Уровень урбанизации и характер питания это определение
Перейти к содержимому

Уровень урбанизации и характер питания это определение

  • автор:

Уровень урбанизации и характер питания это определение

ДЗЗ и улучшение среды обитания человека

Человек — социобиологическое существо, сформировавшееся в процессе эволюции в окружающей природной среде. В процессе жизнедеятельности человек и среда постоянно взаимодействуют друг с другом, образуя систему «человек — среда обитания».

Среда обитания — окружающая человека среда, обусловленная в данный момент совокупностью факторов (физических, химических, биологических, социальных), способных оказывать прямое или косвенное, немедленное или отдаленное воздействие на деятельность человека, его здоровье и потомство.

В процессе длительной эволюции человек приспособился к определенному качеству природной окружающей среды, и любые изменения в ней небезразличны для его здоровья, вплоть до появления болезни.

В жизненном цикле человек и окружающая среда обитания непрерывной взаимодействуют и образуют постоянно действующую систему «человек — среда обитания», в которой человек реализует свои физиологические и социальные потребности.

В составе окружающей среды выделяют природную, техногенную, производственную и бытовую среду. Каждая среда может представлять опасность для человека.

Природная среда (Биосфера) — область распространения жизни на Земле, не испытавшая техногенного воздействия (атмосфера, гидросфера, верхняя часть литосферы). Она обладает как защитными свойствами (защита человека от негативных факторов — разность температуры, осадки), так и рядом негативных факторов. Поэтому для защиты от них человек вынужден был создать техносферу.

Техногенная среда (Техносфера) — среда обитания, созданная с помощью воздействия людей и технических средств на природную среду с целью наилучшего соответствия среды социальным и экономическим потребностям.

На современном этапе развития человека общество непрерывно взаимодействовало на среду обитания. Ниже показана схема взаимодействия человека со средой обитания.

man_tehno_bio_space.png

В XX веке на Земле возникли зоны повышенного антропогенного и техногенного влияния на природную среду. Это привело к частичной и полной деградации. Этим изменениям способствовали следующий эволюционные процессы:

  • рост численности населения и урбанизация;
  • рост потребления энергии;
  • массовое использование транспорта;
  • рост затрат на военные цели.

В окружающей среде выделяют такие понятия, как неизменная природная окружающая среда и измененная среда.

Неизмененная природная (естественная) окружающая среда — неизмененная в результате прямого или опосредованного влияния человека, общества часть окружающей природной среды, отличающаяся свойствами саморегуляции без корректирующего воздействия человека. Такая среда обеспечивает нормальную жизнедеятельность организма человека.

Измененная (загрязненная) природная окружающая среда — среда, измененная в результате неразумного использования ее человеком в процессе деятельности и отрицательно воздействующая на его здоровье, работоспособность, условия жизни. В отношении измененной среды существуют идентичные по смыслу понятия: антропогенная, антропическая, техногенная, денатурированная среда.

Элементы окружающей среды обладают определенными свойствами, которые обусловливают специфику их влияния на человека или необходимость в них для обеспечения жизнедеятельности людей.

Классификация условий для человека в системе «человек — среда обитания»:

  • Комфортные (оптимальные) условия деятельности и отдыха. К данным условиях человек приспособлен в большей степени. Проявляется наивысшая работоспособность, гарантируются сохранение здоровья и целостность компонентов среды обитания.
  • Допустимые. Характеризуются отклонением уровней потоков веществ, энергии и информации от номинальных значений в допустимых пределах. Данные условиях труда не оказывают негативное воздействие на здоровье, но приводят к дискомфорту и снижению работоспособности и продуктивности деятельности. Не вызываются необратимые процессы у человека и среды обитания. Допустимые нормы воздействия закрепляются в санитарных нормах.
  • Опасные. Потоки веществ, энергии и информации превышают допустимые уровни воздействия. Оказывают негативное воздействие на здоровье человека. При длительном воздействии вызывают заболевания и приводят к деградации природной среды.
  • Чрезвычайно опасные. Потоки за короткий срок могут нанести травму или привести к смерти, вызывая необратимые разрушения в природной среде.

Природные элементы характеризуются своими физическими свойствами, химическим составом или биологическими агентами. Так, воздух — температурой, влажностью, скоростью движения, барометрическим давлением, содержанием кислорода, диоксида углерода, вредными для здоровья загрязнениями и т.п. Вода и пища характеризуются физическими свойствами, химическим составом, микробными и другими загрязнениями. Почва характеризуется температурой, влажностью, структурой и химическим составом, бактериальной обсемененностью, а радиация — спектральным составом и интенсивностью излучения. Животный и растительный мир отличаются биологическими свойствами.

Группа социальных элементов также обладает определенными свойствами, которые изучаются и оцениваются количественно или качественно. Все они формируют так называемую социальную среду — часть окружающей среды, которая определяет общественные, материальные и духовные условия формирования, существования и деятельности общества. Понятие социальной среды объединяет совокупность составляющих социальной инфраструктуры общества: жилье, быт, семья, наука, производство, образование, культура и т.д. Социальной среде принадлежит ведущая роль в процессе снижения уровня здоровья населения вследствие воздействия на человека через абиотические и биотические факторы, денатурированные в результате деятельности человека и общества в целом.

Взаимодействие человека со средой обитания может быть позитивным (при комфортном и допустимом состоянии) и негативным (при опасном и чрезвычайно опасном). Многие факторы, постоянно оказывающие воздействие на человека, являются неблагоприятными для его здоровья и активной деятельности.

Безопасное взаимодействие человека со средой обитани обеспечить двумя путями:
  1. устранением источников опасности;
  2. повышением защищенности от опасностей, способности надежно противостоять им.

В системе взаимоотношений человека с окружающей средой наиболее важной является оценка показателей качества жизни людей. Важнейший показатель качества жизни – здоровье (отдельного индивида и популяции в целом). Понятие «здоровье человека», предложенное Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) в 1968 г., включает состояние полного физического, душевного, социального благополучия, а не только отсутствие болезни или физических дефектов человека. Состояние здоровья человека зависит от многочисленных факторов, среди них — природные условия, тип хозяйственной деятельности, образ жизни, уровень культуры и санитарно-гигиенических навыков, медицинское обслуживание, наличие природных предпосылок болезней, вредных веществ техногенного происхождения и др. Еще в 1970-80-х гг. ВОЗ в своих материалах указывала, что среде обитания влиянию на здоровье отводится 20%, образу жизни – 50%, наследственности – 20%, качеству медико-санитарной помощи – 10%. В настоящее время экологи прогнозируют, что здоровье населения в ближайшие 30-40 лет будет зависеть от качества среды обитания на 50-70%.

Окружающая среда влияет на состояние здоровья большим набором различных по своему характеру факторов: природных (климат, водообеспеченность, геохимические условия), социально-экономических (уровень урбанизации, характер питания, эпидемиологическая ситуация).

Различными науками накоплены многочисленные данные, показывающие зависимость между здоровьем человека и состоянием окружающей природной среды. Многочисленные экологические проблемы прямо связаны с ухудшающимся здоровьем населения. Так, каждый четвертый житель Земли страдает аллергией и аутоиммунными заболеваниями, что напрямую связано с существованием в чужеродных веществ в окружающей человека среде (во внешней среде зарегистрировано несколько миллионов токсических веществ). В целом более 80% всех заболеваний обусловлено экологическими проблемами.

Самое серьезное следствие загрязнения биосферы заключается в генетических последствиях: уже сейчас известно более 2500 видов нарушений здоровья, локализованных на генном и хромосомном уровнях; 10% новорожденных имеют отклонения от нормального развития; около 50% генофонда европейского населения из-за экологического напряжения не воспроизводится в следующем поколении.

По мере развития общества усиливалось влияние на жизнь людей не только природной, но и социальной среды. Факторы окружающей среды воздействуют не только на здоровье человека, но и на его психологическое и социальное благополучие, формируя определенное «качество жизни».

В настоящее время в качестве ведущих факторов риска, отрицательно воздействующих на здоровье человека, выступают стрессы и психофизиологическое напряжение, проявляющиеся в виде хронической сверхусталости человеческого организма и жизненной апатии.

Важнейшую роль в деле сохранения здоровья человека играет информация о состоянии среды обитания. Такая информация должна содержать значения и прогноз критериев безопасности и показателей негативности среды обитания. Наличие информации о среде обитания позволит человеку рационально выбирать места деятельности, проживания и отдыха, пользоваться методами и средствами защиты от негативного воздействия окружающей среды. Для слежения за средой обитания необходим постоянный контроль, который реализуется системами мониторинга.

ЗДОРОВЬЕ ЧЕЛОВЕКА И ОКРУЖАЮЩАЯ СРЕДА

Здоровье человека — есть показатель состояния окружающее среды. В системе взаимоотношений человека с окружающей средой все более актуальной становится оценка здоровья населения. Состояние здоровья человека зависит от многочисленных факторов, среди них — природные условия, тип хозяйственной деятельности, образ жизни, уровень культуры и санитарно — гигиенических навыков, медицинское обслуживание, наличие природных предпосылок болезней, вредных веществ техногенного происхождения и др.

Понятие «здоровье человека», включает состояние полного физического душевного, социального благополучия, а не только отсутствие болезни физических дефектов человека. Такой подход учитывает, в какой мере окружающая человека среда способствует сохранению здоровья, предупреждению болезней, обеспечивает нормальные условия труда и быта, всестороннее гармоничное развитие. В связи с этим здоровье человека чаще всего называют критерием оценки, показателем качества жизни.

Здоровье человека также в большей мере определяется его способностью адаптироваться к изменяющимся условиям среды. Под адаптацией понимается процесс активного приспособления человека к окружающей среде, направленный на обеспечение, сохранение и продолжение нормальной жизнедеятельности в условиях данной среды. Способность приспосабливаться в течение жизни к условиям окружающей среды у человека закреплена наследственно. Приспособление может осуществляться за счет биологических и небиологических механизмов и заканчиваться состоянием полной адаптированности к условиям среды, т.е. состоянием здоровьям, в противном случае — болезнью.

Окружающая среда, с которой человек связан едиными связями, влияет на состояние здоровья большим набором различных по своему характеру факторов: природных (климат, водообеспеченность, геохимические условия), социально-экономических (уровень урбанизации, характер питания, эпидемиологическая ситуация). Весьма важная составляющая приспособления человека к среде – это адаптация к неблагоприятным условиям. Существуют заболевания, возникающие под влиянием определенной погоды (от повышения или снижения атмосферного давления, от избытка или недостатка тепла, влажности, ультрафиолетовой радиации и др.)

Причиной возникновения у населения эндемического зоба – заболевания, связанного с нарушением функций щитовидной железы и ее увеличением, считают недостаток йода в местных продуктах растительного происхождения и питьевой воде.

Выделяют группу природно-очаговых заболеваний человека. К ним относят чуму, туляремию, клещевой энцефалит, бешенство, сонную болезнь, кожный лейшманиоз и др. Возбудители этих заболеваний, носящих инфекционный характер, постоянного циркулируют среди отдельных видов диких животных, обитающих в определенных типах ландшафта.

Природно-очаговые болезни распространяются членистоногими переносчиками (малярия, сыпной тиф и др.) или при непосредственных контактах, укусах и т.п. Любое химическое вещество, биологический вид, физический или информационный агент, попадающий в окружающую среду или возникающий в ней выходящих за рамки обычного содержания, называют загрязнителем. Количество загрязнителей в настоящее время беспрецедентно увеличивается. Опасность для здоровья человека заключается в том, что для многих вредных веществ, слабо представлены или отсутствуют эволюционно закрепленные механизмы защиты и приспособления, что увеличивает вероятность заболевания. Загрязнения окружающей среды – процесс, происходящий в пространстве и во времени, поэтому реакцию человека на загрязнения иногда очень трудно проследить. Лучше всего влияние загрязнения на здоровье человека выражено во время острых критических ситуаций (промышленный смог, разливы загрязненных вод, аварии на предприятиях и т.п.)

К неблагоприятным факторам, влияющим буквально на все стороны жизни и здоровье человека, относится повышенной шум. Привыкание к шуму физически невозможно. Он всегда представляет опасность для здоровья и трудоспособности человека. Наиболее выраженный результат воздействия шумового загрязнения среды на здоровье человека – понижение остроты слуха. Высокий уровень шума – причина частых головных болей; он ухудшает самочувствие, снижает работоспособность, остроту внимания, вызывает чувство раздражения и расстройства нервной системы.

Проблема взаимоотношения человека с окружающей средой приобрела качественно новый уровень. Здоровье человека рассматривается как один из нормативных показателей успешного природопользования. Состояние среды обитания человека не должно наносить урон ни одному из важнейших составляющий его здоровья – физическому, психическому, социальному или угрожать самой жизни человека.

Подготовила валеолог УЗ «Борисовская больница №2» Вышедко Т.Г.

Уровень урбанизации и характер питания это определение

По характеру расселения население мира можно разделить на городское и сельское.

Сельское расселение возникло с развитием земледелия. В настоящее время более половины населения мира живет в сельской местности. Сельских населенных пунктов насчитывается 15-20 млн. Они различны по величине, форме, специализации хозяйства.

Существуют две формы сельского расселения:

  • групповая (деревенская) — наиболее характерна для стран Центральной и Южной Европы, России, Японии, а также для большинства развивающихся стран;
  • рассеянная (ферма) — наиболее распространены в США, Канаде, Австралии, странах Северной Европы.

В районах кочевого скотоводства постоянные поселения вообще отсутствуют.

Городское расселение. Города возникли в древности в междуречье Тигра и Евфрата, а затем в низовьях и дельте Нила как центры административной власти, торговли и ремесла. С развитием индустрии в них концентрировалось промышленное производство, формировалась инфраструктура, развивались транспортные связи. Города постепенно становились центрами притяжения для всей окружающей территории, возрастала их роль в территориальной организации хозяйства. Сегодня функции крупных городов расширились. Они являются промышленными, культурными, научными, административными центрами, транспортными узлами. Большинство городов — многофункциональные. Однако есть города, имеющие «специализацию», — однофункциональные. К ним относятся горнопромышленные центры, города-курорты, научные центры, некоторые столицы.

Определение города в разных странах различно. Например, в США городом считается поселение свыше 2,5 тыс. человек, в Индии — свыше 5 тыс., Нидерландах — 20 тыс., Японии — 30 тыс., а в Швеции, Дании, Финляндии — лишь более 200 человек. В России учитывается не только число жителей, но и показатель занятости населения (промышленность, сфера обслуживания).

В настоящее время размещение населения все более определяется географией городов, они постепенно становятся основной формой расселения людей.

Это подтверждается изменением соотношения численности городского и сельского населения. Так, в течение XX века численность городского населения возросла от 220 млн человек до 2276 млн человек, а доля жителей городов во всем населении выросла от 14% до 45%. При этом доля сельского населения упала соответственно с 86% до 55%.

Процесс роста городского населения, увеличения числа городов и их укрупнения, возникновения сетей и систем городов, а также повышения роли городов в современном мире называется урбанизацией. Урбанизация — важнейший социально-экономический процесс современности. В его развитии выделяются три этапа:

  1. начальный этап — XIX век. Процесс урбанизации начался в Европе и Северной Америке;
  2. первая половина XX века. Этот этап характеризуется ускорением роста городского населения и распространением урбанизации почти на все регионы мира;
  3. вторая половина XX века. Для этого этапа характерно еще большее ускорение темпов роста городского населения, развитие больших городов, переход от точечного города к агломерации (территориальной группировке городов и сельских поселений), а также формирование мегалополисов (слияние городских агломераций), что приводит к распространению городского образа жизни на сельскую местность.

Урбанизация как всемирный процесс обладает общими чертами, характерными для большинства стран.

При наличии общих черт процесс урбанизации в разных странах имеет свои особенности, которые выражаются в уровне и темпах урбанизации.

По уровню урбанизации можно выделить:

Уровень урбанизации в разных регионах мира различен. Наиболее высок он в Северной Америке, Зарубежной Европе, Латинской Америке и Австралии (71-75%); низкий уровень — в Зарубежной Азии (особенно в Южной и Юго-Восточной) и Африке (27-34%).

По темпам урбанизации резко различаются развитые и развивающиеся страны. В развивающихся странах темпы роста городского населения в 4,5 раза превышают темпы развитых стран. Наиболее высоки они в Африке и Зарубежной Азии, в странах, где уровень урбанизации сегодня наиболее низок. Высокие темпы роста численности горожан в развивающихся странах получили название «городской взрыв». Он сопровождается ростом числа больших городов и городов-миллионеров.

Особенностью процесса урбанизации в развитых странах стало явление субурбанизации — переезд части городского населения в пригороды. В США 60% жителей агломераций проживает в пригородах. Это связано с ухудшением экологических условий в крупных городах, удорожанием инфраструктуры.

Экологические проблемы городов — главные проблемы урбанизации. Города дают 80% всех выбросов в атмосферу и 3/4 общего объема всего загрязнения окружающей среды.

Все города мира ежегодно «выбрасывают» в окружающую среду до 3 млрд тонн твердых отходов, свыше 500 м3 промышленных и бытовых стоков, около 1 млрд тонн аэрозолей.

Особенно сильное воздействие на окружающую среду оказывают большие города и агломерации, их загрязняющее и тепловое воздействие прослеживается на расстоянии 50 км. Кроме того, города изменяют естественные ландшафты. В них формируются городские антропогенные ландшафты. Еще одной проблемой урбанизации является то, что этот процесс носит стихийный характер и трудноуправляем. «Городской взрыв» в развивающихся странах приводит к так называемой «трущобной урбанизации», связанной с притоком малоимущего сельского населения в крупные города. В развитых странах прилагаются усилия по регулированию процесса урбанизации. Принимаются различные меры по охране и улучшению городской среды. Это проблема междисциплинарная, и ее решение требует участия различных специалистов.

Положение дел в области продовольственной безопасности и питания в мире 2023

Глава 3 УРБАНИЗАЦИЯ КАРДИНАЛЬНЫМ ОБРАЗОМ МЕНЯЕТ АГРОПРОДОВОЛЬСТВЕННЫЕ СИСТЕМЫ И СКАЗЫВАЕТСЯ НА ДОСТУПЕ К ЗДОРОВОМУ РАЦИОНУ ПИТАНИЯ ВО ВСЕМ СЕЛЬСКО-ГОРОДСКОМ КОНТИНУУМЕ

    • 3.1 Движущие силы, закономерности и динамика урбанизации
    • 3.2 Урбанизация влияет на агропродовольственныесистемы, создавая проблемы и возможности с точки зрения обеспечения доступа к экономически доступному здоровому рациону
    • Урбанизация в сочетании с изменениями в уровне доходов, занятости и образе жизни – одна из мегатенденций, способствующих изменениям в агропродовольственных системах во всем сельско-городском континууме и во всех видах деятельности – от производства, переработки, распределения и закупок пищевых продуктов до поведения потребителей.
    • В результате этих изменений появляются не только новые проблемы, но и возможности с точки зрения обеспечения доступа к экономически доступному здоровому рациону. К числу проблем можно отнести расширение предложения дешевых, высококалорийных и прошедших глубокую переработку пищевых продуктов на рынке и вытеснение малых фермерских хозяйств из формальных производственно-сбытовых цепочек продовольствия. В то же время появляются новые возможности: увеличивается количество рабочих мест в производственно-сбытовых цепочках, и расширяется разнообразие питательных продуктов.
    • В настоящее время вследствие урбанизации четверть населения планеты проживает в пригородных и сельских районах средних и малых городов и поселков, на территории которых могут располагаться важные центры, способствующие укреплению связей между селом и городом и формированию производственно-сбытовых цепочек продовольствия, что противоречит представлению о центральной роли крупных городов в преобразовании агропродовольственных систем.
    • Так как население пригородных и сельских районов покупает значительную долю потребляемого продовольствия (а в этих районах проживает почти половина мирового населения), рынки здесь стали важным фактором преобразования агропродовольственных систем.
    • Зачастую урбанизация сопровождается диверсификацией питания, в частности, увеличением потребления молочных продуктов, рыбы, мяса, овощей, фруктов и бобовых – продуктов, считающихся составляющими здорового рациона.
    • Тем не менее существует ряд проблем: i) почти во всех регионах мира количество овощей и фруктов недостаточно для соблюдения норм здорового питания; ii) в результате урбанизации на рынки поступает все больше экономически доступных продуктов быстрого приготовления, часто содержащих большое количество углеводов, жиров, сахаров и/или соли.
    • Из-за роста спроса на сельскохозяйственные культуры с высокой ценностью, например, на фрукты и овощи, и на переработанную продукцию, в том числе в сельских районах, производственно-сбытовые цепочки продовольствия стали более длинными, формализованными и сложными, что предоставило больше возможностей для заработка в несельскохозяйственном секторе, в частности, женщинам и молодежи.
    • Такие факторы в цепочках поставок, как глобализация технологий производства, транспортировки и сбыта пищевых продуктов и рост спроса на легкодоступные пищевые продукты, способствовали развитию супермаркетов, гипермаркетов, служб доставки пищевых продуктов и других организаций розничной торговли, где продаются продукты быстрого приготовления. Но при этом их появление сопровождается ростом предложения и распространением калорийных пищевых продуктов с высокой степенью переработки.
    • На фоне укрепления взаимосвязей между городскими и сельскими районами у многих сельских производителей расширяется доступ к средствам производства и услугам в сельском хозяйстве, благодаря чему повышается производительность труда, и, как правило, увеличиваются доходы. При этом существует определенный риск, что вследствие связанного с урбанизацией расширения городов мелкие производители в пригородных районах могут терять свои земельные угодья.
    • Городское население имеет гораздо больше возможностей потреблять экономически доступный здоровый рацион и более высокий уровень продовольственной безопасности, однако сложно делать общий вывод ввиду социально-экономических различий в экономической доступности рациона и в уровне продовольственной безопасности как в городских районах, так и в сельско-городском континууме в целом.

    Урбанизация наряду с другими важными факторами, такими как рост доходов, расширение занятости и изменение образа жизни, вызывает изменения во всех сегментах агропродовольственных систем в сельско-городском континууме, в частности, в производстве пищевых продуктов, их переработке, распределении и закупке, а также в поведении потребителей. Такие изменения могут расширять масштабы неравенства в континууме и оказывать как положительное, так и отрицательное влияние на физическую и экономическую доступность здорового рациона и, соответственно, на показатели продовольственной безопасности и питания.

    В начале этой главы рассматриваются движущие силы, характер и динамика урбанизации в контексте сельско-городского континуума. В следующих разделах объясняется концептуальная структура воздействия урбанизации на агропродовольственные системы в таком континууме. Наконец, в главе описываются обусловленные урбанизацией и связанными с ней изменениями в агропродовольственных системах проблемы и возможности с точки зрения доступа к экономически доступному здоровому рациону.

    3.1 Движущие силы, закономерности и динамика урбанизации

    Движущие силы урбанизации

    На рис. 16 показано, что урбанизация представляет собой результат роста численности городского населения, расширения городов (то есть реклассификации сельских районов в пригородные или городские) и миграции населения из сельских районов в городские. Урбанизация – быстрый и изменчивый процесс, зависящий от конкретных условий и определяемый совокупностью взаимосвязанных факторов, среди которых различные экономические изменения (например, рост производительности сельского хозяйства), решения в отношении мер политики, наличие природных ресурсов и внешние неблагоприятные факторы, такие как конфликты, экстремальные климатические условия и деградация окружающей среды.

    Рисунок 16 Движущие силы урбанизации

    ИСТОЧНИК: de Bruin, S. & Holleman, C. 2023. Urbanization is transforming agrifood systems across the rural-urban continuum creating challenges and opportunities to access affordable healthy diets. Background paper for The State of Food Security and Nutrition in the World 2023. FAO Agricultural Development Economics Working Paper 23-08. Rome, FAO.

    ИСТОЧНИК: de Bruin, S. & Holleman, C. 2023. Urbanization is transforming agrifood systems across the rural-urban continuum creating challenges and opportunities to access affordable healthy diets. Background paper for The State of Food Security and Nutrition in the World 2023. FAO Agricultural Development Economics Working Paper 23-08. Rome, FAO.

    После Второй мировой войны многие регионы мира начали стремительно урбанизироваться: если в 1950 году доля городского населения в общей численности населения планеты составляла 30 процентов, то в 2021 году она выросла до 57 процентов. Ожидается, что к 2050 году этот показатель достигнет 68 процентов¹. В большинстве регионов такую динамику спровоцировали структурные преобразования с переходом стран от преимущественно сельскохозяйственного производства к более диверсифицированной национальной экономике, в результате чего население сельских районов переезжало в города 2 .

    Для структурных преобразований экономики характерно повышение продуктивности ресурсов, особенно производительности труда, и изменение соотношения отраслей в результате перераспределения факторов производства, таких как труд и капитал 3 . Наблюдаются четыре взаимосвязанных процесса: i) снижается доля сельского хозяйства в валовом внутреннем продукте (ВВП) и занятости, происходит постепенное уменьшение числа занятых в первичном сельскохозяйственном секторе во вторичный и третичный, как правило, с перемещением в города; ii) население мигрирует из сельских районов в городские; iii) формируется современная индустриальная экономика и экономика сферы услуг; iv) происходит демографический переход со снижением рождаемости и смертности 2 , 4 , 5 , 6 .

    Меняется соотношение показателей сельского хозяйства и других отраслей экономики, и происходят преобразования в сельских районах. Под преобразованиями в этом контексте подразумевается процесс всеохватного и устойчивого повышения уровня жизни в сельских районах в результате роста производительности (мелких) сельскохозяйственных производителей, увеличения объемов товарных излишков, расширения возможностей трудоустройства вне сельскохозяйственного сектора в сельских районах, улучшения доступа к услугам и инфраструктуре в сельских районах и появления возможности влиять на политику в рамках национальных процессов экономического роста и структурных преобразований 7 . Этот процесс способствует укреплению связей между селом и городом, в результате чего сельское хозяйство и другие виды деятельности в сельской экономике интегрируются в обрабатывающую промышленность и сферу услуг по мере их распространения на городские центры 3 . В дальнейшем расширение несельскохозяйственных отраслей и отток сельскохозяйственных работников постепенно приводят к укрупнению земельных угодий и увеличению размеров фермерских хозяйств. Для сокращения масштабов нищеты в сельских районах и улучшения уровня жизни в целом необходимо повышать продуктивность сельского хозяйства.

    Однако не во всех странах и регионах урбанизация сопровождается экономическим ростом и структурными преобразованиями. Страны с высокой долей городского населения часто, но не всегда находятся в более благополучном положении, чем страны с высокой численностью сельского населения 8 . на рис. 17 показано, что ВВП на душу населения по паритету покупательной способности (ППС) связан с уровнем урбанизации (измеряемым как доля городского населения), но однозначной связи между этими показателями нет. Например, в 2019 году жители городских районов составляли 91 процент населения Иордании, но ВВП на душу населения в этой стране был достаточно низким (до 10 000 долл. в год по ППС). В Габоне в 2019 году в городах проживало 90 процентов населения, а ВВП на душу населения составлял около 15 000 долл. США в год по ППС. Для малых островных государств и территорий (Антигуа и Барбуда, Сент-Китс и Невис, Аруба), а также малых стран, не имеющих выхода к морю, характерны менее быстрые темпы урбанизации, чем предполагалось исходя из того, что ВВП на душу населения в этих странах достаточно высок.

    Рисунок 17 Валовой внутренний продукт на душу населения и уровень урбанизации

    ИСТОЧНИК: World Bank. 2023. DataBank. См.: World Bank. [По состоянию на 20 мая 2023 года]. https://databank.worldbank.org

    ПРИМЕЧАНИЯ. ВВП = валовой внутренний продукт; ППС = паритет покупательной способности. Каждая точка обозначает страну или территорию.
    ИСТОЧНИК: World Bank. 2023. DataBank. См.: World Bank. [По состоянию на 20 мая 2023 года]. https://databank.worldbank.org

    В конце ХХ века в ряде беднейших стран наблюдалась урбанизация, не сопровождавшаяся структурными преобразованиями и экономическим ростом 9 . Как и в рассмотренных выше случаях, увеличение доли населения, проживающего в городах, не всегда указывает на высокие темпы экономического роста. Нередко случаях урбанизации сопутствуют другие «нетипичные» изменения. Во-первых, в результате роста общей численности населения растет население как городских, так и сельских районов. Если продуктивность сельского хозяйства не повышается, а численность сельского населения растет, в результате происходит раздел земельных угодий, появляются непригодные для обработки участки земли и возникает проблема нехватки средств к существованию в сельских районах. В таких случаях сельские жители переселяются в города, где их возможности могут быть ограничены (по причине отсутствия экономического роста), в результате чего растут масштабы нищеты в городах. Кроме того, из-за роста численности населения до предела возрастает нагрузка на городскую инфраструктуру, социальные и прочие службы. Это особенно характерно для быстрорастущих городских районов, где темпы роста инвестиций отстают от расширения городов.

    Урбанизация без экономического роста может быть связана с неудовлетворительными условиями жизни в сельских районах, такими как нищета, нехватка рабочих мест или безработица, слаборазвитая инфраструктура, отсутствие доступа к услугам и отсутствие продовольственной безопасности, а также деградация окружающей среды 10 , 11 , 12 . Страны Южной Азии и Африки к югу от Сахары запаздывают в осуществлении структурных преобразований, что связано с низкой продуктивностью натурального сельского хозяйства и прежде всего – со стремительным ростом численности населения и урбанизации 3 . В странах Африки к югу от Сахары темпы сокращения масштабов нищеты на фоне урбанизации были ниже, чем в других регионах 13 . В конце 1990-х годов в странах Африки к югу от Сахары наблюдались самые высокие в мире темпы урбанизации, в то же время ее показатели развития сельского хозяйства и экономики были крайне низкими k . В конце 1990-х годов доходы на душу населения в этом субрегионе стали существенно расти по сравнению со многими странами мира, однако по ряду аспектов преобразования здесь существенно отличаются от урбанизации, связанной со структурными преобразованиями в других регионах 15 . Например, на фоне урбанизации в большинстве африканских стран продолжается рост числа жителей сельских районов, но это не значит, что сельскохозяйственные работники обязательно перейдут в другие секторы экономики 15 . Кроме того, в распоряжении домохозяйств, находящихся в городах, среди которых много средних фермеров-инвесторов, находится значительная доля национальных сельскохозяйственных угодий, и они продолжают вкладывать в них средства.

    Еще один фактор, способствующий урбанизации, который может повлиять на миграционные процессы из сельских районов в городские, – изменение климата и деградация окружающей среды 16 , 17 . Чем ниже доход на душу населения в сельских регионах с низким уровнем дохода, тем выше доля работников, занятых в сельском, лесном и рыбном хозяйстве 18 . Таким образом, в этих регионах больше жителей, зависящих от природных ресурсов и, следовательно, более уязвимых к изменению климата и деградации окружающей среды 19 . В случае если сельское и лесное хозяйство, рыболовство и землепользование пострадают от последствий изменения климата и утраты биоразнообразия, жители этих регионов могут быть вынуждены переселиться в городские районы в поисках работы 20 . По мере роста масштабов воздействия изменения климата может возрастать актуальность миграции населения из сельских районов в города.

    Но миграция может быть не только невозможна, но и нежелательна для значительной доли пострадавшего населения. Некоторые из наиболее малоимущих и социально незащищенных групп населения (в частности, женщины, дети и пожилые люди) могут не иметь возможностей покинуть сельские районы, поскольку их передвижению препятствуют нехватка ресурсов или социальные нормы. Кроме того, часть жителей могут принять решение остаться в зонах повышенного риска в силу привязанности к своим родным местам и зависимости от своих источников средств к существованию 21 . Если миграция в города сопряжена с рисками и возможностями, то те, кто добровольно или вынужденно остается в сельских районах, становятся гораздо более уязвимыми к воздействию изменений климата, что в будущем отрицательно повлияет на их средства к существованию и продовольственную безопасность.

    В случае повторяющихся климатических потрясений перемещения могут стать цикличными из-за ощущения будущей угрозы. Например, данные по Бангладеш свидетельствуют о том, что около 22 процентов сельских домохозяйств, затронутых приливными наводнениями, и 16 процентов домохозяйств, затронутых береговой эрозией рек, мигрировали в городские районы 22 . Данные по странам Африки к югу от Сахары свидетельствуют о том, что в период с 1960 по 2000 год нетто объем миграции в регионе был почти на 50 процентов l (около 5 млн человек) обусловлен изменениями температуры и количества осадков, которые повлияли на сельскохозяйственное производство и привели к сокращению доходов фермеров и заработной платы в сельских районах, в результате чего началось перемещение населения из сельских районов в городские 23 .

    Зачастую для того, чтобы снизить риск голода и крайней нищеты и справиться с возможными потрясениями, с которыми может столкнуться домохозяйство, необходимо, чтобы один или несколько членов семьи (особенно если речь идет о нищих сельских домохозяйствах) перебрались в город для поиска работы в несельскохозяйственных отраслях. Например, согласно данным по округу Сидама на юге Эфиопии, домохозяйства, члены которых опасались снижения качества и количества пищевых продуктов, чаще принимали решение о миграции одного из взрослых в поисках работы ради обеспечения лучшей жизни для себя и семьи 24 . Дополнительные данные, полученные в той же стране, подтверждают эти выводы: если в семье нет мигрантов и она испытывает нехватку продовольствия, а при этом кто-то из членов семьи, живущей по соседству, уехал на заработки, вероятность принятия первой решения о том, что кто-то из семьи должен уехать в другой район в поисках работы, повышается в четыре раза 25 .

    Кроме того, все более распространенным явлением становится вынужденное перемещение населения из сельских районов в города, часто в результате стихийных бедствий или конфликтов. Перемещенное население концентрируется в городах; так, по состоянию на 2019 год в городах проживал 61 процент из 26 млн беженцев 26 и две трети внутренне перемещенных лиц 27 .

    Закономерности и динамика урбанизации

    По мере расширения городов и улучшения состояния дорожной и коммуникационной инфраструктуры во многих сельских территориях различие между сельскими и городскими районами постепенно стирается. Ожидается, что значительная доля новых горожан будет проживать в пригородных районах, в том числе в малых городах и в агломерациях поселков. Сельские и городские территории все чаще становятся не отдельными пространствами, а двумя крайними точками единого спектра, соединенными связями в рамках сельско-городского континуума ( врезка 2 ), что очень важно для агропродовольственных систем.

    Врезка 2 Что такое сельско-городской континуум

    Население мира принято делить на городских и сельских жителей. Подобное разделение обусловлено не только недостатком данных, но и целесообразностью такой классификации, например, для национальных министерств, одни из которых обычно занимаются вопросами сельских районов, а другие – вопросами городских 28 , 29 . При таком подходе основное внимание обычно уделяется разрыву между городскими и сельскими районами, из чего можно сделать вывод, что сельские районы обычно отстают от городских 30 , 31 . Однако ввиду того, что между населенными пунктами разного рода устанавливается все более тесная взаимосвязь, как среди ученых, так и среди государственных деятелей есть достаточно много противников такого представления.

    В настоящее время в мире не существует общепринятого определения термина «городской», поэтому не всегда удается сопоставить показатели «городских районов» по разным странам и регионам 32 . Соответственно не всегда возможно составить точную статистику по городскому населению, предоставляемую Департаментом Организации Объединенных Наций по экономическим и социальным вопросам, который определяет районы как городские в соответствии с критериями, используемыми соответствующей страной или территорией 33 . Критерии могут основываться на политических/административных аспектах, структурных и/или функциональных характеристиках, относящихся к плотности и размеру населения, или функциях, которые города выполняют для своих жителей 34 .

    В последнее время был достигнут существенный прогресс в разработке методики разграничения городских и сельских территорий для статистических сопоставлений международного и регионального уровней 35 . Консорциум Европейского союза и международных учреждений (Организация экономического сотрудничества и развития [ОЭСР], Всемирный банк, ФАО, Программа ООН по населенным пунктам [ООН-Хабитат] и Международная организация труда [МОТ]) разработали методику классификации степени урбанизации (DEGURBA), которую Статистическая комиссия ООН одобрила в марте 2020 года. Согласно этой методике вся территория страны классифицируется по степени урбанизации в рамках сельско-городского континуума 36 . По системе классификации территории во всем мире можно разделить на три класса – крупные города, малые города и полунаселенные районы, и на семь подклассов сельских и полугородских районов в зависимости от численности и плотности населения, применив к ним одинаковое пороговое значение, обеспечивающее глобальную сопоставимость 37 . Так можно сформировать общедоступный набор геопространственных данных. Эта официальная система классификации впервые используется в главе 2 настоящего доклада в рамках анализа различий по показателю 2.1.2 ЦУР (распространенность умеренного или острого отсутствия продовольственной безопасности среди населения на основе шкалы оценки степени отсутствия продовольственной безопасности [ШВОПБ]) среди населения сельских, пригородных и городских районов в разных странах мира.

    Чтобы проанализировать, как урбанизация влияет на агропродовольственные системы, необходимо более детально рассмотреть сельско-городской континуум. В этой связи для анализа страновых исследований в главе 4 используется другой общедоступный глобальный набор геопространственных данных – «сельско-городские зоны обслуживания» (СГЗО). Этот новый набор глобальных геопространственных данных, в котором используются данные Глобальной сетки населенных пунктов 39 , позволяет картировать разные элементы сельско-городского континуума 28 , 38 . Как и в классификации DEGURBA, в СГЗО городские центры классифицируются в пределах диапазона по численности и плотности населения, а широта спектра услуг и возможностей, предоставляемых городским центром, определяется по размеру города. Но есть и другой аспект: для сельских населенных пунктов задается свой диапазон, в котором минимальное время в пути до городских центров разного размера используется как косвенный показатель стоимости доступа к товарам, услугам и возможностям трудоустройства ( рис. А ). Таким образом, в наборе данных СГЗО сельские районы подразделяются на несколько категорий: например, различаются районы, дорога от которых до городского центра занимает менее часа (желтый цвет), и районы, находящиеся на более значительном расстоянии.

    РИСУНОК A Сельско-городской континуум – на основе набора данных «Сельско-городские зоны обслуживания» (СГЗО)

    ИСТОЧНИК: по материалам ФАО. 2021. Global Urban Rural Catchment Areas (URCA) Grid – 2021. См.: ФАO. [По состоянию на 12 июня 2023 года]. https://data.apps.fao.org/?share=g-3c88219e20d55c7ce70c8b3b0459001a

    ПРИМЕЧАНИЯ. на рисунке представлены стилизованное изображение сельско-городского континуума, определенного с помощью СГЗО, с использованием двухмерного градиента, и традиционная одномерная модель сельско-городского континуума. Размер кружка примерно соответствует численности населения, рассчитанной на основе данных СГЗО о распределении населения мира в сельско-городском континууме в 2015 году (См. рис. 19B ). См. определения и описание методики в Приложении 4.
    ИСТОЧНИК: по материалам ФАО. 2021. Global Urban Rural Catchment Areas (URCA) Grid – 2021. См.: ФАO. [По состоянию на 12 июня 2023 года]. https://data.apps.fao.org/?share=g-3c88219e20d55c7ce70c8b3b0459001a

    С помощью методики определения сельско-городских зон обслуживания, используемой при формировании набора данных СГЗО, можно получить представление о пространственных и функциональных связях между сельскими районами и городскими центрами, а также о плотности связей между сельскими и городскими районами и о разнообразии таких связей в разных странах мира. Под пространственным представлением понимается географическое и локальное распределение населения (то есть то, на какой территории оно проживает и как оно рассредоточено по ней). Функциональное представление показывает, как эти районы связаны друг с другом с точки зрения деятельности и назначения (например, доступ сельских жителей к городским услугам и возможностям, определяемый размером ближайшего городского центра и временем в пути из сельских районов). Такая классификация в сочетании с данными обследований домохозяйств позволяет провести более полный анализ потребления и производства в рамках сельско-городского континуума (См. главу 4).

    На рис. 18 показаны две модели урбанизации и основные виды ее воздействия по каждой из этих моделей (См. определения размеров городов во врезке 3 ), от которых в конечном счете зависит физическая и экономическая доступность здорового рациона 3 . От плотности связей между сельскими и городскими районами зависят характеристики агропродовольственных систем, а значит, и физическая доступность здорового рациона, и источники средств к существованию городских и сельских производителей, переработчиков и торговцев 3 .

    Рисунок 18 Модели урбанизации

    ИСТОЧНИК: по данным публикации de Bruin, S., Dengerink, J. & van Vliet, J. 2021. Urbanisation as driver of food system transformation and opportunities for rural livelihoods. Food Security, 13: 781-798. https://doi.org/10.1007/s12571-021-01182-8

    ИСТОЧНИК: по данным публикации de Bruin, S., Dengerink, J. & van Vliet, J. 2021. Urbanisation as driver of food system transformation and opportunities for rural livelihoods. Food Security, 13: 781-798. https://doi.org/10.1007/s12571-021-01182-8

    Врезка 3 Определения городских, пригородных и сельских районов в наборе данных «Сельско-городские зоны обслуживания» (СГЗО)

    Определения размера и типа города варьируются в зависимости от страны. Используются различные обозначения размеров и функций, указывающих на роль города в национальном контексте, например, первичные, вторичные или третичные города.

    Также не существует стандартного определения понятия «пригород», поэтому оно используется для обозначения различных неформальных и формальных поселений, прилегающих к городским районам 41 , 42 . Но в целом под пригородом понимается географическая окраина города за пределами официальной черты города. Зачастую пригороды называют ландшафтным «интерфейсом», или переходной зоной между городскими и сельскими районами.

    В рассуждениях и при последующем анализе в главах 3, 4 и 5 настоящего доклада при обозначении городских, пригородных и сельских районов используются термины по СГЗО.

    В соответствии с совокупностью подкатегорий городских районов по классификации СГЗО для обозначения городских районов используются следующие показатели численности населения:

    • Крупные города: >1 млн человек
    • Средние города: 250 тыс. – 1 млн человек
    • Малые города: 50-250 тыс. человек
    • Поселки: 20-50 тыс. человек

    Кроме того, на основе подкатегорий СГЗО пригородные и сельские районы обозначаются следующим образом:

    • в качестве пригородных районов классифицируются населенные пункты, относящиеся к трем подкатегориям по СГЗО: дорога до крупного города занимает
    • В качестве сельских районов также классифицируются три подкатегории населенных пунктов по СГЗО: дорога до поселка занимает 2 часов.

    См. более подробную информацию о методике СГЗО в Приложении 4.

    Если средства к существованию в сельских районах часто зависят от их связи с продовольственной средой в сельских и городских районах, то пригородные и сельские районы служат для городов источниками продовольствия и экосистемных услуг. Например, в ряде регионов Африки сельское хозяйство зачастую развивается в непосредственной близости от городских центров именно за счет более интенсивного производства высокоценных культур, таких как скоропортящиеся овощи и фрукты. Фермеры пользуются близостью к рынкам как производственных ресурсов, так и продукции и услуг, связанных с послеуборочной обработкой 3 , 40 .

    От того, какие населенные пункты (крупные, средние, малые города или поселки) урбанизируются, зависит доступ сельского населения к услугам, рынкам и средствам производства ( рис. 18 ). Эта особенность объясняется тем, что средние и малые города, именуемые также вторичными городами m , обеспечивают сельскому населению, не проживающему вблизи крупных городов, возможности получения ресурсов и продукции. Инфраструктура и предприятия в средних и малых городах служат связующим звеном между городскими центрами и между городами и сельскими районами, обеспечивая доступ к рассредоточенным по той или иной территории предприятиям, оказывающим услуги на этапах до и после сбора урожая, таким как центры сбора продукции, (холодильные) хранилища, центры распределения и переработки 45 , 46 .

    Ряд исследований показывает, что расширение средних и малых городов может оказаться даже более значимым фактором снижения масштабов нищеты в стране, чем расширение крупных городов 47 , 48 , 49 . Можно предположить, что рост численности населения в крупных городах почти не влияет на сокращение масштабов нищеты либо иногда даже способствует их увеличению, одновременно снижая уровень продовольственной безопасности в городах 50 . Поэтому существуют местные, национальные и международные программы, прямо ориентированные на расширение средних и малых городов 51 .

    Сельские и городские районы находятся на разных концах диапазона, поэтому для понимания связей между урбанизацией и изменениями в агропродовольственных системах и влияния изменений на физическую и экономическую доступность здорового рациона и, как следствие, на продовольственную безопасность и питание важно использовать концепцию сельско-городского континуума. В этой связи на основании анализа глобального набора данных «Сельско-городские зоны обслуживания» (СГЗО) можно сделать вывод, что широта диапазона услуг и возможностей, а также их доступность для сельских жителей прямо пропорциональны размеру близлежащих городских центров и времени, затрачиваемому на дорогу из сельских районов (См. полное описание данных и определение категорий по СГЗО во врезке 2 и в Приложении 4).

    На рис. 19А показано распределение категорий СГЗО по странам мира, а на рис. 19B – распределение населения по категориям СГЗО в странах с разным уровнем дохода и в разных региональных группах. В пригородных и сельских районах проживает 3,4 млрд человек ( рис. 19 ) (см. информацию о конкретных СГЗО во врезке 3 ), и анализ по СГЗО позволяет увидеть неравенство в их доступе к услугам. Почти четверть населения планеты проживает в пригородных районах (дорога от которых до городского центра занимает менее часа) средних и малых городов и поселков, что опровергает утверждения о важности крупных городов для развития и для преобразования агропродовольственных систем ( рис. 19B ). Кроме того, средние и малые города образуют зону обслуживания для множества людей, стремящихся жить не в крупных, а в средних и малых городах, что также подтверждает их значимость (как показано на рис. 18 ). В странах с низким уровнем дохода 64 процента населения проживают в малых городах либо в пределах их зон обслуживания (то есть зон, для жителей которых городской центр представляет собой место, где они получают доступ к рынкам, услугам и возможностям трудоустройства). В пригородных районах (дорога от которых до крупных, средних и малых городов и поселков занимает менее часа) n и в сельских районах (дорога от которых до городских центров занимает не менее одного – двух часов) проживает почти половина населения планеты (47 процентов). Все более тесные взаимосвязи между пригородными и сельскими районами и высокие объемы покупок пищевых продуктов (См. раздел 3.2) в первых и вторых свидетельствуют о том, что пригородные и сельские рынки представляют собой важные факторы преобразования агропродовольственных систем.

    Рисунок 19 Глобальная карта сельско-городского континуума и распределение населения (по СГЗО) в 2015 году

    ИСТОЧНИК: по данным публикации Cattaneo, A., Nelson, A. & McMenomy, T. 2021. Global mapping of urban-rural catchment areas reveals unequal access to services. PNAS (Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America), 118(2): e2011990118. https://doi.org/10.1073/pnas.2011990118

    ИСТОЧНИК: по данным публикации Cattaneo, A., Nelson, A. & McMenomy, T. 2021. Global mapping of urban-rural catchment areas reveals unequal access to services. PNAS (Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America), 118(2): e2011990118. https://doi.org/10.1073/pnas.2011990118

    • 1 UN DESA. 2022. World Population Prospects 2022. См.: United Nations. [По состоянию на 9 мая 2023 года]. https://population.un.org/wpp
    • 2 Christiaensen, L. & Martin, W. 2018. Agriculture, structural transformation and poverty reduction: eight new insights. World Development, 109: 413-416. https://doi.org/10.1016/j.worlddev.2018.05.027
    • 3 ФАО. 2017. Положение дел в области продовольствия и сельского хозяйства. Использование продовольственных систем для всеобъемлющих преобразований в сельских районах. Рим. www.fao.org/3/I7658r/I7658r.pdf
    • 4 Johnston, B.F. & Kilby, P. 1975. Agriculture and structural transformation: economic strategies in late-developing countries. London, Oxford University Press.
    • 5 Timmer, C.P. 2009. A world without agriculture. The structural transformation in historical perspective. Washington, DC, American Enterprise Institute for Public Policy Research.
    • 6 Davis, J.C. & Henderson, J.V. 2003. Evidence on the political economy of the urbanization process. Journal of Urban Economics, 53(1): 98-125. https://doi.org/10.1016/S0094-1190(02)00504-1
    • 7 IFAD. 2016. IFAD Strategic Framework 2016-2025. Enabling inclusive and sustainable rural transformation. Rome. www.ifad.org/en/web/knowledge/-/ifad-strategic-framework-2016-20251
    • 8 Castells-Quintana, D. & Wenban-Smith, H. 2020. Population dynamics, urbanisation without growth, and the rise of megacities. The Journal of Development Studies, 56(9): 1663-1682. https://doi.org/10.1080/00220388.2019.1702160
    • 9 Jedwab, R. & Vollrath, D. 2015. Urbanization without growth in historical perspective. Explorations in Economic History, 58: 1-21. https://doi.org/10.1016/j.eeh.2015.09.002
    • 10 ScienceDirect. 2023. Out-migration. См.: ScienceDirect Topics. [По состоянию на 9 мая 2023 года]. www.sciencedirect.com/topics/social-sciences/out-migration
    • 11 Adger, W.N., Arnell, N.W., Black, R., Dercon, S., Geddes, A. & Thomas, D.S.G. 2015. Focus on environmental risks and migration: causes and consequences. Environmental Research Letters, 10(6): 060201. https://dx.doi.org/10.1088/1748-9326/10/6/060201
    • 12 Selod, H. & Shilpi, F. 2021. Rural-urban migration in developing countries: lessons from the literature. Regional Science and Urban Economics, 91: 103713. https://doi.org/10.1016/j.regsciurbeco.2021.103713
    • 13 Turok, I. & McGranahan, G. 2013. Urbanization and economic growth: the arguments and evidence for Africa and Asia. Environment and Urbanization, 25(2): 465-482. https://doi.org/10.1177/0956247813490908
    • 14 Tschirley, D., Haggblade, S. & Reardon, T., eds. 2014. Africa’s emerging food system transformation – Eastern and Southern Africa. East Lansing, USA, GCFSI (Global Center for Food Systems Innovation).https://gcfsi.isp.msu.edu/files/7214/6229/3434/w1.pdf
    • 15 Jayne, T.S., Chamberlin, J., Traub, L., Sitko, N., Muyanga, M., Yeboah, F.K., Anseeuw, W. et al. 2016. Africa’s changing farm size distribution patterns: the rise of medium-scale farms. Agricultural Economics, 47(S1): 197-214. https://doi-org.fao.idm.oclc.org/10.1111/agec.12308
    • 16 Mueller, V., Sheriff, G., Dou, X. & Gray, C. 2020. Temporary migration and climate variation in eastern Africa. World Development, 126: 104704. https://doi.org/10.1016/j.worlddev.2019.104704
    • 17 FAO, IFAD, IOM (International Organization for Migration) & WFP. 2018. The linkages between migration, agriculture, food security and rural development. Rome. www.fao.org/3/CA0922EN/CA0922EN.pdf
    • 18 de Bruin, S. & Holleman, C. 2023.Urbanization is transforming agrifood systems across the rural–urban continuum creating challenges and opportunities to access affordable healthy diets. Background paper for The State of Food Security and Nutrition in the World 2023. FAO Agricultural Development Economics Working Paper 23-08. Rome, FAO.
    • 19 Mortreux, C., de Campos, R.S. & Adger, W.N. 2018. Mobility, displacement and migration, and their interactions with vulnerability and adaptation to environmental risks. Routledge Handbook of Environmental Displacement and Migration, pp. 29-41. London, Routledge.
    • 20 Afifi, T. 2011. Economic or environmental migration? The push factors in Niger. International Migration, 49(s1): e95–e124. https://doi.org/10.1111/j.1468-2435.2010.00644.x
    • 21 Adams, H. 2016. Why populations persist: mobility, place attachment and climate change. Population and Environment, 37(4): 429-448. https://doi.org/10.1007/s11111-015-0246-3
    • 22 Penning-Rowsell, E.C., Sultana, P. & Thompson, P.M. 2013. The ‘last resort’? Population movement in response to climate-related hazards in Bangladesh. Environmental Science & Policy, 27: S44–S59. https://doi.org/10.1016/j.envsci.2012.03.009
    • 23 EUROSTAT (Statistical Office of the European Union). 2000. Glossary on demographic statistics, 2000 edition. Luxembourg, European Commission.
    • 24 Regassa, N. & Stoecker, B.J. 2012. Household food insecurity and hunger among households in Sidama district, southern Ethiopia. Public Health Nutrition, 15(7): 1276-1283. https://doi.org/10.1017/S1368980011003119
    • 25 Tegegne, A.D. & Penker, M. 2016. Determinants of rural out-migration in Ethiopia: who stays and who goes? Demographic Research, 35(34): 1011-1044. https://dx.doi.org/10.4054/DemRes.2016.35.34
    • 26 UNHCR. 2019. Global Trends – Forced displacement in 2018. Geneva, Switzerland. www.unhcr.org/media/unhcr-global-trends-2018
    • 27 UNHCR. 2020. Global Trends – Forced displacement in 2019. Geneva, Switzerland. www.unhcr.org/media/unhcr-global-trends-2019
    • 28 Cattaneo, A., Adukia, A., Brown, D.L., Christiaensen, L., Evans, D.K., Haakenstad, A., McMenomy, T. et al. 2022. Economic and social development along the urban–rural continuum: new opportunities to inform policy. World Development, 157: 105941. https://doi.org/10.1016/j.worlddev.2022.105941
    • 29 Forster, T. & Mattheisen, E. 2016. Territorial food systems: protecting the rural and localizing human rights accountability. Right to Food and Nutrition Watch.Keeping seeds in people’s hands, pp. 38-44. Watch Consortium. www.brot-fuer-die-welt.de/fileadmin/mediapool/2_Downloads/Right_to_food_and_nutrition_Watch_2016_ENG_WEB.pdf
    • 30 Bailey, C., Jensen, L. & Ransom, E. 2014. Rural America in a globalizing world: problems and prospects for the 2010s. Morgantown, USA, West Virginia University Press. http://wvupressonline.com/node/538
    • 31 Love, H. & Loh, T.H. 2020. The ‘rural-urban divide’ furthers myths about race and poverty–concealing effective policy solutions. См.: Brookings. [По состоянию на 24 мая 2023 года]. www.brookings.edu/blog/the-avenue/2020/12/08/the-rural-urban-divide-furthers-myths-about-race-and-poverty-concealing-effective-policy-solutions
    • 32 van Huijstee, J., van Bemmel, B., Bouwman, A. & van Rijn, F. 2018. Towards an urban preview: modelling future urban growth with 2UP. The Hague, Netherlands (Kingdom of the), PBL Netherlands Environmental Assessment Agency. www.pbl.nl/en/publications/towards-an-urban-preview
    • 33 UN DESA. 2022. Methodology of the United Nations Population Estimates and Projections. См.: World Population Prospects 2022. [По состоянию на 18 мая 2023 года]. https://population.un.org/wpp/Methodology
    • 34 OECD & Sahel and West Africa Club. 2020. Africa’s Urbanisation Dynamics 2020. Africapolis, mapping a new urban geography. Paris. https://doi.org/10.1787/b6bccb81-en
    • 35 United Nations. 2022. UN Statistical Commission 2022 — Progress on implementation of the global urban and rural definitions. См.: Share Your Green Design. [По состоянию на 9 мая 2023 года]. www.shareyourgreendesign.com/events/un-statistical-commission-2022-progress-on-implementation-of-the-global-urban-and-rural-definitions
    • 36 European Commission. 2020. The degree of urbanisation, a new global definition of cities, urban and rural areas. См.: European Commission | GHSL — Global Human Settlement Layer. [По состоянию на 9 мая 2023 года]. https://ghsl.jrc.ec.europa.eu/degurba.php
    • 37 European Union, FAO, UN-Habitat, OECD & World Bank. 2021. Applying the Degree of Urbanisation. A methodological manual to define cities, towns and rural areas for international comparisons. 2021 edition. Luxembourg, Publications Office of the European Union. https://ec.europa.eu/eurostat/documents/3859598/15348338/KS-02-20-499-EN-N.pdf
    • 38 Cattaneo, A., Nelson, A. & McMenomy, T. 2021. Global mapping of urban–rural catchment areas reveals unequal access to services. Proceedings of the National Academy of Sciences, 118(2): e2011990118. https://doi.org/10.1073/pnas.2011990118
    • 39 European Commission. 2023. Download the data produced by the GHSL. См.: European Commission | GHSL — Global Human Settlement Layer. [По состоянию на 9 мая 2023 года]. https://ghsl.jrc.ec.europa.eu/download.php?ds=smod
    • 40 de Bruin, S. & Dengerink, J. 2020. The impact of urbanisation on food systems in West and East Africa. Opportunities to improve rurual livelihoods. The Hague, Netherlands (Kingdom of the), PBL Netherlands Environmental Assessment Agency. www.pbl.nl/sites/default/files/downloads/pbl-2020-the-impact-of-urbanisation-on-food-systems-4090.pdf
    • 41 McConville, J. 2014. Chapter 1: The peri-urban context. Peri-Urban Sanitation and Water Service Provision Report. Challenges and opportunities for developing countries, pp. 1-4. Stockholm, Stockholm Environment Institute. www.jstor.com/stable/resrep00480.4
    • 42 Dupont, V. 2005. Peri-urban dynamics: population, habitat and environment on the peripheries of large Indian metropolises – An Introduction. Peri-urban dynamics: population, habitat and environment on the peripheries of large Indian metropolises. A review of concepts and general issues. CSH occasional paper No. 14. New Delhi, Centre de Sciences Humaines.
    • 43 Munro, G. 2022. Secondary cities are vital for Africa’s future – and their citizens know best how to improve them. См.: World Economic Forum. [По состоянию на 10 мая 2023 года].www.weforum.org/agenda/2022/06/africa-secondary-cities-infrastructure
    • 44 Cities Alliance & AfDB (African Development Bank). 2022. The dynamics of systems of secondary cities series in Africa: urbanisation, migration and development. Brussels and Abidjan. www.citiesalliance.org/resources/publications/book/dynamics-systems-secondary-cities-africa
    • 45 Allen, T., Heinrigs, P. & Heo, I. 2018. Agriculture, food and jobs in West Africa. West African Papers. Paris, OECD. https://doi.org/10.1787/dc152bc0-en
    • 46 Dorosh, P. & Thurlow, J. 2013. Agriculture and small towns in Africa. Agricultural Economics, 44(4-5): 449-459. https://doi.org/10.1111/agec.12027
    • 47 de Bruin, S., Dengerink, J. & van Vliet, J. 2021. Urbanisation as driver of food system transformation and opportunities for rural livelihoods. Food Security, 13(4): 781-798. https://doi.org/10.1007/s12571-021-01182-8
    • 48 Christiaensen, L., De Weerdt, J. & Todo, Y. 2013. Urbanization and poverty reduction: the role of rural diversification and secondary towns. Agricultural Economics, 44(4-5): 435-447. https://doi.org/10.1111/agec.12028
    • 49 Gibson, J., Datt, G., Murgai, R. & Ravallion, M. 2017. For India’s rural poor, growing towns matter more than growing cities. World Development, 98: 413-429.https://doi.org/10.1016/j.worlddev.2017.05.014
    • 50 Imai, K.S., Gaiha, R. & Garbero, A. 2018. Poverty reduction during the rural–urban transformation: rural development is still more important than urbanisation. IFAD Research Series 22. Rome, IFAD. https://linkinghub.elsevier.com/retrieve/pii/S0161893817301059
    • 51 Agergaard, J., Tacoli, C., Steel, G. & Ørtenblad, S.B. 2019. Revisiting rural–urban transformations and small town development in sub-Saharan Africa. The European Journal of Development Research, 31(1): 2-11. https://doi.org/10.1057/s41287-018-0182-z

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *