Ресурсы и их использование берингова моря кратко
Перейти к содержимому

Ресурсы и их использование берингова моря кратко

  • автор:

Ресурсы и их использование берингова моря кратко

Электронный атлас «Климат морей России и ключевых районов Мирового океана. Берингово море» представляет собой режимно-справочное пособие, содержащее сведения о климатических характеристиках морской среды Берингова моря. Он подготовлен на основе исходных отечественных и зарубежных данных гидрометеорологических наблюдений, накопленных в Госфонде ГУ «ВНИИГМИ-МЦД» за многолетний временной период, а также материалов, полученных в рамках проектов 4-го направления ЕСИМО ФЦП «Мировой океан» за 1999-2006 годы.

Атлас ориентирован на широкий круг пользователей, связанных с изучением и практическим использованием природных ресурсов океанов и морей. Он содержит обширные табличные и картографические материалы без их текстового научного анализа и не заменяет собой другие, сходные по тематике климатические издания. В основу Атласа положены расчетные данные режимных характеристик в прибрежной зоне моря, полученные по результатам срочных наблюдений на сети морских береговых гидрометеорологических станций (ГМС) и постов (ГМП), и данные океанографических и морских судовых гидрометеорологических наблюдений в открытой части Берингова моря, включая станции вековых разрезов. В качестве расчетных параметров морской среды использовались такие характеристики, как температура воды и воздуха, соленость, условная плотность воды, уровень моря, характеристики ветра и волн, содержание кислорода и скорость звука.

По структуре Атлас состоит из трех частей. В первой его части приводятся общие справочные сведения об Источниках информации, положенной в основу расчетов. Для прибрежной зоны моря дается карта с расположением береговых пунктов наблюдений, а также паспортные данные о ГМС (названия станций, их кодовые номера, координаты и периоды наблюдений). Для открытого моря приводятся карты освещенности акватории наблюдениями и справочные таблицы соответственно для судовых гидрометеорологических и глубоководных океанографических наблюдений с количеством и периодом наблюдений по отдельным одноградусным трапециям Марсдена и станциям вековых разрезов.
Во второй части Атласа даются таблично-графические материалы с климатическими характеристиками прибрежной зоны Берингова моря, содержащие расчетные данные средних и экстремальных значений параметров и их повторяемость по многолетним месяцам, а также характеристики межгодовой изменчивости параметров.
В третью часть Атласа помещены результаты расчетов климатических характеристик морской среды открытого моря с приведением карт расчетных гидрометеорологических и океанографических полей на поверхности моря и на отдельных горизонтах наблюдений. В табличном виде по всем одноградусным квадратам и станциям вековых разрезов приводится статистика среднемесячных экстремальных значений параметров на стандартных горизонтах. В целом для всей акватории моря рассчитаны повторяемости значений параметров по многолетним месяцам и их годовой ход.

Атлас выведен на серию лазерных дисков, включающих результаты климатической обработки данных и программное приложение для работы с данными. Он создан в виде настольного приложения для работы в среде ГИС ArcView, и дополнен НТМL-вариантом, ориентированным на стандартный Интернет-браузер. Атлас подготовлен в Лаборатории исследования морей Центра океанографических данных ГУ «ВНИИГМИ-МЦД»

Начальник ЦОД Н.Н. Михайлов, тел. 74-6-15, e-mail: nodc@meteo.ru.
Директор ГУ «ВНИИГМИ-МЦД» М.З.Шаймарданов,тел. 74-1-81,
e-mail: marsel@meteo.ru.

Берингово море

Берингово море (северо-восточная часть)

Бе́рингово мо́ре, окраинное море в северной части Тихого океана между материками Евразия и Север Берингово море на карте Тихого океанаБерингово море, Тихий океан. Границы показаны по состоянию на 1 января 2022 г. Берингово море, Тихий океан. Границы показаны по состоянию на 1 января 2022 г. ная Америка, омывает берега США и России (самое большое из её дальневосточных морей). Соединяется на севере Беринговым проливом с Чукотским морем , отделено от Тихого океана Алеутской грядой и Командорскими островами . Площадь 2315 тыс. км 2 , объём 3796 тыс. км 3 . Наибольшая глубина 5,5 тыс. м. Береговая линия сильно изрезана, образует много заливов (наиболее крупные: Карагинский , Олюторский , Анадырский – Россия; Нортон, Бристольский – США), бухт, полуостровов и мысов. Острова Карагинский (Россия), Святого Лаврентия, Нунивак, Нельсон, Святого Матвея, Прибылова (США).
Физическая карта Берингова моряФизическая карта Берингова моря. Физическая карта Берингова моря. Берега Берингова моря разнообразные, преимущественно развиты высокие, скалистые, сильно изрезанные бухтовые берега, а также фьордовые и абразионно-аккумулятивные. Выровненные аккумулятивные берега преобладают на востоке, где находятся дельты крупных рек Юкон и Кускокуим Деев Михаил Гаврилович

Рельеф и геологическое строение дна

Бухта Провидения в Беринговом море (Чукотский автономный округ, Россия)

По характеру рельефа дна Берингово море чётко разделяется на мелководную и глубоководную части примерно по линии от мыса Наварин до о. Унимак. Северная и юго-восточная части лежат на шельфе с глубинами до 200 м (преобладающие глубины 50–80 м) и шириной на северо-востоке до 750 км (46 % площади моря) – одном из самых широких в Мировом океане. Он представляет собой обширную равнину, слабо наклонённую на юго-запад. В четвертичном периоде шельф периодически осушался и возникал сухопутный мост между материками Евразия и Северная Америка. Узкий материковый склон с глубинами 200–3000 м (13 %) и с большими уклонами дна почти на всём протяжении переходит в глубоководное ложе обрывистыми уступами, во многих местах прорезан подводными долинами и каньонами. Борта каньонов часто крутые, местами обрывистые. В центральной и юго-западной частях – глубоководная зона с глубинами свыше 3 тыс. м (37 % площади моря), окаймлённая в прибрежной зоне узкой полосой шельфа. Подводный хребет Ширшова с глубинами над гребнем 500–600 м, протянувшийся на юг от Олюторского п-ова, делит глубоководную часть моря на котловины Командорскую (к западу от хребта) и Алеутскую (к востоку); от островной дуги хребет отделён жёлобом Ратманова (глубина около 3,5 тыс. м). Ровное дно обеих котловин слабо наклонено к юго-западу. От Алеутских островов на север дугой отходит хребет Бауэрс, оконтуривая одноимённую котловину. Максимальные глубины Берингова моря расположены в Камчатском проливе и около Алеутских островов. Берингово море относится к геодинамическому типу задуговых бассейнов , расположено в тылу Алеутской (Командорско-Алеутской) вулканической островной дуги и ограничено с противоположной стороны побережьями Камчатки , юго-восточной части Чукотского полуострова и северо-запада Северной Америки. Геологическое строение дна моря формировалось под влиянием различных геодинамических процессов; выделяются структуры с континентальным, океаническим и субокеаническим типами земной коры . Земной корой континентального типа характеризуются шельфовые области моря. Обширный шельф со стороны Северной Америки рассматривают как самостоятельную тектоническую структуру – плиту Дежнёва, которая имеет континентальное основание, датируемое протерозоем – ранним палеозоем. В структуре осадочного чехла установлены антиклинальные поднятия и впадины, заполненные континентальными и морскими отложениями конца мела – палеогена; максимальные мощности отложений (до 12 км) выявлены в центральных, наиболее погружённых частях впадин. Внешняя часть шельфа, вероятно, имеет складчатый фундамент, сложенный осадочными породами верхней юры и нижнего мела. Считают, что фундамент внешнего шельфа в восточной и центральной частях имеет аккреционное происхождение, а офиолитовые пояса Корякии и Аляски образуют единый протяжённый мегапояс, окаймляющий глубоководные области Берингова моря с северо-запада, севера и северо-востока. Бухта Провидения в Беринговом море (Чукотский автономный округ, Россия). Бухта Провидения в Беринговом море (Чукотский автономный округ, Россия). Глубоководные котловины моря – Алеутская, Командорская и Бауэрс – характеризуются океаническим типом земной коры. В наиболее обширной Алеутской котловине мощность осадочного слоя в центральной части около 4 км, в направлении окраин возрастает до 9–11 км; общая мощность земной коры 14–16 км (типичная для океанической коры). Возраст наиболее древних осадочных отложений Алеутской котловины, вскрытых одной из скважин глубоководного бурения, отвечает раннему миоцену (возможно, олигоцену). Осадки подстилаются океаническим фундаментом, возраст которого датируется по линейным магнитным аномалиям М1–М13, которые соответствуют раннему мелу. Ложе Алеутской котловины, по всей видимости, представляет собой часть древней литосферной плиты Кула, принадлежащей одной из плит Тихого океана и затем поглощённой вместе со спрединговым хребтом в ходе формирования Алеутской зоны субдукции в среднем эоцене. Магнитные аномалии имеют достаточно сложную конфигурацию, что затрудняет их однозначную идентификацию со стандартной магнитохронологической шкалой. Согласно иной точке зрения, значительную роль в формировании структуры земной коры Алеутской котловины играли процессы растяжения в тылу уже сформированной островной дуги. В Командорской котловине мощность осадочного чехла существенно меньше, в среднем 1–2 км. Формирование котловины, вероятно, обусловлено спредингом в тылу островной дуги; время начала спрединга на основании датирования линейных магнитных аномалий соответствует миоцену, что согласуется с данными об изотопном возрасте образцов базальтов океанического фундамента, полученных при глубоководном бурении. Мощность океанической земной коры в глубоководной котловине Бауэрс – 10–12 км; по ряду признаков строение дна и земной коры этой котловины является промежуточным между строением Командорской и Алеутской котловин. Мощность земной коры подводного хребта Ширшова достигает 18 км. Восточный склон хребта, обращённый к Алеутской котловине, более пологий, характеризуется достаточно мощной толщей осадков – 2–3 км; в строении этого склона отмечаются структурные гряды, вытянутые в меридиональном направлении и образованные пластинами акустического фундамента, а также осадочных пород. На западном склоне хребта выявлены сбросовые уступы, разделённые выполаживающимися разломами листрического типа. При драгировании выходов коренных пород были подняты обломки метаморфических пород, в том числе амфиболитов и амфиболитизированных габбро . Предполагают, что возникновение хребта Ширшова связано со спредингом в Командорской котловине, её расширением и формированием зоны скучивания коры вдоль восточного борта котловины. Дугообразный хребет Бауэрс на юге отделяется от Алеутской островной дуги разломом со сдвиговой компонентой. Мощность земной коры в его пределах меняется вдоль простирания, достигая максимума – 21–28 км в наиболее поднятой части хребта. На восточном и северном склонах мощность осадков минимальная, на западном и южном склонах достигает 0,9 км. Вдоль восточного и северного склонов хребта протягивается узкий прогиб, заполненный мощной (до 12 км) толщей осадков. Дугообразная в плане форма хребта Бауэрс, наличие сопряжённого глубокого жёлоба, данные о составе горных пород, полученные при глубоководном бурении на хребте, дали основание большинству исследователей связывать его природу с отмершей зоной субдукции и, соответственно, считать этот хребет палеоостровной дугой. Донные осадки на шельфе Берингова моря в основном терригенные , вблизи берега – грубообломочные, затем пески, песчанистые илы и алевриты. Осадки материкового склона также преимущественно терригенные, в районе Бристольского залива – с примесью вулканогенного материала, многочисленны выходы коренных пород. Мощность осадков в глубоководных котловинах достигает 2,5 тыс. м, поверхностный слой представлен диатомовым илом. Районы к западу, вдоль южного обрамления и к юго-востоку от Берингова моря характеризуются активной вулканической деятельностью (Восточная Камчатка, Алеутская островная дуга, п-ов Аляска). Вулканизм проявился также во многих внутренних районах моря, вулканические постройки плейстоценового и более молодого возраста известны, например, на о. Святого Павла (о-ва Прибылова), о. Святого Лаврентия и о. Нунивак. Регион Берингова моря окружён по всему периметру сейсмическим поясом, в этой связи его часто выделяют в самостоятельную литосферную плиту – Берингия. Основной пояс землетрясений, подобно вулканическому поясу, протягивается вдоль Алеутской островной дуги; его ширина колеблется от 200 до 550 км. Наблюдается изменение глубин очагов землетрясений с юга на север от первых десятков километров до 400 км и более. Магнитуды землетрясений меняются в широких пределах и достигают максимальных величин вблизи Алеутской гряды. Эпицентры землетрясений установлены также во внутренних областях плиты: известны вдоль кромки шельфа, в Командорской котловине, а также на хребтах Ширшова и Бауэрс. Осадочные бассейны Берингова моря привлекают интерес с точки зрения их нефтегазоносности, в связи с чем осуществлён комплекс геолого-геофизических исследований: проведены гравиметрическая и магнитометрическая съёмки дна моря, проложен значительный объём сейсмических профилей, осуществлено бурение морских скважин. На беринговоморском побережье Чукотского п-ова выявлены россыпи платины и платиноидов, золота; на побережье Аляски – золотоносные россыпи. Мирлин Евгений Гилельевич

Климат

Для большей части Берингова моря характерен субарктический климат, в небольшом районе севернее 64° с. ш. – арктический, южнее 55° с. ш. – умеренно морской. Формирование климата происходит под влиянием воздушных масс Северного Ледовитого океана на севере, северной части Тихого океана на юге, прилегающей суши и центров действия атмосферы . В открытой части Берингова моря, удалённой от влияния материков, климат морской, мягкий, с малыми амплитудами колебаний температуры воздуха, погода облачная, с частыми туманами и большим количеством осадков. Зимой под влиянием Алеутского минимума преобладают северо-западные, северные и северо-восточные ветры, приносящие холодный морской арктический, а также холодный, сухой континентальный воздух. Скорость ветра у берегов 6–8 м/с, в открытом море – до 12 м/с. Нередко, особенно в западной части моря, развиваются штормовые условия с ветрами до 30–40 м/с (продолжительностью до 9 суток). Средняя температура воздуха в январе – феврале от 0…−4 °С на юге и юго-западе до −15… −23 °С на севере и северо-востоке. У берегов Аляски зарегистрированы понижения температуры воздуха до −48 °С. Летом возрастает влияние Гавайского антициклона , над Беринговым морем преобладают ветры южных направлений со скоростями 4–7 м/с. В южную часть в среднем раз в месяц проникают тропические тайфуны с ветрами ураганной силы. Повторяемость штормов ниже, чем зимой. Температура воздуха в открытом море от 4 °С на севере до 13 °С на юге, в прибрежных районах заметно теплее. Годовое количество атмосферных осадков от 450 мм на северо-востоке до 1 тыс. мм на юго-западе.

Гидрологический режим

Речной сток составляет около 400 км 3 в год. До 70 % стока дают реки Юкон (176 км 3 ), Анадырь (50 км 3 ), Кускокуим (41 км 3 ), при этом более 85 % стока приходится на весенне-летнее время. По сравнению с объёмом моря величина пресного стока невелика, но речные воды поступают главным образом в северные районы моря, приводя летом к заметному опреснению поверхностного слоя. Особенности гидрологического режима определяются ограниченным водообменом с Северным Ледовитым океаном, относительно свободной связью с Тихим океаном, материковым стоком и опреснением поверхностного слоя при таянии льда. Обмен с Чукотским морем затруднён из-за малой площади сечения Берингова пролива (3,4 км 2 , средняя глубина над порогом 39 м). Многочисленные проливы, соединяющие Берингово море с Тихим океаном, имеют поперечное сечение общей площадью 730 км 2 и глубины свыше 4 тыс. м (Камчатский пролив), что способствует хорошему водообмену с тихоокеанскими водами. В глубоководной части Берингова моря выделяют четыре водные массы : поверхностную, подповерхностную промежуточную холодную, промежуточную тихоокеанскую тёплую и глубинную. Изменения солёности с глубиной невелики. Обе промежуточные водные массы отсутствуют лишь близ Алеутских о-вов. В отдельных частях Берингова моря, в частности в прибрежных районах, в зависимости от местных условий формируются другие водные массы. Поверхностные течения Берингова моря образуют круговорот против часовой стрелки, на который существенное влияние оказывают господствующие ветры. Вдоль берегов Аляски на север следует беринговоморская ветвь тёплых течений Куросио . Часть этих вод уходит через Берингов пролив, а остальные, смешиваясь с холодными водами Чукотского моря, движутся вдоль азиатского берега на юг, образуя холодное Камчатское течение, усиливающееся в летнее время. Скорости постоянных течений в открытом море невелики, порядка 6 см/c, в проливах скорость возрастает до 25–50 см/с. В прибрежных районах циркуляция осложняется периодическими приливо-отливными течениями со скоростями в проливах 100–200 см/с. Приливы в Беринговом море неправильные полусуточные, неправильные суточные и правильные суточные, их характер и величина сильно меняются от места к месту. В среднем высота прилива 1,5–2,0 м, наибольшая – 3,7 м – отмечается в Бристольском заливе. Температура воды на поверхности в феврале изменяется от −1,5 °С на севере до 3 °С на юге, в августе соответственно от 4–8 °С до 9–11 °С. Солёность поверхностных вод зимой от 32,0 ‰ на севере до 33,5 ‰ на юге, летом под влиянием таяния льдов и речного стока солёность понижается, особенно в прибрежных районах, где достигает 28 ‰, в открытой части моря соответственно от 31,0 ‰ на севере до 33 ‰ на юге. Северная и северо-восточная части моря ежегодно покрываются льдом. Первые льды появляются в сентябре в Беринговом проливе, на северо-западе – в октябре и постепенно распространяются к югу. В течение зимы Берингово море до 60° с. ш. покрывается тяжёлыми льдами. Все льды образуются и тают в Беринговом море. Только небольшая часть морского льда выносится через Берингов пролив в Чукотское море и Камчатским течением в северо-западный район Тихого океана. Ледовый покров разрушается и тает в мае – июне. Деев Михаил Гаврилович

История исследования

Берингово море получило название в честь капитан-командора российского флота В. Беринга . Впервые это название предложено в начале 19 в. французским географом Ш. П. Флёрьё, введено в употребление В. М. Головниным в конце 1810-х – 1820-х гг., закрепилось к середине 19 в. До 19 в. Берингово море называлось Анадырским, Бобровым, Камчатским. Первые географические открытия побережий, островов, полуостровов и проливов Берингова моря выполнены русскими землепроходцами (начиная с экспедиции С. И. Дежнёва и Ф. А. Попова 1647–1648), зверопромышленниками и моряками в 17 – начале 18 вв. Системное изучение начато в ходе Камчатских экспедиций , всесторонние исследования проводились российскими военными моряками, гидрографами и натуралистами особенно интенсивно до 1870-х гг. С конца 18 в. до продажи США Русской Америки (1867) всё побережье Берингова моря входило во владения Российской империи. Деев Михаил Гаврилович

Хозяйственное использование

В Беринговом море насчитывается около 400 видов рыб, из которых не менее 50 видов имеют промысловое значение. Ведётся ловля трески, наваги, минтая, сайки, мойвы, бычков, камбалы, палтуса, тихоокеанского окуня, тихоокеанской сельди, лососёвых (главным образом кеты и нерки) и других, добыча камчатского краба и северных креветок. У побережья обитают ластоногие: кольчатая нерпа, обыкновенный и полосатый тюлени, тихоокеанские моржи, северный морской котик, морские львы и зайцы, каланы; в открытом море – китовые, в том числе усатые киты (серый, гренландский, горбатый, японский, северный синий, северный малый полосатик), финвалы, сейвалы, кашалоты, белухи и касатки. На Командорских и Алеутских островах – лежбища ластоногих. На скальных берегах – птичьи базары. Ведётся разведочное бурение шельфа Берингова моря на нефть и природный газ. Лежбище северных морских котиков (Callorhinus ursinus) на Командорских островах (Камчатский край, Россия)Лежбище северных морских котиков (Callorhinus ursinus) на Командорских островах (Камчатский край, Россия). Лежбище северных морских котиков (Callorhinus ursinus) на Командорских островах (Камчатский край, Россия). Берингово море имеет важное транспортное значение. Здесь, в бухте Провидения, заканчивается Северный морской путь. Главные порты – Анадырь (грузооборот 169 тыс. т в 2018), посёлки Беринговский (417,8 тыс. т), Эгвекинот (101,8 тыс. т) и Провидения (18,5 тыс. т; все – Россия), Ном, Накнек, Эгегик и Мекорьюк (на острове Нунивак; все – США). Морской порт Провидения в Беринговом море (Чукотский автономный округ, Россия)Морской порт Провидения в Беринговом море (Чукотский автономный округ, Россия). Морской порт Провидения в Беринговом море (Чукотский автономный округ, Россия). Баранчиков Евгений Владимирович

Экологическое состояние

Экологическое состояние Берингово моря стабильно удовлетворительное. Концентрация загрязняющих веществ возрастает в устьевых зонах рек, в заливах, в портах, что приводит к некоторому сокращению размеров гидробионтов в прибрежных районах. Деев Михаил Гаврилович

Опубликовано 30 августа 2022 г. в 21:06 (GMT+3). Последнее обновление 23 мая 2023 г. в 14:54 (GMT+3). Связаться с редакцией

Реферат: Берингово море: продуктивность, перспективы развития и международные отношения в области рыболовства

Реферат. Физико-географический обзор, климато-океанологические характеристики, кормовая база рыб Берингова моря. Промысловые виды водорослей, возможности их практического применения. Запасы беспозвоночных животных, анадромных и морских рыб как объектов промысла.

1. Физико-географический обзор района промысла

2. Продуктивность, перспективы развития

1. Физико-географический обзор района промысла

Берингово море — третье по величине в мире и занимает значительную часть Северной Пацифики. Оно отделяется от Арктического океана одноименным проливом, а его южную границу обозначают гряда Алеутских островов, Командорские острова и мыс Африка на восточном побережье Камчатки. На акватории Берингова моря соприкасаются и взаимодействуют воды полярных и умеренных широт, отличающиеся физико-химическими характеристиками. (Балыкин П.А., 2006)

Границы водоема проходят по 51° 15′ с.ш. на юге и 66°24′ с.ш. на севере, в меридиональном направлении между 162°00′ в.д. и 156°55′ з.д. Наибольшая протяженность с севера на юг составляет 909 морских миль, а с запада на восток 1290 миль. Столь большие размеры обуславливают значительное разнообразие рельефа дна и климато-океанологических характеристик этого водоема. Отличительной особенностью его геоморфологии является разделение на две приблизительно равные части северо-восточную мелководную и юго-западную глубоководную. Последняя включает в себя три залива Северо-Восточной Камчатки: Озерной, Карагинский, Олюторский, а также Анадырский залив и акваторию между мысами Олюторский и Наварин, характеризующуюся наличием большого числа сравнительно небольших бухт. Кроме Командорских, в этой половине расположен один из крупнейших островов Карагинский. Преобладающие глубины в западной части моря 3700-3900 м. Наиболее продуктивная площадь с глубинами менее 200 м составляет здесь немногим более 30 %, тогда как в среднем для водоема почти 45 %. Западноберинговоморский шельф существенно отличается от материковой отмели восточной части моря не только размерами. Он моложе в геологическом отношении, относится к геосинклинальным, а не к эпиконтинентальным (платформенным) областям и, характеризуется относительной узостью и. изрезанностью. Западная часть Берингова моря менее удобна для рыболовства. Кроме геолого-морфологических, неблагоприятны и климато-океанологические условия. Ледовый припай появляется уже в начале ноября;основными очагами льдообразования являются глубоко вдающиеся в сушу Анадырский и Карагинский заливы. Теплое Западно-Аляскинское течение обуславливает более мягкий климат в восточной части моря по сравнению с климатом западной части. На большей ее акватории позже становится лед и раньше распаляется, тем самым обеспечивается большая протяженность рыболовного сезона. Циркуляция вод в Беринговом море носит циклоническую направленность, она сильно меняется как в сезонном, так и межгодовом аспектах, во многом объясняет размещение участков, более или менее продуктивных для рыболовства. (Балыкин П.А., 2006)

Кормовая база рыб представлена зоопланктоном и бентосом Берингова моря. Планктонная фауна Берингова моря включает приблизительно 300 видов, среди которых наиболее многочисленны представители кишечнополостных Coeknterata и ракообразных Copepoda и Amphipoda Этот комплекс организмов подразделяется на несколько эколого-фаунистических группировок в связи с районами обитания. Наиболее разнообразен и наименее интересен с позиции познания кормовой базы промысловых рыб глубоководный комплекс. Его распространение ограничено котловинами, где рыболовство отсутствует. (Балыкин П.А., 2006)

2. Продуктивность, перспективы развития

Промысловые и потенциально промысловые водоросли. Наибольший интерес представляют ламинариевые водоросли. Высокой пищевой ценностью отличаются Saccharina bongardiana, S. dentigera и S. gurjanovae.

Saccharina bongardiana. Массовый, широко распространенный у берегов Восточной Камчатки вид. Растет на литорали и на глубине до 20 м.

Saccharina gurjanovae широко распространена в Северной Пацифике (до глубины 22 м) (Отв. ред. Макаревич П.Р., 2010).

Saccharina dentigera вид встречается вдоль восточного побережья Камчатки до Олюторского залива. В большом количестве растет на литорали Командорских островов на глубине до 12 м.

К промысловым видам принадлежат также представители собственно рода Laminaria.

Laminaria longipes. Массовый, широко распространенный у берегов Восточной Камчатки вид. Растет от литорали до глубины 13 м.

Laminaria yezoensis. Широко распространенный вдоль Восточной Камчатки и Командорских островов вид, массовых скоплений не образует. Растет на глубине до 16 м.

Довольно большая группа видов представляет собой так называемые потенциально промысловые водоросли. У берегов Камчатки и Командорских островов произрастает еще ряд бурых водорослей, также относящихся к порядку ламинариевых.

Растения рода Alaria. У Камчатки и Командорских островов этот род представлен двумя видами — A. angusta (алярия узкая) и A. marginata (алярия окаймленная). Широко распространенные в Северной Пацифике виды. Произрастают от литорали до 7-метровой глубины (Отв. ред. Макаревич П.Р., 2010).

Bualaria fistulosa (эуалярия полая) растет в сублиторали на глубине до 15, изредка 25 м. Особенно обильна у Командорских островов и в Карагинском заливе.

У Восточной Камчатки род Arthrothamnus представлен одним видом Arthrothamnus bifidus (артротамнус раздвоенный). Вид распространен в Озерном и Карагинском заливах на глубине до 5 м (Отв. ред. Макаревич П.Р., 2010).

Среди ламинариевых есть и другие виды, которые не используются в пищу, но вполне пригодны в качестве фуражного и технологического сырья. Это Agarum clathratum (агарум решетчатый) и Thalassiophyllum clathrus (талассиофиллум решетчатый). Непригодность этих двух видов ламинариевых водорослей для кулинарных целей из-за грубого высокоминерализованного слоевища. Но водоросль содержит очень ценный микроэлемент — кремний. Этот элемент весьма дефицитен при современном образе питания продуктами, пищевая добавка из высушенных и измельченных водорослей могла бы с успехом восполнить недостаток кремния в организме человека и животных, особенно, пушных.

К перспективным потенциально промысловым видам может быть отнесен также Fucus evanescens. Это массовый, поясообразующий вид. Фукус по содержанию биологически активных веществ практически не уступает ламинариевым водорослям, а его добыча не представляет затруднений, поскольку этот вид растет на литорали и может быть легко собран вручную во время отливов. Промысловыми могут быть не только бурые, но и водоросли из других отделов: зеленые и багрянки, или красные водоросли. В Японии, Корее, Китае, Вьетнаме, потенциально промысловых виды водорослей или их родственники уже давно являются объектами промысла и культивирования и традиционно используются в пищевых, технологических и иных целях (Отв. ред. Макаревич П.Р., 2010).

Имеющиеся возможности практического применения водорослей еще на Камчатке они не используются даже на сотую часть, поскольку здесь нет необходимой инфраструктуры для организации промышленных производств с использованием водорослей в качестве сырья, очень дорогая электроэнергия и большие транспортные расходы. Но возможности увеличения промысла водорослей есть, как есть и необходимость увеличения их потребления населением, желающим вести здоровый образ жизни. Эти растения, прекрасно сохраняют в высушенном виде все содержащиеся в них полезные вещества и доступны для использования практически круглый год.

Необходимо обеспечить научные обоснования для рациональной добычи водорослей на шельфе Берингова моря с учетом ошибок и просчетов, допущенных ранее при эксплуатации морских растительных ресурсов в других приморских районах России. При рациональном промысловом изъятии водорослей можно избежать нарушения их популяций и создать возможности многолетней промысловой эксплуатации растительных ресурсов. Это позволит обеспечить ценным видом сырья не только население Камчатского края и страны в целом, но и даст возможность наладить его экспорт за рубеж (Отв. ред. Макаревич П.Р., 2010).

Промысловые беспозвоночные животные. Из всего разнообразия беспозвоночных животных Берингова моря добываются иглокожие, моллюски (двустворчатые, брюхоногие, головоногие), креветки и крабы.

Морские ежи. У берегов Камчатки встречается три вида правильных морских ежей рода Strongylocentrotus: палевый S.pallidas, зеленый S. droehachiensig;многоиглый S. polyacanthus.

Наибольшие запасы имеются в многочисленных бухтах Корякского нагорья и в Корфо-Карагинском районе, где основным видом является зеленый еж, его промысловое использование практически отсутствует.

Основные запасы сосредоточены в заливах Восточной Камчатки. Морские ежи из прибрежных вод Камчатки обладают худшими качествами икры, чем ежи из южных районов Дальнего Востока, что не способствует освоению их запасов.

Кукумарии широко распространены в северо-западной части Тихого океана, в том числе в холодноводных районах Корякского нагорья, но запасы слабо изучены и практически не используются.

В камчатских водах кукумарии встречаются от нижних горизонтов литорали до 300 м. По экспертным оценкам в районах Камчатки можно добывать не более 1 тыс. т кукумарии.

Голотурии используют не только в пищу, но и для получения ценных химических соединений и биологически активных веществ.

Закапывающиеся двустворчатые моллюски практически не изучены, запасы не оценены, и промысла нет.

Беринговоморский гребешок изучен слабо, может иметь промысловое значение. Наибольшие скопления Олюторском заливе и восточнее о. Ка-рагинскнй. По предварительной оценке в этих районах можно добывать до 350 т (Отв. ред. Макаревич П.Р., 2010).

Тихоокеанская мидия проникает на север до Берингова пролива и даже в Чукотское море, но запасы неизвестны и промысел не существует.

Брюхоногие моллюски семейства Buccinidae Rafmesque, входят в состав донных биоценозов умеренных и холодных вод северного полушария. Они обитают от уреза воды до глубины 3000 м. Часть видов имеет промысловое значение. Их запасы мало изучены и используются недостаточно.

Кальмары представлены командорским Berrytheutis magister и камчатским Gonatus kamtschaticus видами, из которых наибольшими запасами обладает первый. Второй вид менее изучен и практически не добывается (Отв. ред. Макаревич П.Р., 2010).

Командорский кальмар. Беринговом море является постоянной составляющей прилова к минтаю, в периоды повышения численности, служит объектом специализированного лова.

Основными проблемами освоения запасов кальмара являются значительные межгодовые колебания его численности, зачастую делающие промысел нерентабельным, и большой прилов других гидробионтов. Для использования запасов кальмара следует вести не специализированный промысел, а комплексный лов.

Осьминоги (Octopoda) обитают преимущественно в южной части моря, в основном у Командорских островов. Мало изучены, запасы не оценены и практически не используются. Встречаются также на Олюторско-Наваринском шельфе на глубине от 30 до 250 м от бухты Наталии до мыса Рубикон, причем на юге численность выше (Отв. ред. Макаревич П.Р., 2010).

Осьминоги важный промысловый объект во многих странах Северной Пацифики. Добывается донными тралами и ловушками.

Креветки. Шипастый шримс-медвежонок Sclerocrangon salebrosa часто встречается в скоплениях с северной и углохвостой креветками, хотя наиболее плотные промысловые скопления образует отдельно. В западной части Берингова моря многочисленен в Карагинском заливе, в других районах встречается реже. В настоящее время специализированный промысел отсутствует.

В Северо-Западной Пацифике объектами промысла служат северная и углохвостая креветки.

В восточной половине Берингова моря преобладает северная, тогда как в западной части моря, включая Анадырский залив, наибольшие скопления образует углохвостая креветка. Основными местами концентрации углохвостой креветки служат воды вблизи мыса Наварин и шельфовые участки у центральной части Корякского берега.

Наибольшее значение для промысла имеют северная креветка и командорский кальмар, уловы которых в иные периоды достигают нескольких тысяч тонн. Уловы креветки были сравнительно велики в 1970-х годов. и конце ХХ-начале XXI века, то максимум для кальмара отмечен в 1980-начале 1990-х и 2004-2007 г.г., когда добыча возросла до 7.3 тыс. т в 2007 г. Уловы креветки к этому времени упали до 144 т.

Основными промысловыми видами крабов являются синий, краб-стригун опилио, краб-стригун Бэрда. Другие виды краб-стригун ангулятус, колючий, пятиугольный волосатый краб, камчатский и равношипый, хотя и встречаются, но промысловых скоплений не образуют.

Синий краб занимает менее благоприятные участки дна, и его основные скопления находятся на глубине 26-200 м. Зимой оба вида обитают в верхней части свала глубин вместе, а летом их скопления разобщены (Отв. ред. Макаревич П.Р., 2010).

В северо-западной части Берингова моря основное скопление синего краба расположено в центральной части Корякского нагорья, а у мыса Наварин и в Карагинском заливе его концентрации меньше.

Промысел синего краба проводится с мая по декабрь. Состояние запасов этого вида оценивается специалистами как находящееся на низком уровне, но стабильное.

Колючий краб обитает на глубине менее 25 м, преобладает у берегов со сложным рельефом, многочисленными бухтами и заливами.

В Беринговом море колючий краб обилен практически во всех бухтах и заливах до Чукотского побережья. Промысел не ведется.

Обыкновенный краб-стригун опилио распространен в зоне шельфа и материкового склона Северной Пацифики. В западной части Берингова моря запасы его активно эксплуатируются — ежегодно добывается до 1800 т, промысел ведется с июня по декабрь.

Краб-стригун Бэрда один из наиболее массовых видов, встречается повсеместно. В Беринговом море наибольшей численности достигает в Олюторском заливе и на Корякском шельфе (Отв. ред. Макаревич П.Р., 2010).

До середины 1980-х гг. в Олюторском заливе в рамках межправительственного соглашения советско-японской рыболовной комиссии промысел крабов-стригунов вели только японские рыбаки, в 1990-е годы в основном отечественные краболовы. Поскольку до 1998 г. не было разделения промышленных квот по видам, оценить вылов стригуна Бэрда не представляется возможным. В 1992-1997 годах ежегодный суммарный вылов стригунов варьировал от 200 до 1400 т. После 1997 г. уловы резко снизились и не превышали 100 т. На Корякском шельфе в 1991-1992 гг. вылов стригуна Бэрда достигал 650 т ежегодно. Позже промысел его практически прекратился и был возобновлен только в 1998 г. В 1998-2001 годы ежегодный улов составлял всего 50-140 т. К 2003-2007 годам добыча этого вида возросла до 200-770 т. Промысел краба-стригуна Бэрда ведется с июня по декабрь.

Пятиугольный волосатый краб в камчатских водах образует незначительные промысловые скопления лишь в Карагинском заливе (Отв. ред. Макаревич П.Р., 2010).

Промысел анадромных рыб. Запасы тихоокеанских лососей в целом достигли исторически максимального уровня в 1990-е гг., когда их вылов превысил высокие уловы 1930-1940-х гг., и в 1995 г. составил примерно 1 млн т. В 2003 году вылов лососей достиг второго максимума за последние 15 лет, и такое высокое состояние запасов продолжает сохраняться. Основу уловов составляют три вида лососей — горбуша, кета и нерка (примерно 96 % общего улова), вылов кижуча и чавычи остается практически одинаковым.

Западная часть Берингова моря — одна из основных акваторий, где нагуливаются лососевые рыбы. Здесь откармливаются стада лососей, родившиеся не только на восточном побережье Камчатки и Чукотки, а также в районах Западной Камчатки, Японии и Северной Америке. В последние десять лет значительно возросли запасы основных видов Восточной Камчатки горбуши, кеты и даже нерки.

Структуре уловов тихоокеанских лососей в 2001-2008 гг., по районам значительно отличается. В западной части Берингова моря, где наиболее высокие уловы лососей (от 60 до 92.5 тыс. т) отмечались в нечетные годы, основу составляла горбуша (примерно 86 % общего вылова лососей), а кета и нерка лишь 11 и 3 %. В четные годы доля горбуши составила 48 % кеты 40 %, нерки 10 %. В водах Восточной Камчатки основу уловов в эти годы составляла нерка 49 (нечетные) и 53 (четные) %, а кета занимала второе место 25 и 24 %. Доля остальных лососей в уловах была невелика (Отв. ред. Макаревич П.Р., 2010).

Наиболее вероятные тенденции изменения запасов российских лососей в ближайшее десятилетие зависят от факторов, которые будут оказывать воздействие на запасы в этот период. Климатические факторы, не поддаются прогнозированию с достаточной точностью. Механизмы воздействия климато-океанологических флуктуаций на биологические параметры морских экосистем очень сложны и многообразны. Их изучение сейчас находится на стадии первоначального накопления первичных данных и описания отдельных выявленных закономерностей. Тем не менее, можно констатировать, что последние примерно полтора десятилетия являются исключительно благоприятными для тихоокеанских лососей. Рост уловов российских лососей в последние годы был обусловлен не количеством производителей, а улучшением условий воспроизводства;несмотря на уменьшение пропуска производителей на нерестилища, возврат, следовательно, и улов сохранялись на высоком уровне (Отв. ред. Макаревич П.Р., 2010).

Многообразие воздействия антропогенных факторов можно свести к двум группам. Первая группа — изменение экологических условий, которые прогнозируемы, в основном управляются и не имеют резких межгодовых колебаний. Нет основания считать, что их уровень радикально возрастет в ближайшие годы и будет определять состояние запасов.

Вторая группа — воздействие легального и нелегального изъятия производителей на пропуске к нерестилищам. Насколько научно обоснованным и контролируемым будет соотношение между выловом и пропуском на нерест, таковым и будет состояние запасов российских лососей в ближайшее десятилетие. Наблюдаемые сейчас тенденции можно определить как очень опасные (Отв. ред. Макаревич П.Р., 2010).

Сохранение высокого уровня современных российских уловов происходит на фоне снижения общего пропуска рыб на нерест. Высок уровень браконьерства на нерестилищах, поэтому реальное количество размножающихся рыб меньше, чем официально пропущенных на нерест. Дефицит производителей на нерестилищах ставит под угрозу сохранение потенциала естественного воспроизводства ценных видов лососевых в большинстве районов Дальнего Востока. Сниженный уровень естественного воспроизводства большинства популяций в настоящее время имеет обратимый характер. Состояние нерестилищ, общая численность зрелой части стад и благоприятные кормовые условия в океане позволяют увеличить его природоохранными мерами и регулированием рыболовства. Только стабильный, достаточный и эффективно охраняемый пропуск производителей на нерест может быть гарантией сохранения потенциала естественного воспроизводства лососей Камчатки и Чукотки и в целом на российском Дальнем Востоке. В этом случае сохранится количество и многообразие разных по размеру популяций, которые обеспечат высокий суммарный вылов в благоприятный климатический период. При недостаточном количестве производителей в период низких кормовых условий в океане часть популяций исчезнет, и запасы лососей стабилизируются на значительно меньшем уровне, чем в предыдущий период. Восстановление воспроизводства до прежних значений будет практически нереально (Отв. ред. Макаревич П.Р., 2010).

Промысел морских рыб. Российская экономическая зона в Беринговом море может быть разделена на две части: юго-западную, куда относятся заливы Северо-Восточной Камчатки (Озерной, Карагинский, Олюторский), и северную акватория к северо-востоку от мыса Олюторский (Олюторско-Наваринский район). Указанные сектора, согласно действующей схеме промыслового районирования, обозначаются как подзона 61.02.1 Карагинская и зона 61.01 Западно-Беринговоморская, граница между которыми проведена по меридиану 170° в. д.

В целом временной ряд разделяется на три очевидных отрезка: развитие промысла (1970-е гг.), пик уловов (1980-е гг.), их снижение и относительная стабилизация (после 1990 г.). Рост добычи вызван увеличением численности минтая, доля которого почти достигла максимума второй половины 1970-х гг. (рис. 112). На протяжении 1980-1990-х гг. вылов минтая уменьшался и в 2001 г. достиг 70.7 %. В последние годы происходит увеличение уловов минтая, что отразилось и на его вкладе, так в 2005-2007 гг. он составил от 87.3 до 90 % (Отв. ред. Макаревич П.Р., 2010).

С 1969 года в основном в уловах преобладала треска. Только во второй половине 1970-х, 1996-2000 и 2001-2005 гг. первое место занимала сельдь. В первом случае это была восточно-беринговоморская, во втором корфокарагинская сельдь (Отв. ред. Макаревич П.Р., 2010).

Наибольшее промысловое значение имеет минтай, встречается в наиболее холодноводных районах в северных и западных частях, у Алеутских и Командорских островов и над одноименными глубоководными котловинами. В океанических водах скопления наблюдаются у южных и северных Курильских островов и у восточной Камчатки. Самое крупное нерестилище располагается в проливе Шелихова (Балыкин П.А., 2006).

Минтай относится к довольно крупным рыбам, максимальная длина достигает 93 см, а масса 5 кг. Такие экземпляры изредка на севере Берингова морей. В других районах предельные размеры и масса несколько меньше. Размерный состав зависит от сезона лова, состояния запасов, урожайности поколений, глубина горизонта лова и конструкции и оснастки тралов. Там, где промысел ведется в период размножения на преднерестовых и нерестовых скоплениях, минтай крупнее, поскольку преобладают половозрелые рыбы. Уловы донных тралов всегда состоят из более крупных рыб, чем разноглубинных, даже при значительной деформации по вертикали (присадка на грунт).

Наиболее мелкий минтай обитает в северной части Берингова моря и в океанических водах южных Курильских островов, где в уловах в любое время года преобладают особи 20?38 см в возрасте 2?5 лет (Балыкин П.А., 2006).

Вылов трески возрастал до конца 1980-начала 1990 гг., после чего пошел на спад, это связано со снижением ее запасов. Резкое падение вылова трески во второй половине 1970-х гг. в северо-западной части Берингова моря вызвано интенсивным промыслом в конце 1960-начале 1970-х г. (Отв. ред. Макаревич П.Р., 2010).

Навага не относится к числу рыб, дающих высокий процент в общем улове. Доля ее была наибольшей во второй половине 1970 г., первой половине 1980-х и 2006-2007 г. — 14,10 и 11% соответственно;в другие периоды этот показатель не поднимался выше 7 %. Добыча этого вида в последние годы увеличивается в связи с развитием прибрежного рыболовства (Отв. ред. Макаревич П.Р., 2010).

Камбалы относятся к традиционным объектам тралово-снюрреводного промысла. Вклад их в общий вылов с 1969 г. составлял по пятилетиям до 12 % и был наиболее велик во второй половине 1980 — первой половине 1990-х гг., а также в 2006-2007 г.г. Стабильно высокие уловы в заливах Северо-Восточной Камчатки имеют место на протяжении последних 20 лет. В северо-западной части Берингова моря промысел камбал стал развиваться лишь в последние годы, что, связано с выделением отдельных квот для прибрежного рыболовства.

Палтусы не являются объектами специализированного промысла, а изымаются попутно при ярусном промысле трески, траловом — макруруса и т.д. Статистика не выделяет отдельных видов. Уловы росли вплоть до конца 1990-х гг., после чего снизились. В последние годы ежегодно добывается 350-800 т палтусов на юге и 1200-3800 т. на севере западной части Берингова моря.

В последнее время развивается донный траловый промысел макрурусов. В 2001 г. их суммарный вылов в западной части Берингова моря равнялся 1.2 тыс. т., то в 2005 г 9.7 тыс. т.

Многочисленные бычки не служат объектом специализированного лова, из-за ограниченности спроса. Поэтому их уловы не превышают нескольких тысяч тонн.

Морские окуни являются весьма ценными, но немногочисленными объектами рыболовства. Их максимальный вылов в западной части Берингова моря не превышал 338 т в 2001 г. (Отв. ред. Макаревич П.Р., 2010).

Из всего видового разнообразия рыб Берингова моря промысловое значение имеют примерно два десятка, остальные либо немногочисленны, либо имеют дисперсное распределение, либо не представляют интерес из-за низких технологических свойств как сырье. В настоящее время при промысле многие виды рыбы, попадающие в прилов близки к улову основного вида промысла вида или значительно превосходят его. В большинстве случаев эта рыба нигде не учитывается и выбрасывается за борт. Для решения проблемы выбрасывания рыбы за борт, с позиции рационального использования природных ресурсов, необходимо осуществлять полное взвешивание и учет улова до поступления его в переработку, как это делается в некоторых странах (Отв. ред. Макаревич П.Р., 2010).

берингово море промысел рыба

Балыкин П.А. Состояние и ресурсы рыболовства в западной части Берингова моря. — М: Издательство ВНИРО, 2006. — 142 с.

Отв. ред. Макаревич П.Р. Современное состояние экосистемы западной части Берингова моря. — Изд-во Южн. науч. центра РАН, 2010. — 388с.

Минерально-сырьевой потенциал дальневосточных морей и перспективы его освоения Текст научной статьи по специальности «Науки о Земле и смежные экологические науки»

Аннотация научной статьи по наукам о Земле и смежным экологическим наукам, автор научной работы — Андреев С. И.

Статья посвящена минеральным ресурсам окраинных дальневосточных морей: Японского , Охотского и западной части Берингова. Рассмотрены вопросы геологического строения и тектоники, большой перечень полезных ископаемых уже известных (шельфовые россыпи золота и черных металлов, залежи фосфоритов, баритов и газогидратов ) и предположительно залегающих в районе островных дуг: Курильской и западной части Амурской (глубоководные полиметаллические сульфиды). Делается прогноз относительно перспектив освоения шельфовых и аквальных полезных ископаемых в пределах внутренних морей северного сектора Западно-Тихоокеанской переходной зоны, прежде всего в Охотоморской тыловодужной зоне Больших Курил.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по наукам о Земле и смежным экологическим наукам , автор научной работы — Андреев С. И.

Атлас «Геология и полезные ископаемые шельфов России»

Морские биологические исследования Российской академии наук в водах Дальнего Востока (с начала XX В. )

Медузы дальневосточных морей России. 1. Видовой состав и распространение

Перспективы геолого-разведочных работ в глубоководных осадочных бассейнах Берингова моря и Тихого океана

Некоторые особенности воспроизводства минтая (Theragra chalcogramma) Берингова моря
i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Минерально-сырьевой потенциал дальневосточных морей и перспективы его освоения»

ВНИИОкеангеология им. И.С. Грамберга, С-Петербург

МИНЕРАЛЬНО-СЫРЬЕВОЙ ПОТЕНЦИАЛ ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫХ МОРЕЙ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЕГО ОСВОЕНИЯ

Статья посвящена минеральным ресурсам окраинных дальневосточных морей: Японского, Охотского и западной части Берингова. Рассмотрены вопросы геологического строения и тектоники, большой перечень полезных ископаемых уже известных (шельфовые россыпи золота и черных металлов, залежи фосфоритов, баритов и газогидратов) и предположительно залегающих в районе островных дуг: Курильской и западной части Амурской (глубоководные полиметаллические сульфиды). Делается прогноз относительно перспектив освоения шельфовых и аквальных полезных ископаемых в пределах внутренних морей северного сектора Западно-Тихоокеанской переходной зоны, прежде всего в Охотоморской тылово-дужной зоне Больших Курил.

Ключевые слова: Японское, Охотское и Берингово моря, шельфовые россыпи Аи и черных металлов, бариты, газогидраты, глубоководные сульфидные руды.

Испокон века известно, что наземные районы Дальнего Востока богаты золотом (40 % добывается в регионе), серебром (50 %), полиметаллами, бором, бериллием, сурьмой, вольфрамом, молибденом, оловом и такими нетрадиционными видами минерального сырья, как ископаемая ракуша, целебные органо-минеральные осадки, россыпи полудрагоценных и поделочных камней. На Дальнем Востоке выявлены признаки нахождения урановых руд. В южной части Корякского нагорья открыта ныне активно осваиваемая новая россыпная платиноносная провинция, а на Курильских островах (о. Парамушир и о. Кунашир) известны скопления вулканической серы, в прошлом эксплуатированные японцами. На шельфе дальневосточных морей установлены россыпи черных металлов, выходы фосфоритов. Глубже, в аквальной части окраинных морей, обнаружены обширные поля распространения баритов, многочисленные выходы газогидратов.

В тыловодужных зонах Курил и Алеут (Командорский сектор) с подводными гидротермальными центрами могут быть связаны

© С.И. АНДРЕЕВ, 2014

скопления глубоководных полиметаллических руд, аналогичные обнаруженным к югу от Японии: в вулканической дуге Идзу-Бонино (Санрайз) и желобе Окинава (Джейд) (рис. 1). Эти глубоководные рудные объекты являются уникальными скоплениями руд колчеданного типа, содержащих Си, /п, Pb, а в качестве попутных золото и очень высокие концентрации Ag. Геологические обстановки, в которых они залегают, имеют черты сходства с условиями проявления гидротермальных центров и вулканов в Охотоморской тыловодужной зоне, примыкающей к Большой Курильской гряде с запада, и Беринговоморской, к северу от Командорского сегмента Алеутской островной дуги в полосе воздействия двух крупных разломов — Беринга и Альфа. В пользу перспективности дна окраинных дальневосточных морей свидетельствует очевидная их аналогия с подобными морями юго-западной части Западнотихоокеанской переходной зоны от океана к континенту, в одном из которых, в море Бисмарка, найдены крупные залежи полиметаллических глубоководных руд, известные под названием Бочага 1, 2, 3, 4 и т.д. Эти рудные скопления формируют крупный рудный объект Пакманус, в пределах которого Международной горнорудной компанией «Наутилус Мине-ралз» ведется разведка и осуществляется опытная добыча с расчетом начать полномасштабную эксплуатацию месторождения с выдачей товарной продукции на мировой рынок в самое ближайшее время (см. рис. 1).

На острове Лихир и подводной горе Коникл, входящих в состав внешней островодужной гряды Табар — Фани, установлены богатые золотом гидротерма-литы, в частности, крупнейшее в мире месторождение золота Ладолам. Вторыми по значимости объектами в пределах дальневосточных морей являются россыпи Аи и черных металлов, известные в береговой и подводной шельфовых частях Японского, Охотского морей, Курильских островов и вдоль восточного и западного побережий Камчатки.

Третьим объектом, интересным и важным как потенциальное углеводородное сырье и косвенный индикатор возможного залегания на глубине продуктивных нефтегазоносных горизонтов, могут служить крупные залежи газогидратов. Проблема извлечения и использования газогидратов находится в активной разработке уже много лет во многих странах мира (США, Япония, Китай, Норвегия и др.). Начало активного изучения газогидратов положено во ВНИИОкеангеоло-гия (С-Петербург). Прогнозные ресурсы газогидратов в мире огромны — сопоставимы с ресурсами добываемого на суше газа. В Японии и США ведутся активные технологические разработки в области практического использования газогидратов в качестве альтернативы традиционным углеводородам: нефти, газу и газоконденсату. Положительное решение этой проблемы — вопрос обозримого будущего. Однако, вместе с прямым использованием газогидратов в качестве топливного сырья, рядом вырастает другой, не менее важный аспект. Зона, обогащенная газогидратами, располагается к северо-востоку и востоку от о. Сахалин. Она пространственно примыкает к Северосахалинской нефтеносной провинции в пределах островной суши и шельфа, где уже добывается в промышленном масштабе более 5 % извлекаемой в России нефти. Есть все основания предполагать, что газогидратоносная зона может указывать на продолжение Северосахалинской нефтегазоносной провинции в сторону Охотского моря, через шельф на островной континентальный склон, его подножие и возможно далее на восток на «переуглубленный» охотоморский шельф, залегающий в среднем на глубине 1500

Рис. 1. Положение дальневосточных морей России в мегаструктуре Западнотихоокеанской переходной зоны (ЗТЗ). I — Курило-Алеутский мегасегмент, II — Японо-Марианский мега-сегмент, III — Меланезийский мегасегмент; • — крупные подводные объекты глубоководных полметаллических сульфидов промышленного значения: Джейд (желоб Окинава), Санрайз (вулканическая дуга Идзу-Бонино), ПАКМАНУС (море Бисмарка); □ — наиболее перспективные районы в пределах акватории Дальневосточных морей России: А — впадина Дерюгина, Б — Охотоморская тыловодужная зона Большой Курильской гряды, В — Беринговоморская тыловодужная зона Командор (Алеуты)

метров. Последнее положение представляется особенно важным, так как может придать рассматриваемой проблеме изначальный энергетический толчок и обеспечить последующее поступательное развитие, позволит в пределах региона решить ключевую задачу — выявить крупную нефтегазоносную провинцию. Только при выполнении этого условия Дальневосточный регион может стать самодостаточным и обеспечить свое саморазвитие на протяжении многих последующих лет. Сегодня он выполняет в отношении топливно-энергетического обеспечения транзитные функции, предоставляя свои пространства для газопроводов Сибирь — Тихий океан, Восточная Сибирь — Дальний Восток, Север о. Сахалин — Приморье (г. Владивосток), т.е. решает, в основном, экспортные и весьма ограниченные задачи по обеспечению региональных объектов.

Необходимо также отметить, что перспективы выявления продуктивных нефтегазоносных площадей не ограничиваются Северосахалинским районом. К числу потенциально значимых относятся другие шельфы Охотского моря (примыкающие с юга к г. Магадан; западная шельфовая периферия Камчатки), западные районы Берингова моря (Карагинский залив, район пос. Хатырка, На-варинская георифтогеналь, Анадырский залив) (Атлас геолого-геофизических карт. Берингово море. 1992).

Понятно, что выявление крупной углеводородной провинции на Дальнем Востоке является ключевой проблемой успешного решения всех задач, связанных с горнорудным и другими индустриальными направлениями подъема производительных сил региона. Среди них космос, военно-промышленный комплекс, судостроение, горноперерабатывающая промышленность, общая и специально-образовательная инфраструктура, экспорт УВ за рубеж. Укрепляющаяся местная топливно-энергетическая база будет работать и сама на себя, на развитие геологоразведочных работ на все виды полезных ископаемых, включая и те, которые рассматриваются в данной работе. Задача поисков природной энерготопливной базы на Дальнем Востоке, как это было во всех случаях обнаружения крупных и даже уникальных нефтегазоносных провинций мира, должна ставиться открыто и прямолинейно, «в лоб», с максимальной концентрацией интеллектуального потенциала специалистов и материальных средств.

В качестве заключительного тезиса, вытекающего из сказанного выше, следует, что минерально-сырьевой потенциал Дальневосточного региона является материальным базисом экономического восстановления и дальнейшего развития, а геологическая отрасль должна занимать в структуре стратегического планирования, управления и финансирования особое статусное место.

Географическое положение региона

В состав рассматриваемого дальневосточного региона входят три моря (рис. 2, см. вклейку): Японское (площадь — 1062 тыс. км2, средняя глубина — 1536 м); Охотское (площадь — 1603 тыс. км2, средняя глубина — 821 м) и западная часть Берингова (площадь — 300 тыс. км2, средняя глубина — 2900—3000 м) (Термины. Понятия. Справочные таблицы. 1980). Они омывают восточные границы России от полуострова Говена в Корякском нагорье на севере до залива Посьет, на границе с Северной Кореей, на юге. Важнейшими географическими элементами региона являются: полуостров Камчатка, отделяющий Охотское мо-

ре от западной части Берингова моря и Тихого океана; о. Сахалин на границе Японского и Охотского морей; Курильская двойная островная гряда, отделяющая Охотское море от Тихого океана, и Командорские острова, в составе западного сектора Алеутской островной дуги, на границе между Беринговым морем и Тихим океаном. Восточным ограничением Японского моря являются Японские острова, в составе которых — о. Хоккайдо и о. Хонсю.

Геолого-тектоническое положение региона

Дальневосточные окраинные моря представляют северный и северо-западный сегменты Западнотихоокеанской переходной зоны от океана к континенту, иногда называемой транзиталью. Эта громадная геолого-тектоническая структура протянулась от Аляски и Берингова пролива на севере до Новой Зеландии, о. Тасмания и о. Маккуори на юге. По своему размеру она соизмерима с главными океаническими бассейнами: Тихоокеанским, Индоокеанс-ким и Атлантическим. Характерной чертой транзитали является сочетание в ее пределах трех кардинально различных структур, имеющих в своем основании кору континентального (крупные острова, полуострова, шельфовые зоны), океанического (котловины внутренних и окраинных морей) и переходного (островные дуги) типов. Неоднородность геологического строения Западнотихоокеанс-кой транзитали обусловила минерагеническое разнообразие. Здесь широко распространены рудные и нерудные полезные ископаемые, среди которых немало крупных и уникальных месторождений. Главнейшими среди них являются колчеданные полиметаллические и Си-содержащие, золотосодержащие метасо-матические (гидротермалиты), островные фосфориты, скопления газогидратов, россыпи черных металлов с редкими и редкоземельными элементами, залежи глубоководных баритов.

На уровне современных знаний Западнотихоокеанская транзиталь делится на три мегасегмента (с юга на север): Меланезийский, охватывающий шель-фовую периферию Австралии, Новой Зеландии и о. Новая Гвинея; Японо-Марианский, размещающийся к югу от Японии до северных оконечностей о. Новая Гвинея; Курил о-Алеутский, представленный дальневосточными морями России. Упомянутые выше многочисленные месторождения сосредоточены исключительно в Меланезийском и Японо-Марианском сегментах («Геология и минерагения Дальневосточных морей. 2012). Дальневосточный мегасегмент, к сожалению, в плане выявления таких категорий, как месторождения, стерилен, хотя предпосылок к их возможному существованию имеется с избытком.

Морфоструктурная карта дальневосточных морей России (рис. 2) отражает влияние элементов геодинамического развития сопредельного континента (Евразия) и океана (Тихого).

Японское море представляет собой межконтинентальную морфоструктуру с преобладанием вертикального обрушения, вследствие чего в его центре образовались крупные тектонические поднятия (Ямато). Охотское море напоминает гигантскую ступенчатую структуру, ниспадающую в направлении к Тихому океану. В Японском море имеется три глубоководные котловины (Центральная, Хонсю и Цусима). В Охотском море одна котловина — Курильская; большая часть моря представлена двумя типами шельфа — обычным (~400—500 м) и переуглубленным

(1500 м). В западной части Берингова моря выделяется Командорская котловина и шельф, примыкающий к перешейку Камчатского полуострова в районе о. Карагинский.

Крупные острова: Японские и Сахалин имеют кору континентального типа. Камчатский полуостров сложен структурами континентального и переходного типа. Двойная Курильская островная дуга протягивается в северо-восточном направлении от полуострова Камчатка к японскому острову Хоккайдо в виде двух цепей вулканов, значительная часть из которых действующие. Полоса активного вулканизма сопряжена с мощной сейсмической зоной, в которой фиксируются мелкие (до 50 км), средние (до 100 км) и глубокофокусные (более 100 км) эпицентры со средней (5—7 баллов) и высокой (более 7 баллов) магнитудой сейсмических ударов (рис. 3, см. вклейку).

Разломная система в пределах дальневосточных морей (см. рис. 2) свидетельствует о преобладании трех направлений: субмеридианального — самого древнего, тесно связанного с сопредельной сушей; северо-восточного — характерного для времени заложения Западнотихоокеанской транзитали; северо-западного — самого молодого, отражающего дифференцированный характер развития Курильской островной дуги.

Командорский мегасегмент Алеутской островной дуги стоит особняком в плане развития и времени заложения. Курилы начали формироваться в позднем мелу; Командоры, видимо, возникли раньше. В их основании предполагается древний метаморфический фундамент. Северо-Западная разломная система, поперечная в пределах Курил, занимает в пределах Командорского мегасегмента продольное положение. Командоры фактически не осложнены цепями вулканических конусов, характеризуются слабой (не более 5—7 баллов) сейсмичностью с неглубоким залеганием эпицентров (~10 км) (рис. 3).

Курило-Алеутский мегасегмент почти на всем своем протяжении отшнуро-вывается от Тихого океана глубоководными желобами (7000 м и более): Алеутским и Курильским. Примыкающий к ним с востока Тихоокеанский кратон представлен глубоководной Северо-Западной котловиной (4500—5000 м), осложненной океаническими поднятиями: вал Зенкевича (вдоль восточного борта Курильского глубоководного желоба), поднятие Императорских гор (цепь глубоководных островерхих вулканов и гайотов) на севере Северо-Западной котловины и поднятие Обручева к югу от района сочленения Курил и Алеут. В Беринговом море важнейшей структурой является Олюторское поднятие, меридионально вытянутое вдоль восточной границы карты (см. рис. 2). Оно указывает на прямую связь геологического строения Берингова моря с южными отрогами Корякского нагорья.

Геолого-минерагеническая характеристика дальневосточных морей

Дальневосточные моря представляют собой тектонически различные глубоководные впадины трех смежных окраинных морей, составляющих самый северный Курило-Алеутский мегасегмент Западнотихоокеанской транзитали (см. рис. 1).

Японское море, разместившееся между блоками с континентальной земной корой (Сихотэ-Алинем на северо-западе, п-овом Корея на западе, Японскими островами Хонсю и Хоккайдо на юге и юго-востоке и о. Сахалин на севере) зало-

жилось, вероятнее всего, также на континентальной коре в миоценовое время. Геолого-тектоническая неоднородность строения береговой зоны обусловила сложность морфо-структурного устройства япономорского дна, контрастный характер его рельефа, смену глубоководных впадин тектоническими поднятиями: Восточнокорейским на западе и Ямато в центре моря.

Гетерогенность строения Японского моря подчеркивается широким диапазоном горных пород, слагающих его дно. Выделяются древние комплексы метаморфических пород на западе моря; позднепротерозойский комплекс на поднятии Ямато в центре; палеозойские отложения на материковом склоне Южного Приморья; мезозойские комплексы встречены на поднятии Ямато; отложения кайнозоя установлены на материковом склоне Приморья и на поднятии Ямато, среди них отмечается толща, сложенная андезитами.

С неогена, в средне-позднемиоценовое время, структура Японского моря приобретает признаки общности развития. Вероятно этот период и следует считать моментом его заложения как целостной геологической структуры.

Относительно происхождения Японского моря единого мнения не существует. Наиболее логична схема, предложенная академиком Ю.М. Пущаровским, который считает, что оно заложилось на коре континентального типа, вследствие резкого блокового опускания окраинных структур сопредельного континента и частично островной суши, сохранившейся ныне в виде Японских островов.

Минерагения Японского моря в большой степени несет на себе влияние ми-нерагении окружающей суши. Ведущую роль играют россыпи золота и черных металлов, особенно широко распространенные на шельфе Приморья. Среди других видов полезных ископаемых — фосфориты, бариты, железо-марганцевые корки и конкреции, высокожелезистые слоистые силикаты (глаукониты) и проявления газогидратов. Степень изученности россыпей удовлетворительная, фосфоритов слабая, особенно на материковом склоне Приморья.

Охотское море по своему строению принципиально отличается от Японского. Если последнее имеет резко контрастный рельеф дна, отражающий смену поднятий глубоководными впадинами, то Охотское море — это в основном шельфовый морской бассейн, представленный двумя уровнями шельфа. Вблизи береговой линии, особенно на северо-западе и севере, наблюдается широкий «верхний» шельф с глубинами до 500 метров. Ему соответствует земная кора континентального типа мощностью до 25—30 км. «Нижний» шельф залегает до глубин 1500 метров по воде. Мощность коры снижается до 20—25 км. На юго-востоке моря вдоль его границы с Курильской островной дугой располагается Курильская глубоководная впадина с корой океанического типа мощностью 10—12 км, при средней глубине моря 3000—3100 м. Ступенчато падая в направлении от охотоморского берега, вблизи г. Магадан, на юг в сторону Курил, дно Охотского моря представлено преимущественно всхолмленной равниной. Эту картину нарушают два поднятия (см. рис. 2): возвышенность Института Океанологии и возвышенность Академии Наук. Отрицательные морфоструктуры дна представлены крупной впадиной Дерюгина в центре моря, впадинами-мульдами на северо-востоке: Тинро и Шелехова. Если в Японском море материковый склон как бы ограничивает континентальные структуры, то в Охотском море наблюдается явное их продолжение в сторону акватории, при этом с заметным возрастанием мощности отложений мезозойского и кайнозойского возраста.

Комплекс пород, слагающих основание Охотоморского региона, представлен, по сейсмическим данным (В.В. Буценко и др., 2008), 4 слоями: гранулит-ба-зитовым, гранито-гнейсовым, вулканогенно-осадочным и осадочным. Последний на сопредельном континенте отсутствует. Два предшествующих уверенно идентифицируются на северо-востоке Азии. Отсюда следует важнейший для оценки перспектив нефтегазоносности вывод: дно Охотского моря представляет собой мощную эпимезозойскую плиту с докайнозойским складчатым основанием. Глубоководная Курильская впадина заложилась, вероятнее всего, в миоцене. На рис. 3 видно, что южная часть Охотского моря сейсмически активна. Здесь прослеживается глубокофокусная сейсмоактивная зона северо-восточного простирания.

Полезные ископаемые Охотского моря представлены широким спектром видов минерального сырья, в том числе нефтью и газом (север о. Сахалин). В перечень твердых полезных ископаемых (ТПИ) входят: бариты во впадине Дерюгина; газогидраты у материкового склона северной и северо-восточной частей о. Сахалин; многочисленные россыпи золота, черных металлов, платины, железо-марганцевые корки. Особо важным элементом минерагении охотоморского региона являются признаки сульфидных проявлений, связанные с подводными гидротермальными центрами в тыловодужной зоне на стыке с Большой Курильской грядой. Этот вид ТПИ будет рассмотрен ниже, в разделе, посвященном минера-гении Курильской островной дуги.

Западноберинговоморский регион охватывает сложно построенную в геологическом плане часть Берингова моря (см. рис. 2). Здесь сочленяются мезо-зойско-кайнозойские линейные структуры Корякской складчатой системы и Камчатки северо-восточного простирания, аквальное субмеридиональное продолжение верхнемеловых-палеогеновых структур Олюторского полуострова — поднятие Ширшова, сложенное вулканогенными комплексами позднего кайнозоя. Происходит стык с широтными разломами Алеутской системы. Центральное положение в этом сплетении разноориентированных и разновозрастных структур занимает глубоководная Командорская котловина миоценового возраста. В ее южной части установлено несколько сближенных аномальных значений (150—200 мвт/м2) теплового потока (см. рис. 3).

Полезные ископаемые западной части Берингова моря представлены слабо-изученной россыпной золотоносностью, проявлениями черных металлов, отдельными находками хромитов, возможной перспективой обнаружения россыпной платины в районе о. Карагинский, где на поверхность выходят верхнемеловые базит-гипербазитовые интрузии. Последние весьма сходны с аналогичными интрузиями соседней Ватынско-Вывенской зоны, где открыты и разрабатываются промышленные россыпи платины. На стыке Командорского поднятия Алеут и Командорской котловины на поднятии Вулканологов выявлен крупный гидротермальный центр — вулкан Пийпа, где установлены признаки возможного проявления глубоководных полиметаллических руд.

Алеутско-Курильская зона Тихого океана, окаймляющая с востока дальневосточные окраинные моря России, представляет одну из самых вулканически и сейсмически активных островных дуг Мира (см. рис. 3). Курильская островная дуга протягивается от северных окраин о. Хоккайдо до южного окончания полуострова Камчатка в виде двух параллельных гряд. Протяженность Большой Ку-

рильской гряды 1200 км. Она насчитывает около 30 островов, самыми крупными из которых являются (с севера на юг): Парамушир, Онекотан, Уруп, Итуруп, Ку-нашир. Малая Курильская гряда длинной 105 км располагается восточнее. В ее составе шесть островов: Шикотан, Зеленый и другие. Северо-восточным продолжением Малой Курильской гряды является подводный хребет Витязь.

Острова разделены многочисленными проливами, в том числе очень глубокими, до 1000 м. С внешней океанической стороны Курилы ограничены Курильским глубоководным желобом, протягивающимся за пределы островов вдоль восточного края Камчатки. Глубина желоба 9912—10542 м, в районе полуострова 7408—7892 м.

Острова Курильского архипелага представлены резко контрастными вулканическими формами рельефа, возвышающимися над дном на 5000—12000 метров. Они сосредоточены в Большой Курильской гряде и Японских островах, на Камчатке. Общее количество вулканов в Большой Курильской гряде более 105, из них 12 активных. В Командорском сегменте Алеут известны единичные потухшие вулканические конусы. В расположении сейсмических центров наблюдается строгая полосовая упорядоченность. Мелко- и среднеглубинные землетрясения концентрируются вдоль внешней стороны островодужных структур, обращенной к океану. Глубокофокусные тяготеют к восточному флангу Большой Курильской гряды, на юге протягиваются вдоль Малых Курил. В Командорском сегменте наблюдаются только мелкофокусные землетрясения (см. рис. 3).

В геологическом строении Курил принимают участие два комплекса: доостро-водужный (верхнемеловой) вулканогенно-кремнистый и островодужный, представленный вулканогенно-осадочной толщей неогенового и четвертичного возраста. Ее прорывают молодые интрузивные образования пестрого состава, от основных до кислых пород.

В пределах Курильской островной дуги и в охотоморской тыловодужной зоне, примыкающей к дуге со стороны Курильской глубоководной впадины, известно 96 подводных вулканов. Они-то и представляют наибольший интерес с позиции поиска глубоководных полиметаллических сульфидов (ГПС).

Минеральные ресурсы Алеутско-Курильской зоны Тихого океана представлены островными и подводными полезными ископаемыми. К группе островных принадлежат проявления бурых железняков о. Итуруп, ильменит-магнетитовые россыпи о-вов Парамушир, Шамшу и Итуруп. Сульфидные медь-свинец-цинк-содержащие руды колчеданного типа встречены на о-вах Кунашир, Уруп, Итуруп и Парамушир. Этот вид ТПИ представляется наиболее важным в оценке перспектив обнаружения глубоководных полиметаллических сульфидов в пределах сопредельных подводных гидротермальных центров. Самородная вулканогенная сера образует несколько месторождений на о. Парамушир и о. Кунашир. На о. Итуруп, на вулкане Кудрявый, горячие гидротермальные газовые и жидкие источники содержат комплекс редких элементов, в которых присутствуют рений, индий, германий, молибден, висмут и мышьяк. Горячие термальные источники, широко проявленные на Курилах, представляют собой важные энергетические ресурсы и могут использоваться в лечебно-оздоровительном плане.

Изучение подводного вулканизма и гидротермальной деятельности в примыкающей с запада к Большой Курильской гряде охотоморской тыловодужной зоне позволило наметить здесь несколько гидротермальных центров с косвенными

признаками проявления сульфидной минерализации колчеданного типа. По сумме таких признаков (железо-марганцевые корки и металлоносные осадки, источники гидротермальных растворов и газовые аномалии, вкрапленность сульфидов в вулканических породах, проявления самородной серы и аномалии теплового потока) намечено, по крайней мере, шесть участков возможного образования глубоководных сульфидных руд, как правило связанных с подводными вулканами кальдерного типа.

В Командорском сегменте Алеут на о. Медный известны проявления самородной меди. В тыловодужной Беринговоморской зоне располагается вулкан Пийпа с низкотемпературными признаками (ангидрит, барит) проявления сульфатов.

Таким образом, в Японском море ведущими подводными полезными ископаемыми являются шельфовые россыпи золота и черных металлов, фосфориты; в Охотском море выявлено большое количество шельфовых россыпепроявлений Au, в районе Шантарских островов известна россыпь Pt. В глубоководной части моря установлены крупные скопления газогидратов и баритов; в западной части Берингова моря намечаются россыпи золота и черных металлов, имеются признаки россыпной хромито- и платиноносности; в Алеутско-Курильской остро-водужной зоне основные перспективы связаны с возможностью выявления скоплений глубоководных полиметаллических сульфидов в Охотоморской тыловодужной зоне Большой Курильской гряды и в западной части Алеутской дуги на поднятии Вулканологов, в районе вулкана Пийпа, на стыке Берингова моря с Командорским островным поднятием.

Основные виды твердых полезных ископаемых дальневосточных морей

Перечень ТПИ дальневосточных морей России включает:

• россыпные полезные ископаемые шельфа — Au, черные металлы с Ti, V и Zr, касситерит (олово), хромит, платина, незначительные проявления янтаря, а также ракуша (агросырье). В эту группу условно можно включить целебные ор-гано-минеральные илы;

• фосфориты на шельфе и на подводных горах вулкано-тектонических поднятий в пределах ложа Тихого океана;

• бариты гидротермального и инфильтрационного генезиса;

• продукты гидротермальной деятельности, гидротермальные постройки.

Все перечисленные выше виды ТПИ представлены на «Прогнозно-минераге-

нической карте акваторий Дальневосточных морей и Алеутско-Курильской зоны Тихого океана» (рис. 4, см. вклейку). Она составлена на современной батиметрической основе (2 Minute Gridded Global Relief Data; ETOPO 2 x 2, NOAA, National Geophysical Data Centre, U.S., 2006; проекция Меркатора по параллели 45°). Специальная основа объединяет в себе данные «Морфоструктурной карты. » (см. рис. 2), «Геодинамической карты.» (см. рис. 3) и фрагментарную геологическую информацию по изученным участкам морского дна. Минерагеническая основа представлена базой данных по отдельным ТПИ. Скопления полезных ископае-

мых объединены в таксоны: россыпные зоны, месторождения и проявления; фос-форитоносные провинции, области и проявления; бариты объединяются в районы по генетическому признаку; металлоносные осадки и железо-марганцевые корки представлены отдельными точками; газогидраты показаны в виде перспективных площадей, прямых их свидетельств и косвенных признаков; продукты подводной гидротермальной деятельности отмечены сочетанием вулканических кальдер с проявлением вкрапленности сульфидов, гидротерм, газовых аномалий и повышенного теплового потока.

Шельфовые россыпи. Этот вид полезного ископаемого имеет прямую связь с коренными рудными формациями, распространенными вдоль всего континентального обрамления дальневосточных морей. Следуя концепции «геошельфа» — планетарного историко-геологического понятия, которое объединяет воедино мезозойско-кайнозойскую систему плит, включающую в себя низменные окраины континентов и шельфовые зоны, легко предвидеть, что мелководные ак-вальные участки дна морей характеризуются той же минерагенической специализацией, которая установлена на сопредельной суше (см. рис. 4).

Сказанное в полном объеме относится к шельфовой зоне Приморья, включая Татарский пролив, к охотоморскому шельфу, примыкающему к Верхояно-Колымской складчатой области, Западнокамчатскому шельфу, тихоокеанскому шельфу, протягивающемуся вдоль восточной окраины Камчатки, к шельфу Ка-рагинского залива, примыкающего к южным отрогам Корякского нагорья. Продуктивны, особенно в отношении россыпей черных металлов, пляжи Курильских островов (Итуруп, Кунашир). Россыпная золотоносность многократно отмечена на шельфе о. Сахалин.

Золотоносные шельфовые россыпи представлены 147 объектами, в т.ч. из них 28 месторождений и 119 проявлений. 21 месторождение россыпного золота располагается в Японском море. Они тяготеют к наиболее обжитым, транспортно и энергетически обеспеченным участкам побережья к востоку от залива Петра Великого. Это указывает на то, что золото искали не по геологическим критериям, а под «фонарем», где его удобнее всего взять. Выявленные запасы невелики — 1,8—2,0 тонны, прогнозные ресурсы 3,2 т металла, при содержаниях 0,2—0,4 г/м3. Однако, изученность выявленных месторождений ограниченная, не выше оценочной стадии. Разведочных работ практически не проводилось. По существу все шельфовые объекты представляют собой мелководное продолжение пляже-вых россыпей до глубин моря 12—20 метров. Огромные площади потенциально золотоносных отложений, в лучшем случае, опробованы только с поверхности, что позволяет на шельфе Японского моря выделять 19 проявлений россыпного золота. Это большой резерв перспективных объектов, на которых следует сосредоточить геологоразведочные работы в экономически относительно легко доступном и уже освоенном районе.

На шельфе Охотского моря установлено только 7 россыпных месторождений золота, в основном в Западноприохотской зоне (см. рис. 4), примыкающей к восточным отрогам хр. Джугджур. Количество проявлений россыпного золота достигает 79. Россыпные объекты концентрируются в пяти районах шельфа: южное Приохотье (Шантарский район), западное Приохотье, Примагаданский шельф, район Камчатского перешейка против впадины Шелехова, юго-западная шельфовая зона п-ова Камчатка. С позиции перспектив открытия новых

золотоносных россыпей Охотское море не имеет себе равных среди морей, омывающих северо-восточные арктические и дальневосточные окраины Азии. Выявленные запасы Au — 3,4 т, прогнозные ресурсы — 23,0 т, наиболее часто встречающиеся содержания — 1,3—1,5 г/т3. По ресурсам наиболее перспективно южное Приохотье, по содержаниям золота — западное Приохотье (до 108 г/м3 вблизи пос. Аян). Золотоносные районы изучены неравномерно и слабо. Геологоразведочные работы ограничиваются чаще всего стадией общих поисков.

Золотоносные отложения на шельфе известны на западном и восточном побережье о. Сахалин, но здесь они изучены еще слабее. Источниками золота являются небольшие тела гранодиоритов и сиенитов, с которыми связаны золото-кварцевая, золото-сульфидно-кварцевая и золото-серебряная формации. С золотом нередко ассоциируют минералы Ti и редкие земли.

На Камчатке, в юго-западной шельфовой зоне и на берегу в Большерецком районе выявлено более 15 проявлений золота, с суммарными ресурсами до 5,0 т металла при содержании 0,15—0,30 г/т. Этот район изучен крайне неравномерно и слабо, чтобы дать ему оценку в качестве промышленно значимого объекта на россыпное золото. В Западноберинговоморском регионе, вдоль Камчатского перешейка на шельфе установлено 14 проявлений россыпного золота с низким содержанием металла (до 0,183 г/м3). В районе полуострова Озерный, южнее, золото в россыпях ассоциирует с Pt, реже с хромитом. На Курилах известно 5 проявлений россыпного Au, состав и масштабы его распространения изучены слабо.

Вторыми по значимости после россыпного Au являются шельфовые россыпи черных металлов. Перспективная россыпь этого типа выявлена в Татарском проливе. Она представляет собой крупное проявление комплексных россыпных образований. Кроме Fe и Ti, в них содержатся минералы ванадия и циркония. По измерениям в отдельных частях продуктивной площади длина рудосодержа-щего пласта может достигать 5500 м, ширина — 800 м, мощность — 4,2 м, глубина воды — до 30 м. Генезис россыпи морской.

Серьезные скопления минералов Fe и Ti известны на пляже и шельфе восточной Камчатки, вблизи г. Петропавловск-Камчатский. Это Халактырское россыпное месторождение Fe, Ti и V2O5 с запасами железа 5,1 млн т, TiO2 — 0,8 млн т. Оно изучено только в пределах пляжа, его подводная часть остается неизвестной. Крупные россыпные проявления Fe и Ti установлены в районе Кроноцкого полуострова — ресурсы 2,24 млн т магнетитового концентрата. Озерновское титано-магнетитовое месторождение с высоким содержанием V2O5 (15%) залегает в самой южной части Камчатки, на Охотоморском шельфе.

Курильские острова — регион, где титан-магнетитовые россыпи развиты наиболее широко. Здесь выявлены 8 россыпных месторождений и 29 проявлений Fe и Ti. Из них самые крупные на о. Итуруп: Ручарское и Рейдовское имеют подводное продолжение в районе залива Простор. Оценочная стадия геологоразведочных работ позволила оценить в Ручарском месторождении запасы TiO2 в 0,16 млн т, V2O5 в 17 тыс т. В рудной массе, кроме основных, содержатся 150 г/т In, 80 г/т Ga, 20 г/т Sc. В Рейдовском месторождении запасы TiO2 — 0,54 млн т. На о. Кунашир известно по крайней мере шесть пляжей, сложенных металлоносными осадочными отложениями, содержащими минералы Fe и Ti. К югу от Курил на Японских островах Хоккайдо и Хонсю имеется 7 подводных и пляжевых месторождений черных металлов, значительная часть из которых уже выработана.

Среди ограниченных по масштабам проявлений шельфовых россыпей в рассматриваемом регионе известны скопления касситерита (олово) в Японском море — 8 проявлений, в Охотском море — 1 проявление.

Хромитоносность отмечена, в основном, в Охотоморском и Западноберинго-воморских районах. Платина встречена на шельфе Шантарских островов (о. Фек-листова), россыпи с янтарем известны на шельфе о. Сахалин. Скопления ювелирных и поделочных камней (агат, халцедон) образуют два месторождения в Охотском море, на пляже и шельфе, в районе Камчатского перешейка. Месторождение ракуши известно в Японском море, к западу от залива Петра Великого, органо-минеральные илы установлены в том же районе Японского моря, встречаются на о. Сахалин.

Фосфориты обнаружены в достаточно значительных количествах только в Японском море. Они объединены в Япономорскую провинцию, состоящую из двух областей: Ямато и Корейской (рис. 4). Обе области располагаются в зоне национальной юрисдикции других стран: Сев. Кореи, Южной Кореи, Японии и в пределах спорного между Японией и Ю. Кореей участка дна. В зону экономического влияния России попадают самые северо-западные отроги поднятия Ямато и фосфоритоносная площадь на внешнем краю Сихотэ-Алиньского шельфа. Обнаруженные здесь фосфоритсодержащие образования содержат невысокие концентрации Р2О5 — 4,12—10,23 %. Однако, известно, что в других районах Япономорской фосфоритоносной провинции содержания достигают промышленно значимых концентраций Р2О5 — 28,84—30,25 %, а качество рудной массы как агрохимического сырья — высокое (Гусев, 1987).

Бариты. Этот вид проявлений полезных ископаемых подразделяется на два генетически различных типа. Один связан с гидротермальной деятельностью и концентрируется в вулканически активных районах морского дна. Инфильтра-ционные бариты косвенно связаны с глубинной вулканической деятельностью в пределах впадины Дерюгина в Охотском море (рис. 5, А, см. вклейку). Они формируются из растворов, образующихся при смешивании низкотемпературных гидротермальных вод с иловыми водами. Такой баритсодержащий «рассол», циркулируя внутри осадочной толщи или высачиваясь из нее на поверхности дна, образует крупные баритовые травертиноподобные скопления (содержания барита до 96,5 %), барито-кремнистые корки (до 80 % барита), барит содержится в цементе в полимиктовых песчаниках и конгломератах (59 % барита). Поверхностная форма залегания баритов: глыбы, блоки неправильной формы, рифо-подобные постройки высотой до 10 метров. Залежи баритов легко опознаются при поверхностных визуальных наблюдениях. Общая площадь баритоносных участков дна до 16 кв. км. Глубина залегания 1470—1480 м. Ресурсный потенциал по экспертной оценке (Baranov В. et. al., 2004) до 10 млн т. барита.

Наиболее значительные скопления гидротермальных баритов приурочены к шельфовой зоне японского острова Хонсю и установлены в охотоморской тыловодужной зоне, примыкающей с запада к Большой Курильской гряде (см. рис. 4). Заметные скопления гидротермальных баритов установлены на вулкане Пийпа в тыловодужной Западноберинговоморской зоне, примыкающей с северо-востока к Командорскому сегменту Алеут (рис. 5, В).

Металлоносные осадки. Практического значения, как возможное минеральное сырье, в Регионе не имеют. Играют роль индикаторов при поисках рудоносных

гидротермальных центров. Вместе с тем, следует отметить, что в металлоносных осадках впадины Дерюгина в Охотском море наблюдается высокое концентрирование таких элементов, как Mn (в 35 раз выше кларка), Ni, Cu, Zn, Mo, V (в 3—5 раз выше кларка) (Астахова и др., 2007), что не имеет самостоятельного значения, но может свидетельствовать об эндогенной деятельности на глубине.

Железо-марганцевые корки и конкреции. Подразделяются на две генетические группы: гидротермальные и гидрогенные. Первые играют в основном индикаторную роль, указывая на расположение гидротермальных центров и возможную их рудоносность. Вторые — гидрогенные, как правило, содержат повышенные концентрации Со, в среднем 0,18 %.

В Японском море корки и сопутствующие конкреции локализуются на древних вулканических постройках: возвышенность Первенца, Тарасова, вулкан Беляевского, возвышенность Алпатова, Галаган, вулкан Медведева, гора Мацу. Характерной особенностью этих корок является высокое содержание Mn (38— 42 %). Мощность корок от 8 до 32 см. Однако, распространение невелико, ограничивается небольшими по площади указанными выше поднятиями.

Другим районом распространения гидротермальных корок является Охото-морская тыловодужная зона Курил. Однако их роль здесь ограничивается индикаторными функциями относительно потенциальной рудоносной гидротермальной деятельности (см. рис. 5).

В гидрогенных корках Охотского моря, кроме Co, отмечены повышенные содержания Ni, Pt, Mo, La и Ce. Корки этого типа изучены слабо, масштаб их распространения неясен. Чрезвычайно ограничены и благоприятные условия для их образования, обычно привязанные к немногочисленным поднятиям дна. Однако изучать эти образования необходимо, поскольку в них могут накапливаться редкие и рассеянные элементы, активно используемые в современной промышленности.

Газогидраты. Этот пока проблематичный вид минерального сырья, из группы углеводородных (УВ) соединений, представлен в основном метаном, который в определенных РТ условиях дает твердые льдоподобные образования. Основная масса газогидратов сосредоточена в Охотском море, на стыке континентального склона о. Сахалин и впадины Дерюгина. Минимальная глубина залегания газогидратов по воде — 386 м. Продуктивная площадь не менее 2000 кв. км, на ней обнаружены 90 структур с очагами разгрузки газа и более 150 аномалий типа «факел». Выше уже говорилось, что газогидраты рассматриваются в двух аспектах: как УВ-сырье будущего и как индикатор возможного залегания на глубине в осадочной толще скоплений нефти и газа.

Продукты гидротермальной деятельности. Имеются в виду прежде всего образования типа глубоководных полиметаллических сульфидов, подобные тем, которые открыты в других мегасегментах Западнотихоокеанской транзитали (см. рис. 1): в Японо-Марианском — Джейд и Санрайз, в Меланизийском — Пакманус.

Строение энсиалической Курильской островной дуги отличается хорошо выраженным гранито-гнейсовым слоем мощностью более 20 км, что косвенным образом свидетельствует о возможности формирования глубоководных сульфидных руд полиметаллического состава (Cu, Zn, Pb). Наличие многочисленных сейсмических центров и вулканов, как действующих, так и потухших, указывает на напряженный режим формирования дуги в прошлом и активное геодинамическое состояние в настоящем (см. рис. 3). Если рассматривать островную

металлогению Курил в качестве возможного аналога подводной металлогении, то доводы в пользу изучения прилегающих подводных пространств подтверждаются наличием большого числа рудопроявлений гидротермального генезиса на о-вах Кунашир, Итуруп и Парамушир. Валентиновское месторождение (о. Ку-нашир) представлено массивными и брекчиевидными рудами, содержащими Cu (0,78 %), Zn (12,8 %), Pb (1,7 %), среди попутных — Mo, Cd, Ga, Ge и Ag. На о. Итуруп известны кварц-сульфидные жилы, на о. Парамушир выявлена оруде-нелая зона с вкрапленным и гнездовым оруденением. Во всех случаях в сульфидах присутствуют Cu, Zn и Pb.

Горячие источники выносят газовые струи и растворы, в которых содержатся Re (представляет особый интерес), In, Ge, Mo, Sn, Bi, As, Ti в ассоциации с обычно присутствующими Cu, Zn, Au и Ag. Примером служит вулкан Кудрявый в Медвежьей кальдере на о. Итуруп. С гидротермальной деятельностью на Курильских островах повсеместно связана самородная сера, имеющая промышленное значение.

На Командорах, о. Медный, установлены вулканические породы, с которыми связана самородная медь. Между глубоководным желобом и побережьем Камчатки в осадках в зонах концентрации органического вещества и аутигенно-го сульфидообразования отмечается «тонкое» золото.

Перспективы изучения и освоения ТПИ дальневосточных морей и Алеутско-Курильской зоны Тихого океана

Из числа известных разновидностей ТПИ дальневосточных морей наиболее готовы к постановке ГРР и последующему освоению россыпи Au и черных металлов, содержащие попутные V2O5, Zr и Sc. Широкий фронт работ на россыпное золото имеется в шельфовой зоне Охотского моря. Здесь отмечаются многочисленные проявления Au, среди которых отдельные характеризуются единичными пробами с высокими концентрациями металла (до 90 г/м3). Это район г. Охотск и пос. Аян в Западноприохотской россыпной зоне (см. рис. 4) с запасами металла в отдельных россыпях до 0,8 т. Другой перспективный район захватывает южное Приохотье (от Удской губы до Татарского пролива). При невысоких средних содержаниях Au (не более 1—2 г/м3), в комплексных по составу россыпных проявлениях отмечаются магнетит, титаномагнетит, ильменит, циркон, монацит и редкие земли.

Среди россыпных образований черные металлы стоят либо в одном ряду, либо на втором месте после Au. Крупные россыпи минералов Fe и Ti, сопутству-емые V2O5, Zr и Sc, известны давно, но до сих пор не хватило решимости завершить их разведку. Речь идет о западном шельфе Татарского пролива в Японском море, об изучении морского продолжения пляжевой Халактырской россыпи вблизи г. Петропавловск-Камчатский, о морской части россыпей в районе залива Простор на о. Итуруп, Курильские острова.

Не упомянутые как значимые остальные россыпные проявления (Sn, Pt, Cr, янтарь), следует не выпускать из поля зрения, имея в виду также залежи ра-куши, органо-минеральных илов и освоение уже открытых россыпных месторождений драгоценных и поделочных камней на севере Охотоморского шельфа Камчатки (см. рис. 4).

Масштабы фосфоритоносности и содержания Р2О5 (менее 10 %) в шельфо-вых районах Японского моря в российской экономической зоне Приморья незначительны, но, учитывая высокие агротехнические качества фосфоритов этого района, следует продолжить изучение шельфа и континентального склона Сихо-тэ-Алиня с целью поисков промышленно значимых их скоплений (Гусев, 1987).

Скопления инфильтрационных баритов во впадине Дерюгина (Охотское море) (рис. 5, А) представляют собой неординарное явление. Экспертная оценка ресурсов в 10 млн т барита говорит о том, что объект можно отнести к числу очень крупных месторождений барита по наземной классификации (Орлов, 1999). Однако срочность его освоения зависит от потребностей другой геологоразведочной отрасли, которая занимается бурением с целью поисков и разведки месторождений нефти и газа.

Бариты гидротермального генезиса самостоятельного минерально-сырьевого значения не имеют. Они используются как индикаторы гидротермальной деятельности, с которой может быть связано сульфидное оруденение.

i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Металлоносные осадки и железо-марганцевые корки и конкреции дальневосточных морей по составу и масштабам распространения к промышленно значимым образованиям не относятся. Однако наличие на вулкано-тектонических поднятиях и отдельных древних вулканах в Японском море железо-марганцевых корок с высоким содержанием Мп (до 40 %), а в Охотском море в гидрогенных корках повышенных содержаний Со — 0,18—0,20 %; N1 — 0,28—0,40; Мо — 0,0 3%; РЗЭ ^а — 142 г/т, Се — 496 г/т) и Р1 — 0,1—0,2 г/т позволяет рекомендовать их для дальнейшего изучения.

Существенные скопления газогидратов выявлены только в Охотском море на границе между подножием континентального склона о. Сахалин и впадины Дерюгина (Охотское море) (рис. 5, А) (Т.В. Матвеева и др., 2003). В пределах продуктивной площади отмечено 16 газогидратоносных структур (Т.В, Матвеева и др., 2008). Средний радиус структур разгрузки газогидратов 0,25 кв. км. Мощность зоны стабильности (область возможного существования газогидратов) варьирует от 140 до 200 метров. Общее содержание газа в продуктивном слое оценивается объемом 1011 м3. Болевой проблемой освоения газогидратов является технология извлечения из них газа. Большое число стран Мира занимается этим вопросом на правительственном уровне: США (задействованы государственные и научные организации, включая Конгресс и Сенат) — основной район работ Мексиканский залив; Германия; Япония (желоб Нанкай); Франция; Канада (дельта р. Маккензи); КНР (Южнокитайское море); Южная Корея (в Японском море); Индия (шельф полуострова Индостан); Норвегия (плато Воринг).

Второй аспект газогидратной проблемы состоит в использовании газогидратов в качестве индикаторов возможного залегания на глубине традиционных залежей нефти и газа. Поскольку тезис об открытии в дальневосточных морях крупной нефтегазоносной провинции является ключевым в стратегическом плане восстановления и развития производительных сил Дальнего Востока, газогидратонос-ные объекты могут выполнить наводящую роль при поисках глубинных УВ. В частности, таким прецедентом может стать рассмотренная выше газогидратонос-ная площадь к востоку и северо-востоку от о. Сахалин (рис. 5, А). Сопредельный западный гидратоносный край впадины Дерюгина представляет собой часть очень крупной осадочной «линзы» мощностью до 12 км. Возраст отложений от

олигоцена до плиоцена включительно (Волгин, Семакин, Кочергин; 2011). Подстилающий их акустический фундамент сложен породами мезозоя и палеозоя.

С позиции значимости следующий вид минерального сырья — продукты гидротермальной деятельности — занимают в группе ТПИ дальневосточных морей особое положение. Собственно самих скоплений глубоководных сульфидных руд еще не обнаружено. Имеются многочисленные косвенные указания на их существование и примеры-аналоги в других мегасегментах Западнотихоокеан-ской транзитали: Японо-Марианском — Джейд и Санрайз, Меланизийском — Пакманус и многочисленные (сотни) проявления в пределах дуги Тонга — Кер-мадек неясного масштаба, содержащие высокие концентрации Си, /и и Аи. Наиболее перспективной структурой на глубоководные сульфиды является Охото-морская тыловодужная зона, примыкающая с запада к Большой Курильской Гряде. Здесь выделено шесть перспективных участков (рис. 5, б), привязанных к отдельным вулканам или к группе вулканов. Продуктивными в отношении ГПС являются вулканы кальдерного типа с промежуточным коровым очагом в сиаличес-ком слое. Для таких вулканов характерен высокий уровень дифференциации исходной магмы с выделением пестрых по составу вулканитов основного, среднего и кислого составов. В глубоких провальных рудоносных кальдерах нередко наблюдаются экструзивные купола среднего и кислого состава. Перечислим (с севера на юг) упомянутые выше перспективные участки на ГПС в Охотоморской тыловодужной зоне рис 4 и 5, Б: 1) подводная кальдера вулкана Алаид; 2) район острова Онекотан; 3) подводный кратер вулкана Ушишир; 4) район о. Симушир; 5) подводные вулканы к западу от о. Итуруп; 6) район к западу от о. Кунашир.

Перечисленные участки, исходя из общей геолого-тектонической обстановки и косвенных признаков гидротермального сульфидного рудогенеза, рекомендуются для постановки тематических и поисковых работ, ориентировочно на начальной стадии масштаба 1 : 100000 — 1 : 200000.

В качестве нетрадиционного вида минерального сырья следует отметить термальные воды, уже эксплуатируемые на о. Кунашир (Курильские острова) и вблизи г. Петропавлоск-Камчатский на Камчатке.

С позиции целесообразности освоения, наиболее «продвинутыми» являются россыпные объекты, содержащие Аи и черные металлы. Они могут дать наиболее быструю коммерческую отдачу, не требуют новых специальных технических средств и дополнительной подготовки кадров. Освоение ракуши и органо-минеральных илов сопряжено с дополнительной информированностью предпринимателей об их наличии, цели использования и ожидаемых экономических и социальных достижениях.

Работы на фосфориты на шельфе Японского моря должны проводиться с целью расширения и выявления новых продуктивных площадей с более высоким содержанием Р2О5.

В богатом баритовом поле во впадине Дерюгина (Охотское море) нужно наращивать изученность, не форсируя стадию оценочных и разведочных ГРР. Необходимость в освоении баритов зависит от темпов и результатов работ при поисках нефти и газа, вероятно, в первую очередь в Охотском море. Газогидраты на

западе впадины Дерюгина могут представлять интерес как новый нетрадиционный вид минерального сырья и как индикатор возможного залегания залежей УВ на глубине в 12-километровой толще олигоцен-плиоценовых отложений.

Что касается поиска глубоководных полиметаллических сульфидов в Охотоморской тыловодужной зоне Больших Курил, то эта задача является, с одной стороны, важнейшей в проблеме изучения ТПИ дальневосточных морей, а с другой — наиболее наукоемкой и технически сложной, однако уже успешно реализованной при изучении ГПС других регионов Мирового океана

1. Андреев С.И. «Минеральные ресурсы Мирового океана. Концепция изучения и освоения (на период до 2020 г.). С-Пб: ВНИИОкеангеология. 2007. — 97 с.

2. Андреев С.И., Аникеева Л.И. Казакова В.Е., Смирнов А.Н. Минерально-сырьевые ресурсы Мирового океана и перспективы их освоения // Минеральные ресурсы России. Экономика и управление, 2011. — № 6. — С. 1—12.

3. Андреев С.И., Казакова В.Е, Романова Л.Н. «Сульфидные руды Мирового океана: распространение, состав, генезис, перспективы освоения». М. Горный журнал. 3. 2012. С. 7—18.

4. Атлас океанов. Термины. Понятия. Справочные таблицы. Ленинград, ГУГК. МО СССР 1980. — 156 с.

5. Атлас геолого-геофизических карт. Берингово море. Масштаб 1: 5000000 — 1: 10000000. Главный редактор И.С. Грамберг. Основной автор О.П. Дундо. С-Пб: ВНИИОкеангеология, 1992.

6. Буценко В.В. и др. Обоснование эпиконтинентальной природы земной коры Охотского моря на основе современных геолого-геофизических данных. // Сб. «60 лет в Арктике, Антарктике и Мировом океане. С-Пб. Внииокеангеология, 2008. — С. 616—626.

7. Геология и минерагения Дальневосточных морей России. Твердые полезные ископаемые». Науч. ред. С.И. Андреев. С-Пб: ВНИИОкеангеология, 2012. — 126 с.

8. Гинсбург Т.Д., Соловьев В.А. Субмаринные газогидраты. С-Пб: ВНИИОкеангеология, 1994. — 199 с.

9. Гусев В.В. О фосфатном веществе некоторых разновидностей фосфоритов Японского моря // Геологические проблемы фосфатонакопления. М.: Наука, 1987. — С. 156—163.

10. Матвеева Т.В., Соловьев В.А. Газовые гидраты Охотского моря: закономерности формирования и распространения. // Российский химический журнал. — 2003. — т. XLVII, № 3. — С. 101—111.

11. Орлов В.П.Минеральное сырье. Справочник. М.: ЗАО Геоинформарк, 1999. — 301 с.

12. Baranov B, Aloisi V, Degrachev A. Giant barite deposit mapped and the Derugin Basin (Okhotsk sea): Minerals of the Ocean — integrated strategies — 2 Conference abstract. St-Petersburg. 2004. — P. 214.

Статья поступила 01.08.2014

МШЕРАЛЬНО-СИРОВИННИЙ ПОТЕНЦ1АЛ ДАЛЕКОСХ1ДНИХ МОР1В I ПЕРСПЕКТИВИ ЙОГО ОСВОСННЯ

Стаття присвячена мшеральним ресурсам околичних далекосхщних морiв: Японського, Охотского та захщнш частит Бершгового. Розглянуп питання геолопчно! будови та тектошки, знач-ний перелш корисних копалини вже вщомих (шельфовi розсипи золота i чорних металiв, по-клади фосфорилв, барилв i газогщралв) та iмовiрно залягаючих в райош острiвних дуг: Курильсько! i захщнш частит Амурсько! (глибоководш полiметалевi сульфщи). Робиться прогноз вщносно перспектив освоення шельфових i аквальних корисних копалин в межах внутршнх морiв пiвнiчного сектора Захщно-Тихоокеансько! перехщно! зони, передуам в Охото-морскш тиловодужнш зош Великих Курил.

Ключовг слова: Японське, Охотське та Бершгове моря, шельфовiрозсипи Au i чорних металiв, бари-ти, газогiдрати, глибоководш сульфiднi руди.

THE MINERAL RESOURCE POTENTIAL OF THE FAR EASTERN SEAS AND PROSPECTS OF ITS DEVELOPMENT

The article deals with the mineral resources of the marginal seas in the Far East: the Sea of Japan, the Sea of Okhotsk and the western part of the Bering Sea. We consider the issues of geological structure and tectonics, giving a list of known minerals (sea shelf placers of gold and ferrous metals, deposits of phosphorites, barites and gas hydrates), and of those presumably deposited in the Kuril and west Amur island ark area (deep-sea polymetallic sulfides). Also, we give a prediction of perspective development of the sea shelf and aquatic minerals inside the inner seas of the northern section of the West-Pacific transition zone, primarily the Sea of Okhotsk back-ark zone of the Great Kuril.

Key words: Sea of Japan, Sea of Okhotsk, sea shelf placers of Au and ferrous metals, barites, gas hydrates, deep-sea polymetallic ores.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *