° с.ш., 169° з.д.).

Евразия расположена в северном полушарии, а также в западном и восточном. Она омывается водами всех четырех океанов: Северного Ледовитого с севера, Индийского — с юга, Атлантического — с запада и Тихого — с востока. От Африки Евразия отделена Гибралтарским проливом и Суэцким каналом, от Северной Америки — Беринговым проливом. Существует сухопутная граница с Папуа — Новой Гвинеей, государством Океании, проходящая через остров Новая Гвинея.

Побережье Евразии довольно сильно изрезано, есть много крупных и мелких островов и полуостровов, заливов, существуют внутренние и окраинные моря. На западе в сушу вдается крупное Средиземное море с рядом более мелких: Черным, Эгейским, Адриатическим и т. д. Есть ряд крупных полуостровов: Пиренейский, Балканский, Аппенинский, а также острова: Сицилия, Ирландия, Великобритания, Исландия. На северо-западе материка Балтийское, Северное и Норвежское моря омывают Скандинавский полуостров. Также существуют крупные заливы: Бискайский, Ботнический, Финский.

С севера материк омывают моря Северного Ледовитого океана: Баренцево, Белое, Карское, море Лаптевых, Восточно-Сибирское, Чукотское. Есть несколько крупных полуостровов: Кольский, Таймыр, Ямал, Чукотский, множество островов и архипелагов, самые крупные: Новая Земля, Шпицберген.

С востока также много морей: Берингово, Охотское, Японское, Желтое, Восточно-Китайское и Южно-Китайское. Камчатка, Корея, Индокитай — крупнейшие полуострова. Крупнейшие острова: Сахалин, Тайвань, Суматра, Ява, Калимантан, также много архипелагов: Японские, Курильские, Филиппинские острова.

Южное побережье Евразии изрезано меньше, здесь преобладают крупные географические объекты: огромные Аравийский полуостров и Индостан, Аравийское море, почти не уступающий ему по размерам Бенгальский залив.

Граница между Европой и Азией проводится достаточно условно: ей принято считать линию, проходящую от Северного Ледовитого океана по Уральским горам, затем — по реке Урал, северному берегу Каспийского моря, Кумо-Манычской впадине. Дальше Европу и Азию разделяют моря: Азовское, Черное и Средиземное.

Рельеф Евразии разнообразен, что обусловлено происхождением материка. В основании лежит несколько плит, над поверхностями которых находятся равнины, низменности и плоскогорья, а на границах — горные хребты. Большая часть материка составляла в древности материк Лавразию, Аравийский п-ов и Индостан отделились от Гондваны и примкнули к материку. На карте видно, что эти территории заметно отличаются по рельефу от соседних.

По материку проходят две крупных горных цепи, образуемые множеством хребтов. Первая — часть Тихоокеанского вулканического кольца, это невысокие горы Сахалина, Камчатки, Японии, Филиппинских островов. По океаническому дну эта горная цепь продолжается, вершины хребтов образуют архипелаги: Курильские, Зондские, Марианские о-ва.

Вторая горная цепь — Альпийско-Гималайская. Она начинается европейскими Пиренеями и Альпами, проходит через Карпаты, Кавказ и далее — Памир, Гималаи, Тибет. В Гималайском хребте находится самая высокая точка мира — гора Эверест (Джомолунгма), высотой 8848 м. В этих зонах активно идут тектонические процессы, изменяется рельеф, происходят землетрясения, идет вулканическая деятельность. Самые известные вулканы: Ключевская Сопка (п-ов Камчатка), Фудзияма (о. Хонсю), Кракатау (Большие Зондские о-ва), Везувий (Апеннинский п-ов), Этна (о. Сицилия), Гекла (о. Исландия).

Также на материке существуют крупные равнины: Среднеевропейская, Восточно-Европейская, Западно-Сибирская, Великая Китайская, и плоскогорья: Средне-Сибирское, Аравийское, Гоби.

Огромная территория материка и разнообразие форм рельефа являются причиной того, что запасы полезных ископаемых велики и разнообразны. Огромны запасы нефти, природного газа, сконцентрированные в основном на шельфе в Персидском заливе, Каспийском море, Северном, Баренцевом море, также много месторождений на Западно-Сибирской равнине. Разведаны месторождения на шельфе Охотского моря у побережья острова Сахалин и Курильских островов .

Огромны запасы каменного угля. В Европе есть ряд каменноугольных бассейнов Рурский, Силезский, Донбасс и Кузбасс. Также крупные месторождения есть в Китае и Индии.

Месторождения железной руды формируются в основном на древних платформах. Крупнейшие месторождения находятся во Франции, Швеции, в России запасы Кольского полуострова, знаменитая Курская магнитная аномалия, месторождения в бассейнах Лены и Ангары, в Индии — на плоскогорье Декан, в Казахстане.

На средиземноморском побережье есть большие запасы руд цветных металлов, бокситов, в северной Азии (территория России) есть крупные запасы золота и медно-никелевых руд. По побережью Тихого океана проходит «оловянный пояс» — ряд месторождений оловянных руд. На севере Восточно-европейской равнины и на Среднесибирском плоскогорье расположены залежи алмазов, в странах Азии добывают другие драгоценные камни изумруды, рубины, бирюзу.

Евразия богата реками и озерами, реки впадают во все четыре океана, также есть крупные области внутреннего стока. В Северный Ледовитый океан несут свои воды Печора, Обь, Енисей, Лена, Вилюй. Наиболее крупные из них — Обь, Енисей, Лена — берут свое начало в горах и плоскогорьях центральной Азии, они достаточно полноводны, так как питаются за счет таяния ледников и осадков, кроме того, у всех рек Северного Ледовитого океана выражено весеннее половодье, так как в этих районах довольно снежные зимы — стаивая, снег питает реки. Эти реки имеют огромное количество крупных и мелких притоков, Западно-Сибирская равнина, которая находится между Обью и Енисеем, сильно заболочена

Реки бассейна Тихого океана Амур, Хуанхэ, Янцзы, Меконг. Они берут свое начало в горных районах, но в основном течении протекают по равнине, из-за этого реки достаточно полноводны. Хуанхэ и Янцзы сильно разливаются, образуя наносы Хуанхэ не зря носит название «желтая река» — ее воды несут огромное количество песка и мелких частичек почвы. Это особенно заметно в месте впадения ее в море — вода Хуанхэ заметно отличается по цвету от морской.

Крупнейшие реки Индийского океана — Инд, Ганг, Тигр, Евфрат. Эти реки протекают по территории с достаточно жарким климатом, и если долины Инда и Ганга сильно увлажены благодаря Гималаям, то Тигр и Евфрат протекают по засушливой местности. Благодаря тому, что истоки этих рек находятся на возвышенностях, они являются главной причиной плодородности почвы, очень много воды используется для орошения.

Реки бассейна Атлантического океана Дон, Днепр, Дунай, Рейн, Рона и т.д.- относительно небольшие и спокойные по своему течению.

Несколько крупных рек относятся к внутреннему стоку, это Волга, Урал, Сырдарья и Амударья Волга и Урал впадают в Каспийское море, являющееся, по сути, озером Сырдарья и Амударья впадают в Аральское море (озеро) Эти две реки протекают по территории Средней Азии — местности с достаточно засушливым климатом, и существуют благодаря таянию ледников. Тем не менее, год от года эти реки мелеют, так же как и Аральское море, территория которого сильно уменьшилась за последние несколько десятков лет.

В Евразии находится несколько довольно крупных озер. Каспийское море и Аральское море, которые уже упоминались выше, а также Мертвое море — это озера, названные «морями» из-за высокой солености воды. Очевидно, что когда-то они являлись частью Мирового океана, но отделились из-за движения плит. Каспийское море — самое крупное по площади озеро в мире. Мертвое море находится на 402 м ниже уровня моря — это одно из самых соленых озер мира, его соленость 270%о.

Озеро Байкал, расположенное на территории России, самое глубокое в мире (максимальная глубина — 1602 м) и является уникальным природным объектом. Вода в озере очень чистая, в тихую погоду можно увидеть дно, находящееся на глубине нескольких десятков метров. В этом озере берет свое начало река Ангара.

Другие крупные озера: Онежское и Ладожское, соединены естественными и искусственными протоками между собой, а также с Белым морем с одной стороны и Балтийским — с другой. Таким образом, они являются важным элементом транспортного пути из Европы к Северному Ледовитому океану.

Огромные размеры материка влияют на его климатические условия. Из-за большой протяженности с севера на юг Евразия находится во всех климатических поясах, различие климата в северных и южных районах материка очень велико. Из-за огромной протяженности с запада на восток влияние океана ослабляется, формируется резко континентальный тип климата, поэтому для Евразии характерно не только субширотное, но и субмеридиональное изменение климата.

Еще одна специфика климата Евразии заключается в том, что горы на юге и востоке страны преграждают путь воздушным массам с Тихого и, особенно, с теплого Индийского океана. Напротив, воздушные массы, формирующиеся над Атлантическим и Северным Ледовитым океанами, оказывают значительное влияние на климат материка. С Атлантического океана дуют теплые ветра, благодаря которым климат Европы достаточно мягок. А вот с Северного Ледовитого океана на север и центр материка практически беспрепятственно проникают холодные ветры.

Все это приводит к неравномерному распределению температуры на материке в зимние месяцы. Изотермы января проходят не субширотно, а практически повторяют очертания береговой линии, особенно на западе, постепенно сглаживаясь к востоку. На севере азиатской части материка расположен полюс холода северного полушария: г. Оймякон, -71 °С.

Осадки также распределены очень неравномерно. Центральная часть материка, удаленная от всех океанов, достаточно засушливая, здесь образуются пустыни, в том числе и крупнейшая пустыня Евразии — Гоби. Мало осадков выпадает и на севере азиатской части. Побережья Атлантического, Тихого и Индийского океанов за редким исключением (Аравийский полуостров) достаточно хорошо увлажнены. С продвижением вглубь материка среднегодовое количество осадков уменьшается резко на юге (путь влажному воздуху преграждают горы) и постепенно на востоке и западе.

Северное побережье Евразии находится в пределах арктического климатического пояса. Эти территории находятся за северным полярным кругом, зимой здесь царит полярная ночь — солнце не поднимается из-за горизонта. Соответственно, территории арктического пояса получают очень мало солнечной энергии. В летнее время года день становится довольно продолжительным, но большая часть энергии отражается от поверхности земли, покрытой снегом. Поэтому средние температуры летних месяцев также невысоки. Здесь выпадает мало осадков, поскольку холодный воздух не может быть влажным, над Северным Ледовитым океаном влажные морские массы не формируются.

Южнее протянулась полоса субарктического климатического пояса, достаточно узкая на западе материка и расширяющаяся к востоку. Для этой территории характерны большие перепады температуры летом и зимой, а также возможны резкие смены погоды под влиянием холодного воздуха с океана. В западной части климат смягчается влиянием более теплого Атлантического океана.

Широкой полосой проходит умеренный климатический пояс. Он начинается севернее 40° северной широты, в западной части материка доходит до северного полярного круга.

Побережье Европы находится в зоне морского умеренного климата, здесь мягкая зима, температура нечасто опускается ниже нуля, и теплое лето. На побережье выпадает много осадков (до 1000 мм), погода очень изменчива.

Европейская часть Евразии находится в зоне умеренного континентального климата. С запада поступают влажные воздушные массы с Атлантического океана, которые смягчают климат, благодаря им здесь выпадает среднее количество осадков (500-600 мм). Все же перепад температур зимой и летом достаточно высок.

Центральную часть Евразии занимает резко континентальный умеренный климат. Для него характерны резкие перепады температур, не только сезонные, но и в течение дня. Зима очень холодная и сухая, летом также выпадает незначительное количество осадков (200 мм).

Восточное побережье находится под влиянием умеренного муссонного климата. Зимой здесь холодно и ясно, без оттепелей, осадков выпадает мало. Летом, напротив, очень влажно и довольно прохладно, небо часто затянуто облаками. Юг Европы, Ближний Восток, территория Памира и юг Китая находятся в зоне субтропического климата. На западе климат смягчается близостью морей, здесь формируется Средиземноморский тип климата: лето жаркое и сухое, зима достаточно теплая и влажная. При продвижении на восток, вглубь материка, начинается зона континентального субтропического климата с жарким летом, теплой зимой и очень небольшим количеством осадков (100-150 мм). На побережье Тихого океана господствует муссонный субтропический климат: зима теплая и сухая, лето жаркое и влажное.

Тропический климат характерен для Аравийского полуострова и побережья Персидского залива. Здесь сухо, очень жарко летом и достаточно прохладно (до 0°С) зимой. В этой зоне формируются пустыни.

Субэкваториальный климат характерен для полуострова Индостан и юго-восточной Азии: здесь тепло и летом, и зимой. Зима и весна сухие, летом господствует влажный муссон, приносящий с Индийского океана обильные продолжительные ливни.

Экваториальный тип климата отмечается преимущественно на островах, расположенных вдоль экватора. Здесь нет серьезных перепадов температуры, всегда тепло и много осадков.

В Евразии существуют все природные зоны, границы между ними очень четкие.

Зона арктических пустынь и полупустынь занимает острова Северного Ледовитого океана. Большая часть территории покрыта льдом, почва промерзает на много метров вглубь. Здесь обитают морские животные — тюлени, котики и многочисленные морские птицы.

Южнее расположена зона тундры и лесотундры. Здесь произрастают мхи и лишайники, карликовые деревья. В южной части лесотундры появляются березы, ольха. Фауна очень ограниченна: водятся лемминги, северные олени, песцы.

В зоне умеренного климата формируется крупный лесной пояс, состоящий из двух природных зон: тайги и смешанных и широколиственных лесов. Тайга занимает почти весь Скандинавский и Кольский полуострова, северную часть Восточно-Европейской и Западно-Сибирской равнины, а также Средне-Сибирское плоскогорье. Тайга представляет собой густой, иногда заболоченный хвойный лес, в основном произрастают пихта, кедр, формируются подзолистые почвы. Среди животных обитают куницы, бурундуки, зайцы, лоси, бурые медведи. Много птиц, как насекомоядных, так и хищных. Зона смешанных и широколиственных лесов сформирована преимущественно в европейской части материка. Здесь произрастают сосны, ели, дубы, почвы — каштановые и бурые лесные. Эта природная зона очень плотно заселена человеком, осталось мало естественной фауны, в основном это мелкие грызуны — белки, бурундуки, зайцы.

Леса на юге постепенно переходят в лесостепи, а затем — в степи. В этих зонах обитает много грызунов: сурки, суслики, мыши, произрастают разнообразные травы. В зоне степей формируется наиболее плодородная почва — чернозем, поэтому здесь в обилии выращиваются злаковые.

Пустыни и полупустыни находятся в центре материка. В этой зоне выпадает очень мало осадков, а зимы достаточно холодные. Фауна практически отсутствует, из растений преобладают полынь и саксаул.

На побережье Средиземного моря сформирована зона жестколистных вечнозеленых лесов и кустарников. Произрастают пальмы, теплолюбивые хвойные растения, масличные деревья, цитрусовые.

На противоположной, восточной, стороне материка находится зона переменно-влажных (муссонных) лесов. Здесь произрастают бук, дуб, магнолии, бамбук — растения, хорошо переносящие сухую прохладную зиму и начинающие активно расти в теплое время года. Много достаточно крупных животных: обезьяны, леопарды, гималайский медведь, в лесах Индии — антилопы, крокодилы, тигры, шакалы. Очень много змей — около 200 видов.

На полуострове Индостан сформировалась зона саванн. Здесь произрастает множество трав, а также деревья, устойчивые к засухе: бамбук, акации. Также здесь много крупных животных: слонов, буйволов.

Зона влажных экваториальных лесов сформирована на южных островах Евразии. Здесь произрастают разнообразные пальмы, фикусы, лианы. Животный мир отличается разнообразием: много крупных и мелких обезьян, есть кабаны, буйволы, носороги, крокодилы, ящерицы и змеи.

В Евразии много областей высотной поясности, где природные зоны меняются с высотой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *